Поиск
9 августа 2016

Автор цветочных инсталляций Ребекка Луис Лоу: «Очень трудно работать с материалом, который постоянно умирает»

Эксклюзивное интервью с британской художницей, работы которой заказывают Sotheby’s, Hermès, Max Mara, Dolce & Gabbana и Tiffany.
Автор цветочных инсталляций Ребекка Луис Лоу: «Очень трудно работать с материалом, который постоянно умирает»
  • Интервью: Катя Сахарова
  • Источник фото: Пресс-служба художника

Роман Ребекки, дочери главного садовника Национального Фонда в Лондоне, с цветами начался на чердаке семейного дома в Лондоне: но от детского гербария до витрин Sotheby’s, Hermes и Tiffany — путь длинною в пятнадцать лет. Несколько тысяч цветов для своей выпускной работы в университете Нью-Кастла Лоу вырастила, собрала и развесила на прозрачных лесках сама. Сегодня у Ребекки собственная студия напротив (где еще!) цветочного рынка в Восточном Лондоне, нет отбоя от громких клиентов и волонтеров, которые мечтают прикоснуться к процессу, который заново легитимизирует ручной труд в противовес технологическому прорыву с искусстве. В эксклюзивном интервью bazaar.ru художница с прерафаэлитской внешностью рассказала об идеологии и технике своего творчества.


Ребекка в своей студии в Лондоне (c)Fabio Affuso

Ребекка, сейчас ваши цветочные инсталляции выставляются на Sotheby’s, их заказывают крупные бренды, вроде Jo Malone и Jimmy Choo. А с чего все начиналось? Какая была ваша первая работа из цветов?

Я изучала живопись и принт в университете Нью-Кастла, но работа с холстами в двухмерном режиме казалась мне сковывающей и разочаровывающей. При этом скульптором я никогда не была: поэтому я начала экспериментировать с материалами и пытаться создать трехмерную картину. После серии неудачных опытов с пластиком, тканями и едой я наконец-то пришла к своему скульптурному материалу — живым цветам. Сложность работы с таким эфемерным материалом захватила меня и мне очень нравились оттенки, которые цветы приобретали в обработанном виде. В 2003 году я сделала первую инсталляцию из георгин, которые были выращены моим отцом, главным садовником Национального Фонда в Кембридже в Англии. Я до сих пор использую некоторые из этих цветков в своей работе и продолжаю использовать цветы как свой главный медиум.


Ваши работы создаются из свежих цветов и запрограммированы на увядание. Как долго может жить такая инсталляция? Вы как-то обрабатываете цветки?

Я никак не обрабатываю цветы, они хранятся в режиме традиционно высушивания на воздухе. На данный момент самая живучая из моих инсталляций — как раз дебютная «Далия», а из публичных инсталляции — «Засыхающие розы», которым примерно пять лет, и сейчас они экспонируются в лондонском ресторане The Baltic. На самом деле, самые долгоиграющие цветы — пионы, розы и засушенные бутоны гвоздики. Натуральные масла держат лепестки вместе и, помещенные в правильную среду, они могут хранится очень и очень долго.


Студия Ребекки Луис Лоу в Лондоне (c)Nicola Tree

Вас интересуют еще какие-то медиумы, помимо цветов?

Я фанат всего натурального, и я продолжаю экспериментировать с различными составляющими флоры и фауны. Цветы завораживают меня, потому что я постоянно изучаю границы их использования. А другие натуральные материалы более просты в обращении, и я нахожу их менее вызывающими и интересными. Рисовать и писать маслом я тоже продолжаю, эти материалы всегда со мной, хотя и на менее публичной основе.

Люди любят цветы, это факт. Но что для вас важнее в цветах с точки зрения художественного высказывания?

Многогранность цветов как материала меня захватывает. Главный посыл моих инсталляций — демонстрация зрителю чудес природы с новой точки зрения.

Что самое сложное в работе с цветами?

Очень сложно работать с материалом, который постоянно умирает.


На заднем плане: работа Ребекки в лондонской штаб-квартире Sotheby’s

С какими видами цветов вы чаще всего работаете?

Я чаще всего работаю с культивированными цветами из региона, в котором я нахожусь в данный момент. Некоторые инсталляции сделаны из материалов добытых на местности, и я люблю работать с полевыми цветами. Но многие из них редкие, охраняются государством, поэтому я не всегда могу их получить в достаточном количестве для своих масштабных инсталляций.

Вы — садовник в шестом поколении, поэтому наверняка знаете, где взять цветы в Лондоне. Но, работая по всему миру, где вы находите столько цветов в каждом городе?

Каждый раз очень много времени уходит на ресерч, поиски местных теплиц. На крайний случай у меня есть поставщик в Голландии, который оперативно пришлет любое количество цветов в любую точку мира.


Flowers Outside In. 2015 (c)Rebecca Louise Law

У вас есть какие-то колористические схемы?

Вообще, может сработать абсолютно любой цвет, кроме зеленого и белого: зеленый может быть нестабильным, а белый может стать коричневым. Я всегда опираюсь на место, в котором будет находиться инсталляция, и на этапе планирования проекта всегда стараюсь по максимуму изучить местные обычаи и символический язык цветов, который в каждом регионе свой. Я изучала историю флористики и училась у совершенно разных мастеров, от модных сет-дизайнеров до свадебных и ритуальных флористов: мне было интересно все.


The Hated Flower. 2014. (c)Nicola Tree

The Hated Flower. 2014. (c)Nicola Tree

Вы много сотрудничаете с публичными пространствами — универмагами, офисами, корпоративными площадками для мероприятий. А в частном порядке у вас заказывают работы?

Да, множество моих работ заказаны для частных домов. К тому же, я делаю менее масштабные инсталляции, которые экспонируются в моем галерейном пространстве на Коламбиа-роуд в Восточном Лондоне.

В каких самых необычных местах вам довелось поработать?

Самым запоминающимся опытом был проект для тематического парка в Японии. А площадка моей мечты — Турбин Холл в Тейт Модерн, я бы очень хотела сделать инсталляцию для этого пространства.

Цветы — один из основных мотивов творчества многих художественных направлений. Их активно использовали в качестве символа голландские натюрмортисты Золотого века, пре-рафаэлиты, импрессионисты. А какие художники прошлого вдохновляют вас?

Я очень люблю работы фламандских и голландских натюрмортистов. Еще меня вдохновляет творчество Василия Кандинского и художников Цветового спектра — например, Марка Ротко. Собственно, цветовые поиски Ротко были моей отправной точкой, я влюбилась в его картины и подумала: «Как же я могу раскрутить понятие цвета еще дальше?»

В Россию не собираетесь?

Я бы очень хотела поработать в России: чем больше путешествую, тем больше люблю людей и их уникальные культурные коды. В этом году на данный момент у меня запланированы и утверждены проекты в Польше, Соединенных Штатах Америки и Дании.


Ребекка за работой над инсталляцией Canopy из 150,000 цветков в Мельбурне, Австралия. 2016


The Garden Display. 2014. (c)Nicola Tree
The Garden Display. 2014. (c)Nicola Tree

The Beauty of Decay. 2016. Chandran Gallery, San Franciso

White Tulips. 2014. Sensing Spaces, Royal Academy, London

Drying. 2014. (c)Nicola Tree

Grecian Garden. 2014. Onassis Cultural Centre, Athens

Hanging Garden. 2011. The Royal Opera House, London