Поиск
18 марта 2016

Почему мы так ждем спектакля «Бродский/Барышников»

Жанна Присяжная, специальный корреспондент Harper’s Bazaar в Нью-Йорке, отправилась смотреть постановку «Бродский/Барышников» в Большом яблоке — городе, где когда-то осели и сам поэт, и танцовщик.
Почему мы так ждем спектакля «Бродский/Барышников»
  • Текст: Жанна Присяжная
  • Фото: Stephanie Berger

Чтобы было о чем рассказать внукам

«Воротишься на родину, ну что ж. Гляди вокруг, кому еще ты нужен». Именно с этих строк Бродского Михаил Барышников начинает свой перформанс. Иронично, потому что и на первой родине танцовщика — в Риге, и на второй — в Нью-Йорке он нужен всем. За билетами выстраиваются многокилометровые очереди, критики строчат хвалебные отзывы, перекупщики подсчитывают доходы, зрители на выходе из зала смахивают слезы счастья.

Услышать образцовое чтение поэзии Бродского

«Бродский/Барышников» — моноспектакль. По всем законам жанра Барышников один на один со зрителем, сохраняет гипнотизирующий контакт с залом и всего пару раз заглядывает в томики поэта. Знаменитых интонаций Бродского практически не слышно, разве что лишь раз?

За билетами выстраиваются многокилометровые очереди, критики строчат хвалебные отзывы, перекупщики подсчитывают доходы, зрители на выходе из зала смахивают слезы счастья.

Оказаться наедине с Бродским и Барышниковым

Создается впечатление, что на сцене их двое. Михаил и Иосиф, которых связывают 22 года дружбы. Для нас их общение — это стихи о классическом балете, «искусстве лучших дней», интеллектуальные беседы, пластика слова и тела. Но там, в зрительном зале, становится ясно, что вам дали посмотреть что-то очень интимное, сокровенное. Для Барышникова это полтора часа наедине с другом, с которым он ходил в «Русский самовар», шутил, смеялся, плакал. Это светлая грусть и тоска по человеку, без которого он справляет 20-й день рождения. В последний раз Бродский поздравил его в 1996-м, за день до смерти.

Режиссер постановки Алвис Херманис рассказал в интервью The New York Times, что в этом и задумка: Барышников и не должен быть один, по крайней мере морально: «Я сказал Мише, ты должен представить, что вас двое и на двоих у вас один секрет, который вы храните».


Узнать, что такое любовь на расстоянии

Бродский покинул Россию с клеймом «социального паразита», Барышников в России провел всего ничего — 10 лет. Но если поэт тяжело переносил разлуку с родиной, то для артиста балета этот вопрос, кажется, не стоял никогда. Барышников почти никогда не дает интервью российским изданиям или российском журналистам, и это говорит о многом. И тем не менее, стихотворения Барышников читает именно на русском — иностранная публика довольствуется субтитрами.

Перед сотней зрителей Барышников признается в любви к русской культуре так, как это мало кто может в наши дни ­- стоит ли говорить, что публика возвращала его стоячими овациями на сцену пять раз не только из любви к поэзии, но и потому, что любовь на расстоянии в данном случае действительно работает.

Барышников признается в любви к русской культуре так, как это мало кто может в наши дни ­- стоит ли говорить, что публика возвращала его стоячими овациями на сцену пять раз не только из любви к поэзии, но и потому, что любовь на расстоянии в данном случае действительно работает.

Увидеть Барышникова в движении

Стеклянная веранда, чемодан и скамья в качестве декораций, актерский талант как основной инструмент, стихотворения перебивает только потрескивающий электроящик. Из старого магнитофона звучит голос Бродского. Барышников двигается в такт не музыки, но слов. Это не танец в полном смысле, к разочарованию многих поклонников балетного таланта артиста. И все же это хореография и пластика, которые в чем-то даже сложнее и выразительнее привычных головокружительных элементов.

Распрощаться с иллюзиями и стать счастливее

Режиссер постановки Херманис говорит в одном из интервью, что Бродский словно хирург: глядя вам в глаза, делает полосной надрез. Какие бы иллюзии вы ни питали, поэт заставит вас с ними распрощаться и войти в состояние буддистского спокойствия. Так и Барышников словно отвергает все законы театра и игры, говорит прямо и начистоту, без фальши и иллюзий. Его финальные слова: «Я счастлив за тех, которым с тобой, может быть, по пути». Как счастлив каждый зритель, которому полтора часа повезло пройти вместе с Михаилом Барышниковым и Иосифом Бродским.