Поиск
4 июля 2016

Арт-консультант Сандра Недвецкая об арт-туризме, русских художниках и благотворительном аукционе фонда «Обнаженные сердца»

В интервью накануне аукциона «The Art of Giving» в музее Louis Vuitton Fondation в Париже Сандра рассказывает о его топ-лотах, самых интересных арт-точках на карте мира и положении современных русских художников заграницей.
Арт-консультант Сандра Недвецкая об арт-туризме, русских художниках и благотворительном аукционе фонда «Обнаженные сердца»
  • Интервью: Катя Сахарова
  • Фото: Андрей Уверский
6 июля раскрашенный во все цвета радуги художником Даниелем Бюреном музей Louis Vuitton Fondation распахнет свои двери для двухсот пятидесяти гостей юбилейного пятого вечера Love Ball, организованного супермоделью Натальей Водяновой и ее фондом «Обнаженные сердца». Основные направления работы Фонда — создание системы бесплатных услуг для семей, воспитывающих детей с нарушениями развития, и строительство инклюзивных детских игровых площадок. При помощи этих программ Фонд стремится к реализации своей основной миссии: помочь становлению инклюзивного общества, открытого к людям с особенностями развития. В рамках гала-ужина состоится благотворительный аукцион «The Art of Giving», в этом году полностью посвященный современному искусству. О топ-лотах авторства Такаши Мураками, Стерлинга Руби, Фрэнка Гери и Олафура Элиассона накануне мероприятия рассказывает со-куратор проекта, арт-консультант Сандра Недвецкая в эксклюзивном интервью bazaar.ru.

Сандра Недвецкая в галерее Blain|Southern в Лондоне

Сандра, что входило в ваши обязанности при подготовке мероприятия?

Международный фонд «Обнаженные сердца» существует уже 12 лет, и я довольно длительное время являюсь его попечителем, провожу многократные аукционы в его пользу и участвую во всех его мероприятиях. Поскольку я являюсь специалистом по искусству, и десять лет работала в аукционном доме Christie’s, а теперь выступаю как независимый консультант, в этом году я курировала аукцион совместно с Жаном-Полем Клавери, советником главы группы компаний LVMH и президента Фонда Louis Vuitton Бернара Арно.

Это первый аукцион The Art of Giving, который полностью посвящен современному искусству?

В таком масштабе да. Это пятый юбилейный Love Ball, который проходит в музее Louis Vuitton Fondation, поэтому мы решили, что он должен быть посвящен непосредственно современному искусству. В разные годы в аукционах фонда «Обнаженные сердца» присутствовали важные работы современных художников, но торгов, полностью им посвященных у нас еще не было.

В профессиональном смысле вы сформировались в мире больших аукционов. А в чем специфика подготовки менее масштабных аукционов?

В этом году аукцион как раз не очень камерный, нас поддержали крупные международные галереи и художники. Разница в том, что аукцион, конечно, меньше — это обусловлено форматом гала-ужина. Коммерческие вечерние аукционы обычно представляют по 30−60 лотов. С кураторской точки зрения делать небольшой аукцион даже сложнее — нужно четко выразить идею в пятнадцати лотах и попытаться найти самых интересных, продаваемых и популярных художников, которые есть на рынке на сегодняшний день. И само проведение аукциона совершенное иное — на благотворительные торги люди приходят, чтобы в первую очередь поддержать благотворительную инициативу, и также приобщиться к искусству, приобрести желаемую работу.

Фасад музея Louis Vuitton Foundation в Париже, раскрашенный художником Даниелем Бюреном в 2016 году

Очевидно, что главная дивиденда от мероприятия — возможность сделать доброе дело. Но если все-таки рассматривать аукцион холодным профессиональным взглядом — что, на ваш взгляд, является топ-лотами?

На мой взгляд, есть два типа топ-лотов: во‑первых, с точки зрения рыночной стоимости и во-вторых, с точки зрения редкости. В рамках The Art of Giving представлено несколько работ, которые сделаны художниками специально для аукциона. Например, художник Даниэль Бюрен, который делает работы in situ — ни разу ранее не появлялся на аукционах. Для нас он впервые в истории выставил лот, для покупателя которого он сделает работу на стене его дома, которая останется жить в этом пространстве. Для меня это топ-лот, потому что его больше нигде нельзя приобрести. С точки зрения ценообразования и известности, у нас есть работа Стерлинга Руби с его последней выставки в Лос-Анджелесе, предоставленная галереей Gagosian. Стерлинг Руби — один из самых желанных современных авторов как на коммерческих аукционах, так и в галереях. Для меня это второй «хайлайт» аукциона, но все пятнадцать лотов по‑своему уникальны, и мне трудно выделить какой-то один.

