Поиск
3 марта 2014

Консьерж-сервис

13 марта в прокат выходит «Отель «Гранд Будапешт» Уэса Андерсона — трагикомическая история о приключениях консьержа, получившая Гран-при Берлинского кинофестиваля. Екатерина Земцова встретилась с режиссером и выяснила, откуда в фильме взялась балалайка и с кого списан герой Рэйфа Файнса.
Консьерж-сервис

В этот раз географическим адресом «вселенной Уэса Андерсона» оказалась Восточная Европа. Вы там раньше уже бывали?

В свое время я оказался на краю той части Европы — в Вене. А сейчас, готовясь к съемкам, мы побывали в Венгрии, в Чехии, в Польше недалеко от границы с Германией. Многое из визуального ряда фильма было взято из наших путешествий, мы как бы вскрывали слои местной истории.

До какой степени выдуманы декорации фильма? Или они все-таки отражают реальность?

Все намешано. Взять хотя бы сцену в термальной купальне. Готовясь к съемкам этого эпизода, я просмотрел кучу старых фотографий. Мы даже сходили в купальни Геллерта в Будапеште — удивительное место! Но нам нужно было думать об экономии, так что мы продолжили поиски поблизости от основного места съемок, в Германии. В конце концов подходящее место нашлось в Герлице — маленьком городке на границе с Польшей, где мы жили. Мы набрели на заброшенное здание, вывеска которого сообщала, что это купальня. Все было заперто, но мы достучались, нас впустили, и мы снимали там. Хотя две ванны коммунистического периода привезли-таки из Геллерта. Увидев их, я точно понял: без них ничего не получится! В общем, мы часто комбинировали то, что нам попадалось случайно, и то, что мы разыскивали специально. Скажем, интерьеры отеля нам «одолжил» старый универмаг с атриумом, витражами, лестницами, а стены и общий стиль больше вдохновлены тем, что мы увидели в Праге, в Будапеште, в исторических документах.

В основе фильма, действие которого разворачивается между двумя мировыми войнами, лежит книга Стефана Цвейга с говорящим названием «Вчерашний мир. Воспоминания европейца». Почувствовали ли вы сами этот конфликт эпох?

О да! Мы, американцы, про Европу знаем не так уж много, поэтому для нас все, с чем мы сталкивались, было настоящим откровением. Ты прямо ощущаешь эти пласты истории — и в разговорах с местными жителями, и в архитектуре. Видишь, как люди жили до войны и как тот мир вдруг перестал существовать. В том регионе Германии, где мы снимали, очень много заброшенных зданий. Заходя внутрь, попадаешь в огромную квартиру начала XX века, заселенную пятью семьями в 50-х и опустевшую в 90-х. Жильцы уехали — и кто знает почему! Это все было нам очень интересно, и мы постарались включить некое представление об историческом контексте в наш фильм. Поэтому вначале отель показан таким, каким он был в 1932-м, а потом, в 1968-м, кажется, что внутри построили совершенно другую гостиницу.

В начале фильма рассказчик говорит, что истории сами приходят к писателю. А как вас нашел сюжет картины?

Меня сильно вдохновило творчество Цвейга — и не только та книга, которую вы уже упомянули. Например, этот ход с писателем, который встречает рассказчика, взят из романа «Нетерпение сердца». Важную роль в создании фильма сыграли и «Воспоминания» — наблюдения Цвейга за европейскими событиями в первой половине XX века, своеобразная история культуры, которая шла одним путем, а потом внезапно поменяла курс.

А трагикомический характер главного героя Густава тоже позаимствован у Цвейга?

Нет, у Густава реальный прототип. Мы с соавтором сценария Хьюго Гиннессом решили взять за основу одного нашего общего знакомого и поместить его в мир Цвейга. Результат этого эксперимента гениально сыграл Рэйф Файнс.

Ваш знакомый — главный консьерж в отеле?

О нет! (Смеется.) Мы просто «списали» его манеру разговора и некоторые черты характера. Например, у него, как и у Густава, есть любимые духи. Думаю, он был бы очень хорошим консьержем, лучшим! Если бы у меня был отель, я бы обязательно сделал его лицом гостиницы.

А он уже видел фильм?

Да! И ему очень понравилось.

Вы как-то сказали, что к уже законченному фильму всегда можно что-то добавить. К «Отелю «Гранд Будапешт» тоже?

Забавно, что вы об этом упомянули… На самом деле мы и правда кое-что добавили к той версии фильма, которую вы только что посмотрели. И это совсем не то, что вы ожидаете услышать в ответ на ваш вопрос! В фильме мы использовали русскую народную музыку в исполнении хорошего московского оркестра, а также русских музыкантов из Франции. Так вот, в конце титров появится крохотный анимированный танцор, который, наверное, похож на казака.

Действительно неожиданное решение!

Я и сам понятия не имею, откуда взялась эта идея! А вы видели изображения балалаек на титрах? Нет? Вначале мы просто нарисовали много балалаек. Но потом я подумал: «Это как-то скучно, нам нужен танцор!» Так что, если вы останетесь в кинозале до конца, на последней минуте титров вас ждет небольшой сюрприз!

Почему балалайка? В фильме же нет русской темы…

Только потому, что мне нравится ее звучание — она как будто течет. Думаю, балалайка может выполнять роль струнных в оркестре — поддерживать мелодию и двигать ее вперед. Наш композитор использовал в саундтреке и русскую балалайку, и венгерские инструменты, и даже цыганские цимбалы, притом что сам он француз. Настоящий интернационал!

Где бы вы хотели снимать свой следующий фильм?

У меня есть одна идея, но еще рано говорить. Не знаю, получится ли… Сказать по правде, я не знаю (смеется).

Может, это будет связано с Россией?

Вполне возможно! В вашу страну я хочу приехать в любом случае.