Поиск
5 августа 2016

Не только молодые и швейцарские: банк Credit Suisse учредил грант для русских художников.

Интервью с директором арт-отдела Credit Suisse Андре Роггером о российской арт-сцене, отсутствии собственного кабинета и арт-аукционах для сотрудников банка.
Не только молодые и швейцарские: банк Credit Suisse учредил грант для русских художников.
  • Интервью: Катя Сахарова

Швейцарский банк Credit Suisse, который уже более 30 лет занимается культурным патронажем в родной стране, объявил об учреждении гранта для российских художников в рамках ярмарки московской международной современного искусства Cosmoscow, которая пройдет в Гостином дворе с 9 по 11 сентября 2016 года. Чтобы обсудить перспективы культурной коллаборации, мы встретились с директором корпоративной коллекции Андре Роггером в московском офисе банка Credit Suisse в Романовой переулке в окружении картин молодой российской художницы Светланы Шуваевой, которые были приобретены банком в прошлом году.

Приятно видеть работы русских авторов на стенах вашей переговорной.

Да, это те работы, которые мы приобрели в прошлом году на Cosmoscow. Перед вами — четыре работы из серии «Персонаж толпы» Светланы Шуваевой. В ближайшее время мы надеемся перевезти в Москву несколько работ из Швейцарии. Несмотря на то что это сложно с точки зрения организации и доставки, это бы завязало диалог работ молодых российских и молодых швейцарских художников в одном пространстве. Я намерен подобрать из хранилищ коллекции те произведения искусства, которые бы неким образом перекликались между собой и соответствовали работам Светы.

Светлана Шуваева. Персонаж толпы. 2015. Фото: Геннадий Грачев
Светлана Шуваева. Персонаж толпы. 2015. Фото: Геннадий Грачев

Что учреждение премии значит для компании?

Credit Suisse стремится поддерживать художников разными способами — например, в Швейцарии у нас есть ежегодная премия за лучший видео-арт среди студентов художественных школ страны. Cosmoscow — отличная платформа для того, чтобы продемонстрировать приверженность компании к искусству и культуре, у банка и ярмарки современного искусства много общих ценностей. Мы стали спонсором Cosmoscow в прошлом году, и в рамках нашего партнерства мы приобрели серию работ молодой российской художницы. В этом году мы решили пойти дальше, и премия — это очередная ступень к расширению нашего сотрудничества.

Какая сумма составит призовой фонд?

По три тысячи франков для каждого из троих победителей.

В этом году вы тоже ограничитесь одним приобретением?

Да. В плане приобретений для нашей местной коллекции, это будет одна работа или серия работ от одного художника. Что касается премии, то в ней будет три победителя. На первом этапе независимая комиссия из четырех арт-экспертов номинирует 20 российских художников моложе 35 лет. После этого расширенное жюри, в состав которого войдут ведущие международные специалисты в области искусства, оценит их работы и выберет трех художников, которые получат финансовые гранты. Кроме того, голосование коллекционеров в ходе предпоказа выставки определит, кто из трех выбранных художников станет победителем и получит дополнительный приз в виде менторской поддержки от Credit Suisse и Cosmoscow.

Вы часто приезжаете в Москву по работе?

Это мой третий деловой визит в Россию — в прошлом году я прилетал на арт-форум Cosmoscow в июне и на саму ярмарку в сентябре. Я езжу и в другие страны тоже, мы недавно приобрели работы в Нью-Йорке и планируем сделать то же в Лондоне в следующем году, но в данный момент Россия для нас — один из приоритетов в связи со стратегическим партнерством с Cosmoscow. При этом основная часть коллекции приобретена в Швейцарии, но иногда мы отправляем работы в офисы банка в других странах.

Что изменилось в арт-департаменте Credit Suisse за годы вашей работы?

Одна из тенденций последних лет — уменьшение метража рабочих пространств, где становится все меньше возможностей для размещения произведений искусства. Публичных помещений банка это, как правило, не касается, а вот офисные пространства становятся меньше: у нас уже не так много свободного места на стенах, мы можем расположить на них меньше искусства. С другой стороны, текущий тренд на оупен-спейсы более эффективен и демократичен: у меня, например, нет даже своего стола, не то что кабинета. Я просто прихожу, когда мне нужно поработать в офисе, и занимаю свободное место.

Получается, вам не нужно постоянно быть в офисе?

Я провожу вне офиса примерно половину своего рабочего времени, размещая произведения искусства в зданиях банка в Швейцарии (их около 200) и посещая художников и галереи для приобретения работ. Мне правда не нужен свой стол: кто-то ведь всегда в отпуске, в декрете, в командировке и так далее. Это в определенном смысле даже экологично: не занимать больше пространства, чем требуется.

Работы в интерьерах Credit Suisse из собрания банка

А среди всех пространств банка в Швейцарии, какое вам нравится больше всего?

Конечно, это наша штаб-квартира на Парадеплатц в самом центре Цюриха — потрясающее здание 1870-х годов, я очень вам советую его посетить. Один из четырех этажей с 60 конференц-комнатами отведен для встреч с клиентами. Во всех зданиях банка произведения искусства, как правило, сосредоточены в вестибюлях и конференц-комнатах. Тем не менее мы стараемся размещать искусство и в офисных помещениях.

Я слышала, что в Credit Suisse периодически организовываются распродажи искусства для сотрудников наподобие аукциона, это правда?