Стерлинг Руби. Platonic Tectonic. 2016. Акрил, резина, обработанная ткань и картон на холсте, 243,8×243,8×5,1 см. Эстимейт: €400 000. Лот предоставлен художником и галереей Gagosian.

Ранее вечера Love Ball проходили в Царицыно, в Лондоне, в Монте-Карло, в личной резиденции дизайнера Валентино под Парижем. Почему уже второй раз подряд выбор пал на Францию?

Место проведение каждого вечера Love Ball зависит от предоставленных нам возможностей и от желания основателя фонда «Обнаженные сердца» Натальи Водяновой — она очень сильный и работоспособный человек, который добивается поставленных целей. Мы очень давно хотели, чтобы один из аукционов был посвящен искусству, и в этот раз представилась возможность провести мероприятие в музее Louis Vuitton Fondation. К тому же, 2016 год является перекрестным годом культурного обмена между Францией и Россией, это стало дополнительной причиной.

Обычно фонд строит игровые площадки, открывает Центры поддержки для детей с нарушениями развития. Уже есть планы, куда конкретно пойдут вырученные средства в этом году?

Love Ball за последние четыре выпуска собрал треть всех средств, собранных фондом, — это более десяти миллионов евро. Надеемся, что этот принесет еще больше, чем предыдущий. Love Ball — это флагманское мероприятие нашего Фонда, оно дает основной толчок развития всем нашим программам и инициативам. Работа Фонда очень системная, одной программы, на которую идут средства, нет. Есть ежегодный международный форум, который в этом году пройдет уже пятый раз подряд. С первого года проведения он привлек уже более 3 тысяч специалистов по детскому развитию, и это только часть обширной программы «Каждый ребенок достоин семьи», которая направленна на создание системы бесплатных услуг для семей, воспитывающих детей с нарушениями развития. Строятся новые инклюзивные игровые парки и площадки, Наталья не снижает объем работ по программе «Игра со смыслом». Фонд быстро растет, идет разноплановая работа. Таким образом, средства от аукциона распределяются между различными текущими проектами организации. Мы постоянно расширяем границы своей деятельности — например, в рамках программы «Каждый ребенок достоин семьи» с января этого года началась работа с дошкольниками с особенностями развития (маленькими детьми до 6 лет), идет широкомасштабная подготовка специалистов, основанная на современных международных методиках с доказанной эффективностью по работе с детьми этой возрастной группы.

Наталья Водянова и Сандра Недвецкая

Тот факт, что мероприятие проходит в корпоративном музее — это, скорее, личная инициатива Бернара Арно или мессадж от корпорации LVMH?

Мы тесно работали именно с самим музеем Louis Vuitton Fondation, поскольку и само мероприятие, и предаукционная выставка перед коктейлем будут проходить в залах музея. Бернар Арно выступил как патрон мероприятия и будет нашим почетным гостем наряду с Натальей, его вклад был огромным. Жан-Поль Клавери, который был моим сокуратором и светилом аукциона, сильно повлиял на наше общение с художниками, возможность получить многие работы, которые без поддержки музея были бы нам недоступны.

Культурное меценатство со стороны корпораций — один из ярко-выраженных трендов на сегодняшний день…

Да, для корпораций важно быть меценатами, вносить свой вклад в культурное развитие общества. Я сама работала в большой корпорации много лет, и это всегда было важным моментом. Корпоративная филантропия в сфере искусства исторически существует давно, и, если с помощью искусства есть возможность поддержать такую важную программу, как та, которую предлагает фонд «Обнаженные сердца», — это идеальная формула.

Как строилась ваша совместная работа с Жаном-Полем Клавери?

Последние шесть месяцев я очень часто ездила в Париж, мы встречались с Жан-Полем, его командой и Натальей. Изначально у нас был «виш-лист» художников, работы которых мы хотели видеть на аукционе, мы начали переговоры с галеристами и иногда самими художниками. Потом список сузился, мы отобрали 14 работ, потому что пятнадцатый лот не является произведением искусства — это посещение гала-открытия выставки «Иконы модерна. Коллекция Щукина. Музей Эрмитаж — Пушкинский Музей», которая откроется в музее Louis Vuitton Foundation 20 октября 2016 года. Мы постоянно были на связи, вместе отбирали работы, потому что некоторые художники предлагали нам по несколько своих произведений. Изначальная идея заключалась в том, чтобы все художники были связаны с большими международными биеннале. Например, мы выбрали работу японской художницы Чихару Шиота, которая представляла Японию на венецианской биеннале в прошлом году. Павильон с ее работой с ключами и красными нитями был одним из хитов инстаграмма на биеннале. Еще один пример — работа Хуан Юн Пинга, который сейчас представлен в Гран-пале на «Монументе». Для нашего аукциона он предоставил часть своей монументальной работы—змеи, которая извивается по всему Гран-пале.

