Поиск
25 октября 2013

ДВИЖУЩАЯ СИЛА

В ГМИИ имени А. С. Пушкина проходит выставка «Искусство, с которым я живу» — около 100 произведений из собрания танцовщика и хореографа Михаила Барышникова. Игорь Гребельников присмотрелся к разнородным экспонатам и нашел общие закономерности.
ДВИЖУЩАЯ СИЛА

Большую часть своей жизни Михаил Барышников посвятил балетной сцене. Она и определила его судьбу: в 1974 году после гастролей Большого театра в Канаде танцовщик остался жить на Западе. Перебравшись в США, стал премьером ведущих театров, руководил American Ballet Theater, основал собственную труппу White Oak Dance Project, а сейчас возглавляет Центр искусств своего имени и, бесспорно, является самым знаменитым русским в Нью-Йорке. Возвращаться на родину ни под каким предлогом не собирается и даже говорит о ней неохотно — но это вовсе не значит, что у Барышникова нет связи с русской культурой: есть, причем не только по линии классического балета.

Уже 25 лет танцовщик коллекционирует искусство: значительную часть собрания составляют произведения российских художников разных эпох, стилей и направлений. Большинство работ посвящены пластике тела, танцу в целом, а также конкретным актерам и проектам. Вкус Барышникова может показаться всеохватным: на выставке в ГМИИ ранняя авангардная Наталья Гончарова соседствует с вычурными, уже набившими руку на дягилевских «сезонах» Леоном Бакстом и Александром Бенуа, легкомысленные зарисовки Жана Кокто — с вязким сюрреализмом Павла Челищева, абстракции Анатолия Зверева — с метафизикой Дэвида Салле, по эскизу которого был выполнен занавес к балету The Mollino Room барышниковского American Ballet Theater. Но на самом деле в выборе искусства, с которым живет Барышников, ощущается не столько искушенность коллекционера, сколько глаз артиста, опыт и чувство танцора, различающего в работах на бумаге и холсте трудноуловимую природу балета.

Михаил Барышников и сам занимается фотографией: несколько лет назад в ГМИИ имени Пушкина показывали его знаменитую серию Moment in Time, где фигуры артистов балета зачастую принимают сюрреалистические, фрэнсисбэконовские формы, а то и вовсе распадаются на цветовые абстракции на темном фоне. Фотографии Барышникова — своего рода продолжение его танцевального творчества, следующее логике истории искусства ХХ века — того искусства, с которым он живет.

Рауль Дюфи. Женский портрет. Около 1930.
Жан Кокто. Вацлав Нижинский в роли Фавна. 1957.
Жан Кокто. Сергей Дягилев. 1917.
Александр Бенуа. Эскиз костюма стражника в Конфетюренбурге для балета Петра Чайковского «Щелкунчик». 1937–1940.
Александр Яковлев. Головы двух самураев. 1923.
Павел Челищев. Спиральная голова III. 1950.
Леон Бакст. Эскиз костюма для балета Клода Дебюсси «Мучение Св. Себастьяна» (предзнамение). 1911.
Сергей Судейкин. Эскиз костюма Петрушки.
Дэвид Салле. Эскиз занавеса для The Molino Room. 1986.
Триша Браун. Ступни танцовщика.
Анни Лейбовиц. Фотопортрет Михаила Барышникова.