Поиск
5 сентября 2013

Настоящая кровь

Звезда сериалов «Дневники вампира» и «Остаться в живых» Йен Сомерхолдер — о том, как важно найти себе учителя по актерскому мастерству. И по жизни.
Настоящая кровь
  • Интервью: Екатерина Шарыкина
  • Фотограф: Станислав Алексеев
  • Стилист: Екатерина Табакова
  • Визажист: Юрий Ананов@Mosmake
  • Продюсер: Нино Аршба

Йен приехал в Москву, чтобы принять участие в мастер-классах Иваны Чаббак — легендарного педагога по актерскому мастерству, благодаря которому на голливудском небосклоне зажглись звезды Бреда Питта, Шарлиз Терон, Холли Берри и еще как минимум пары десятков знаменитостей. Естественно, включая самого Сомерхолдера.

Скажите, Йен, как долго вы работаете с Иваной?

Уже почти шесть лет. Мы познакомились, когда я оказался в профессиональном тупике, а Ивана помогла мне из него выбраться.

Чему именно вы у нее научились и как сотрудничество с ней отразилось на вашей карьере?

Не буду лукавить, благодаря занятиям с Иваной я добился большого прогресса. Если честно, тем, что зритель полюбил моего персонажа Дэймона в «Дневниках вампира», я обязан именно ей. Ее авторский метод и техники помогли мне создать на экране героя динамичного, веселого, но вместе с тем и очень ранимого. Он смешной и какой-то… настоящий.

А что вам дается сложнее всего? Какие сцены или, быть может, эмоции?

Мы очень много работали над одним из эпизодов «Дневников вампира». По сюжету Дэймон лежал пьяным посреди дороги, и к нему на машине подъехала девушка. Сначала он пытался поговорить по душам, а потом просто убил. Все дело в том, что алкоголикам проще выразить свои чувства, я имею в виду по‑настоящему глубокие чувства, в состоянии опьянения. Но как только они трезвеют, снова замыкаются в себе. В этот момент становится понятно, насколько мой герой человечен. Эта съемка была для меня очень сложной, и работа над ней длилась не один день. Даже спустя время я чувствовал себя подавленным.

Кстати, о сериалах: почему в них вы снимаетесь чаще, чем в полнометражном кино? Или в ближайшем будущем нас ждут какие-то фильмы с вашим участием?

Так и есть! В данный момент я работаю над одним фильмом в Лондоне. Мы с Иваной оба очень взволнованы и прорабатываем буквально каждую строчку в сценарии.

Мне кажется, этот проект — действительно стоящий: мы очень долго его искали, не желая размениваться по пустякам. Ну, понимаете, сниматься абы в чем только потому, что это полнометражка…

Да, конечно… Можете, не раскрывая всех секретов, хотя бы намекнуть, о чем он?

Этот фильм совмещает в себе множество разных элементов и жанров. Наверное, его даже можно было бы описать как седьмую часть «Идентификации Борна» — вот увидите, это хорошее кино!

Кстати, помимо него мы сейчас работаем еще и над серией короткометражек. Я выступаю в качестве продюсера, а также играю главные роли. Режиссером стал мой хороший друг Синиша Нишевич. Это пять киноновелл про крутых агентов ЦРУ, которые пытаются спасти мир. Мы уже отсняли один фильм в Лос-Анджелесе и планируем продолжить съемки в Москве, Бангкоке, Париже и где-нибудь еще. Это так захватывающе!

Вы приехали в Москву в рамках открытия абсолютно нового для России проекта Cinemotion Acting School. Что вы думаете о такого рода учебных программах в целом?

То, что у вас сейчас появилась такая школа, очень и очень круто! Как и то, что к сотрудничеству привлекли Ивану Чаббак. Поверьте, учиться у этой потрясающей женщины, преподавателя, чьи методы действительно работают, — большая удача для российских актеров, особенно для начинающих. Несомненно, этот проект ждет успех, я точно знаю!

Нам остается вам поверить и надеяться, что обучение у таких педагогов, как Ивана, поможет открыть дорогу в Голливуд и российским актерам. Кстати, как вы думаете, почему многие из них снимаются у европейских режиссеров, но совсем единицы — на «фабрике грез»? Может, дело в той самой пресловутой разнице в подходах к актерской игре?

Знаете, то, что вы говорите, не лишено смысла, даже если проблема не только в ней. Вот именно поэтому я считаю запуск таких программ, как Cinemotion Acting School, невероятно важным событием.