Чихару Шиота. Состояние Бытия (Ключи), 2015. Металлический каркас, ключи, нить. 80×45×45 см. Подпись на обороте. Эстимейт: €100 000. Лот предоставлен художником и галереей Blain|Southern, Лондон.

Сандра, по работе вы бываете во многих странах. Помимо классических направлений арт-туризма, вроде Арт-Базеля в Майами, FIAC’a в Париже, можете выделить какие-то новые и интересные?

Брюссель — это одно из направлений, которые всегда было интересным с точки зрения арт-туризма, но несколько оттенилось Парижем и FIAС и Лондоном и Frieze. Брюссельская ярмарка и галереи Брюсселя очень интересны: там много галерей, которые занимаются африканским трибальным искусством. Многие художники сейчас, как в свое время Пикассо и Матисс, изучают африканские традиции и племенное искусство. Сейчас также присутствует мода на Латинскую Америку — Гаванская биеннале, куда я собираюсь, обязательна к посещению в следующем году — лучше сейчас, чем позже. Вкрапление примитивизма в этом искусстве, возможно, пропадет, как только Куба больше откроется к Штатам. Если есть время и возможность поехать в город Марфа в Техасе, где расположена студия скульптора Дональда Джадда, — это уникальный экспириенс. Еще Цюрих! До «Манифесты», прошедшей там в этом году, Цюрих был как-то подзабыт и оттеснен Арт-Базелем, который считается центром притяжения искусства. Но в Цюрихе много оригинальных концептуальных галерей — этот город сначала являлся центром дадаистов, и, что касается открытия новых имен, он на передовой линии. Поэтому перед очередным визитом в Базель я бы советовала провести пару дней в Цюрихе и посмотреть местные галереи и музеи.

В интервью двухлетней давности вы говорили, что не собираете современное русское искусство, потому что живете заграницей и в западных галереях оно мало представлено: "На Западе практически ничего не знают о современных художниках из России. Знают Кабакова, немножко Комара и Меламида, московский концептуализм». Сейчас это изменилось?

Последние три года вместе с Маргаритой Пушкиной я занималась московской международной ярмаркой Cosmoscow. Это дало мне шанс пообщаться с молодыми русскими художниками, для меня это был прекрасный опыт, и я нашла для себя много интересных русских авторов. Я буду стараться помочь им пробиться на международную арт-сцену. За последние два-три года зарубежные коллекционеры чуть больше узнали о молодых русских художниках, на мой взгляд, во‑многом благодаря фонду V-A-C, потому что они и в Венеции, и в Лондоне дают платформу молодым русским авторам. Одним из тридцати художников «Манифесты», которая недавно проходила в Цюрихе, был Евгений Антуфьев, которого до этого мало кто знал, и отзывы международных критиков были очень хорошими. Таус Махачева теперь известна в Лондоне, ее приглашают на крупные международные выставки. Есть несколько имен, которые приобретают известность, но пока недостаточную. Еще многое может быть сделано в этом направлении: очень надеюсь, что российские галереи, фонды и коллекционеры продолжат прилагать усилия к тому, чтобы русские художники чаще появлялись на ярмарках и в галереях на Западе.

Поделитесь ближайшими профессиональными планами?

Сейчас я осталась в попечительском совете ярмарки Cosmoscow и продолжу работать над выставкой коллекционеров и аукционом Off-white, потому что он был придуман специально для ярмарки в пользу Фонда «Обнаженные сердца». Помимо этого у меня есть свое арт-консалтинговое агентство ANR Group в Швейцарии, я продолжаю работать с коллекционерами, собрания которых я веду уже десять лет, а также начинаю проводить для русских и иностранных любителей искусства экскурсии по выставкам и ярмаркам, делать образовательные программы, которые будут базироваться в основном в Лондоне и Цюрихе. В июне совместно с банком «Ротшильд» и директором Кунстхалле Базель я провела тур по Арт-Базелю для коллекционеров. Будем двигаться в этом направлении, предстоит много интересного!

