Поиск
10 ноября 2014

Елена Лядова: «Запрет мата - не самая большая утрата для художника»

Актриса, сыгравшая главную женскую роль в самом ожидаемом российском фильме года — «Левиафане» Андрея Звягинцева, — рассказала нам о том, как относится к новому авторскому кино, почему не считает комедию легким жанром и с каким режиссером мечтает поработать.
Елена Лядова: «Запрет мата - не самая большая утрата для художника»
  • Фото: владимир васильчиков
  • Стиль: кира штраних
  • Интевью: Геннадий Устиян

Е лена Лядова — одна из самых востребованных российских актрис. Роли в фильмах «Елена» Андрея Звягинцева и «Географ глобус пропил» принесли ей двух «Золотых орлов» и «Нику» — высшее признание коллег, увидевших в героинях Лядовой то же, что и зрители, — отображение на экране эмоций и ситуаций, которые могут происходить именно здесь и сейчас, в России десятых годов. Елена не любит теоретизировать о своем воздействии с экрана, предлагая зрителям самим домысливать, не помогая им подсказками, а возможно, не желая уводить в тупик. И все же говорить и думать о своих героинях она явно хочет — не зря они ее чем-то привлекли.

У вас в «Левиафане» — полноценная главная женская роль, но по сюжету в фильме Андрея Звягинцева речь идет о борьбе мужа вашей героини с местными властями. Она просто жена при муже?

Да. Ей уделено ровно то место, какое в нашем обществе и современном мире уделяется женщине. Вот и все. Такую именно русскую женщину я и изображаю.

На последнем фестивале «Кинотавр» было аж восемь фильмов режиссеров-женщин. Есть ощущение, что ситуация с женскими ролями в кино в скором будущем изменится.

Я была на последних семи фестивалях, в этом году впервые в качестве члена жюри, так что пришлось смотреть все картины. Многое задело. У нас есть режиссеры, которые не идут на поводу у публики и снимают то, что важно для них и для нынешнего времени. И это уже не то авторское кино, когда режиссеру интересно только происходящее в его голове. Сейчас есть очень талантливые кинематографисты, которые отражают время и созвучны ему. Среди них и женщины, и мужчины.

Пальто, Versace; Сапоги, Max Mara.

А когда вы просто смотрите фильм, вы различаете, что вот этот фильм снят женщиной, а этот — мужчиной? Есть ли вообще в кино разница между женским и мужским видением мира?

Есть, конечно. Женщины и мужчины, ни для кого не загадка, разные.

Как раз перед выходом в прокат «Левиафана» вступает в силу закон о запрете мата. Как вы к этому относитесь?

Я думаю, что можно и без мата обойтись. Это не самая большая утрата для художника. У него достаточно инструментов, чтобы сказать что-то важное.

Есть какая-то профессия, в которой вы могли бы реализоваться, кроме актерской?

Администрирование, я думаю, моя стезя.

Вы говорили, что хотели бы сняться у Дэвида Линча. Почему именно у него?

Мне нравится его мистическая реальность.

Как вам кажется, уровень кино и телевидения вырос за последние, скажем, десять лет?

Конечно, особенно это касается телевидения.

Есть ли какое-то противоречие в том, что, с одной стороны, актрисы часто не хотят быть красивыми на экране, чтобы не оказаться в амплуа «подружки героя», а с другой — на протяжении всей истории кино зрители хотят видеть красивые лица?

Моей героине уделено то место, какое в нашем обществе уделяется женщине.

Нет тут никакого противоречия. Мы же понимаем, что физиологически актер не может измениться до такой степени, чтобы стать уродливым. Речь идет о том, насколько он готов быть достоверным и не боится показаться смешным, нелепым и некрасивым в том образе, который он воплощает. Речь идет лишь об этом, а красивые и некрасивые лица — это другая история.

Говорят, Андрей Звягинцев предоставляет большую свободу актерам на площадке. Сколько в вашей роли от вас и от того, что было написано в сценарии?

При наших совместных договоренностях с Андреем вырос некий третий человек — не Андрей Звягинцев и не Лена Лядова, а какой-то наш персонаж на двоих.

Константин Хабенский как-то сказал о своем герое в фильме «Географ глобус пропил», что ваша героиня, его жена, называет его неудачником, но он сам считает себя человеком ищущим. То есть собственная оценка не соответствует восприятию человека окружающими. Почему нередко женщины не хотят принять точку зрения мужчин, чтобы просто их понять?

А почему вообще люди плохо понимают друг друга? Понимать другого — это труд.

У вас есть какой-то план, по которому вы выбираете роли?

Нет, иногда привлекает режиссер, иногда партнер или история.

Про вас говорят, что вы не любите давать интервью. Вы считаете, что со словами уходит какая-то магия из кино?

Просто какие-то вещи необязательно проговаривать, делать их достоянием общественности.

У вас много наград. Где вы их храните?

На полке. Часть у себя, часть у родителей.

Платье, Lublu Kira Plastinina; туфли, Christian Louboutin.

В фильме «Орлеан» вы играете комедийную роль, более легкую, чем те, в которых мы привыкли вас видеть.

Конечно, мне разное хочется играть. И легкое, и всякое. Но артист по своей профессии зависим, и он не может выстроить себе путь самостоятельно. Хотела бы я сниматься в более «легких» картинах? Хотя что значит «легких»? Комедия — это не легкий жанр, это просто другой жанр — провалиться с ним можно куда быстрее, чем с какой-нибудь трагедией.

А вы никогда не думали стать продюсером, находить для себя интересный материал и под него подбирать съемочную группу?

Я, наверное, не из тех актрис, которые способны придумать себе какую-то роль. Я готова хорошо сделать то, что мне предложено. Я не фантазирую на тему того, чего бы мне хотелось. Я просто выкладываюсь в том, что у меня есть.