Избранные лоты аукциона The Art of Giving, которые будут представлены 6 июля на благотворительных торгах фонда »Обнаженные сердца» в рамках гала-ужина в музее Louis Vuitton Foundation в Париже:


Такаши Мураками. Pom & Me (Эксклюзивный портрет покупателя лота). Акрил, платиновый лист на холсте. 60 см, черно-белый или цветной. Цена по запросу. Покупатель может заказать собственный портрет, или Наталья Водянова может разрешить использовать ее изображение. Лот предоставлен галереей Perrotin.

Покупателю лота от Такаши Мураками необходимо предоставить одну или несколько фотографий художнику, который предложит различные варианты дизайна изображений на выбор. Заказчик также лично может посетить Токио для того, чтобы встретиться с Мураками и обсудить создание портрета, если это позволяет расписание художника. За последние двадцать лет Такаши Мураками сформировал свой характерный стиль на базе японской поп-культуры, исторической буддистской традиции, западного поп-арта. Техника его работ эволюционировала от картин и скульптур к инсталляциям, фильмам и коллаборациям с фешн-дизайнерами и музыкантами. В многочисленных проектах Мураками сталкивает прошлое и настоящее, высокое и низкое, Запад и Восток в единую «суперплоскую» вселенную. В 2011 году, вдохновленный знаменитыми работами Энди Уорхола, выполненными на заказ, Мураками начал серию работ, которая включала в себя портреты Марка Джейкобса, Карла Лагерфельда и Донателлы Версаче.


Олафур Элиассон. Параллельная память о двух маленьких, но очень старых кусках ледникового льда, 2016. Акварель, тушь, ледниковый лед и карандаш на бумаге. 152×112×8 см. Эстимейт: €40 000. Лот предоставлен художником.

Работа «Параллельная память о двух маленьких, но очень старых кусках ледникового льда» входит в серию акварелей, выполненных с использованием кусков старого ледникового льда, выловленных из моря неподалеку от берегов Гренландии. Лед был помещен в центр круга, прорисованного тонким слоем краски. Постепенно лед превратился в воду, которая размыла краску, создав новые оттенки, а также новые границы внутри изначального круга. Художник повторил эту процедуру, чтобы создать два пересекающихся круга синего и черного цветов на ярко-желтом фоне. Создавая эти акварели, художник играл с природными процессами и волей случая: сама природа и ее непредсказуемость выступили соучастниками творческого процесса.


Илья и Эмилия Кабаковы. Вертикальная картина #10, 2012. Масло на холсте, 284,5×190,5 см. Подпись и дата на обратной стороне. Эстимейт: €800 000. Лот предоставлен Ильей и Эмилией Кабаковыми.

«Вертикальные картины» — серия картин, на которых всю поверхность занимает «изображенная действительность». Смещение композиции по вертикали дает оригинальную трактовку пространства: верхнее и нижнее изображения расположены в разных плоскостях, одно в «правильной», а второе — в перевернутой. Этот прием — отсылка к композиции картин в стиле барокко, к контрасту между размеренностью происходящего на земле и динамичностью событий на небе. В этих классических картинах, как правило, обе части взаимодействуют в плане сюжета, как бы обращаясь друг к другу. В «Вертикальных картинах» такого взаимодействия нет, а, скорее, присутствует взаимный нейтралитет. Илья Кабаков трактует их так: «В каждой из картин, каждая часть, верхняя и нижняя, выстроена по своей собственной четкой и стабильной структуре. Но, так как одна из них перевернута и отброшена в сторону, создается атмосфера разрушения, хаоса и катастрофы».



Фрэнк Гери. Без названия (Гонконг), 2013. Металлическая проволока, ламинированный пластик и силикон на деревянной основе, 122×134×67 см. Покупатель лота также получит возможность посетить студию Фрэнка Гери в Лос-Анджелесе, США Эстимейт: € 150 000. Лот предоставлен художником и галереей Gagosian.

Известный архитектор Фрэнк Гери за свою полувековую карьеру создал архитектурные шедевры на трех континентах, включая здание музея Foundation Louis Vuitton. В дополнение к своей основной деятельности, Гери экспериментирует со скульптурой и мебелью. Серия световых скульптур «Fish Lamps» родилась в 1983 году, после того, как компания Formica Corporation заказала мастеру ряд объектов из слоистого ламинированного пластика Color Core. Случайно разбив материал во время работы, Фрэнк Гери был вдохновлен осколками, которые напомнили ему рыбью чешую. Каждая из световых скульптур «Fish Lamps» выполнена вручную в 2012 году.


Тарин Саймон. Фидель Кастро, после ужина, Куба. 2003. Из серии работ «Nonfiction». Хромогенная печать, в рамке под стеклом, 78,74×101,6 см. Экземпляр 2/5. Эстимейт: €40 000. Лот предоставлен художником и галереей Almine Rech.

Тарин Саймон работает в разных жанрах, включая фотографию, текст, скульптуру, кино и инсталляцию. Тариф занимается изучением мощи и природы тайного, а также хрупкости механизмов выживания. Работы Тариф выставлялись в Музее современного искусства «Гараж» в Москве (2016), Национальной галерее Же-де-Пом в Париже (2015), Центре современного искусства Ullens (UCCA) в Пекине (2013), Музее Современного Искусства (MoMA) в Нью-Йорке (2012), Современной галерее Тейт в Лондоне (2011), Новой национальной галерее в Берлине (2011) и Музее американского искусства Уитни в Нью-Йорке (2007). Работы Тарин Саймон составляют часть постоянных коллекций таких музеев как Метрополитен-музей, Музей Гуггенхайм, Центр Помпиду. Одна из ее работ выставлялась в рамках 56-ой Венецианской биеннале (2015). Тарин закончила Университет Брауна и получила стипендию Гуггенхайма, живет и работает в Нью-Йорке.



Хуан Йонг Пинг. Без названия, 2016. Алюминий. 90×120×90 см. Экземпляр 2/4. Эстимейт: €100 000. Лот предоставлен художником и галереей Kamel Mennour.

Скульптура «Без названия» (2016) — часть из целой серии работ французского художника китайского происхождения Хуанг Йонг Пинга. Она была создана во время работы над масштабным проектом «Империя», представленном в рамках «Монументы» в 2016 году в Гранд-Пале в Париже. Идея создания алюминиевой скульптуры появилась во время визита в литейный цех, где находились части змеиной конструкции «Империи». Скульптура напоминает странное животное, появившееся благодаря случайной группировке двух частей одного из 316 позвонков гигантской змеи. Перевернутый позвонок змеи внешне напоминает черепаху. Змея и черепаха, созданные автором, являются основополагающими фигурами китайской мифологии, в которой змея, закрученная вокруг черепахи, символизирует создание мира и является символом изменений и перемен, а черепаха — символом стабильности и долговечности.



Ян Пей-Минг. Новорожденный, новая жизнь, 2007. Акварель на бумаге, 54×230 см. Эстимейт: € 130 000. Лот предоставлен галереей Thaddaeus Ropac, Париж-Зальцбург.

Франко-китайский художник Ян Пей-Минг живет в Дижоне, Франция. Он известен своими масштабными и в большинстве случаев монохромными портретами, в основу которых легла смесь китайской культуры и западной портретной традиции. Среди его самых знаменитых работ — портреты Мао Цзэдуна, Брюса Ли и Барака Обамы. Наряду с портретами таких известных исторических личностей, Ян Пей-Минг также писал портреты своего отца и самого себя. В 2003 году художник получил мировое признание на Венецианской биеннале. Шесть лет спустя его работа была приобретена Лувром, где проходила выставка его работ, включая его собственную версию «Джоконды» Леонардо Да Винчи.



Роберт Лонго. Этюд для тронного зала (Люстра), 2014. Чернила, древесный уголь на пергаменте. 28,4×50,8 см (размер изображения), 65,4×84,5 см (размер с рамой). Эстимейт: €60 000. Лот предоставлен художником и галереей Metro Pictures, Нью-Йорк.

Заметный представитель нью-йоркской арт-сцены Роберт Лонго родился в 1953 году в Бруклине. Лонго — один из пяти художников, которые в 1977 году приняли участие в выставке под названием «Рисунки» в Artists Space в Нью-Йорке. Также он является ключевой фигурой так называемой «Picture Generation», группы художников, бравших вдохновение для своих работ в сюжетах массовой культуры. В 2016 году Музей современного искусства «Гараж» представит крупную выставку его работ. Персональные выставки Лонго проходили в музее современного искусства в Ницце; музее Krefelder Kunstmuseum в Крефельде, Германия; галерее Альбертина в Вене, Австрия; Isetan Museum of Art в Токио, Япония; музее Дайхторхаллен в Гамбурге, Германия, музее искусств Лос-Анджелеса, США, музее современного искусства в Чикаго, США, Menil Collection в Хьюстоне, США. Он также принимал участие в «Документе», Биеннале Уитни и Венецианской Биеннале.