Аукцион — неподходящее слово, на самом деле мы просто продаем некоторые работы, это правда. На данный момент в коллекции более десяти тысяч наименований, среди которых множество принтов 1970-х и 1980-х годов. Раньше, когда многие сотрудники имели собственный кабинет, в котором было три стены, на них можно было размещать произведения искусства, соответственно, мы приобретали сотни принтов (иногда на одну и ту же тему) для локальных офисов банка. Эти принты мы недорого продаем сотрудникам по фиксированной цене, потому что у нас нет возможности хранить их в таком количестве. Это довольно популярное внутрибанковское мероприятие, которое мы проводим раз в год. Хотя на самом деле, думаю, мы проведем еще одно и остановимся — мы продали почти все, что нам нужно было продать.

Это уникальный прецедент?

Нет, многие компании с большими коллекциями делают это — например, в некоторых швейцарских банках есть похожая система.

Credit Suisse был одним из пионеров корпоративной арт-активности, а сейчас многие компании занимаются культурным патронажем. Как вы считаете, есть какая-то корреляция между бизнес-сегментом компании и вариациями культурного патронажа, к которым они прибегают?

Это очень интересный вопрос, и у меня, если честно, нет на него точного ответа. То, что мы делаем в области искусства, — это приобретение работ, сотрудничество с ярмарками и музеями, создание в множестве наших зданий пространства для встречи с искусством. Помимо всего прочего, наши клиенты, интересующиеся этой темой, могут познакомиться с другими коллекционерами во время посещения мероприятий банка, связанных с искусством. Это создает площадку для обмена — социального, интеллектуального, культурного. Я надеюсь, что это вдохновляет людей и дает новые возможности. Как большая корпорация мы несем социальную ответственность, мы обязаны отдавать что-то обществу. Это касается всех наших бизнес-сегментов. Характерной особенностью нашего подхода является то, что у многих других компаний, которые не взаимодействуют с клиентами напрямую, нет такого объема внутренних пространств для выставления работ. Например, у модного дома Prada достойная коллекция искусства, но для того чтобы показать ее публике, необходимо было основать музей Fondazione Prada в Милане. Компания Daimler тоже имеет собственные выставочные залы в Берлине. А Louis Vuitton — крупнейший производитель предметов роскоши, коллекционирует дорогие произведения искусства, и в этом его коллекция перекликается с видом деятельности компании. Что касается нас, дополнительные выставочные площадки нам в общем-то не нужны: многочисленные клиенты, которые приходят к нам каждый день, могут наслаждаться искусством в фойе, офисах и конференц-комнатах во время оформления кредитной карты или ипотеки. В основе нашей работы — общение с людьми, инвестиции, переговоры. Мы качественный банк, у которого есть коллекция качественного искусства.

Работы в интерьерах Credit Suisse из собрания банка

Я видела вас на открытии основного проекта биеннале современного искусства «Глубоко внутри», какие у вас остались впечатления?

Это был отличный вечер. Несмотря на извечную трудность с биеннале, которая заключается в том, что экспонируется только одна работа от каждого художника, было легко определить достаточно много ярких работ. Мне понравился и отбор работ, который провели кураторы московской биеннале, и отличная презентация, которую они обеспечили. К тому же, кураторы подготовили хорошие тексты для экспликаций. Мне также понравилось и само здание на Трехгорной мануфактуре, его скудное освещение на цокольном этаже, где у многих комнат были завешаны окна, так что создавалась атмосфера, напоминающая катакомбы, отличная для видеопроекций. А когда вы выходили к свету на первый этаж по вдохновляюще освещенному проходу, перед вами представала потрясающая группа картин, фотографий, скульптур и инсталляций, ни у одной из которых не толпились люди, — у каждой работы было свое, необходимое ей пространство. На мой взгляд, эта биеннале — хорошая площадка для начинающих художников. И я был удивлен тем, как много людей пришло на официальное открытие: большое количество людей в Москве интересуется и наслаждается современным искусством — это прекрасно.

А когда Credit Suisse начал собирать зарубежное искусство, отойдя от принципа «только молодые швейцарцы»?

Работы молодых швейцарских художников по‑прежнему остаются в центре нашей коллекции. Расширяться в международном масштабе мы начали 6−7 лет назад, когда отправили несколько работ из швейцарской коллекции за рубеж. Мы начали приобретать произведения искусства за пределами Швейцарии три-четыре года назад: в основном, в Нью-Йорке, Лондоне и Москве.

По какому принципу выбираются эти страны? В зависимости от масштабов деятельности Credit Suisse в стране?

Это вопрос возможностей: в Нью-Йорке и Лондоне планировалось обновить отделку и оформление наших офисных помещений, и это лучший момент, чтобы приобрести новые работы на месте. А в Москве все началось с партнерства с Cosmoscow, и приобретение работ российских художников — логическое развитие этого сюжета.

А вы ищите искусство на других платформах в Москве, помимо ярмарки?

Да, я стараюсь посещать как можно больше московских галерей, в том числе Винзавод. Я общаюсь с людьми, узнаю о новых художниках. Вообще, я потрясен тем, как много в Москве галерей и выставочных пространств, которые управляются фондами. В Цюрихе, например, у нас довольно много частных художественных фондов, но очень немногие из них имеют собственные выставочные площади для демонстрации произведений искусства, которые напрямую не связаны с их собственными коллекциями. А в Москве у частных коллекционеров есть не только амбиции показывать свое искусство широкой публике. Они также хотели бы тесно взаимодействовать с местным художественным сообществом и обеспечивать выставочные пространства для временных экспозиций и других арт-мероприятий, например, программ арт-резиденций (как у фонда V-A-C, фонда Владимира Смирнова и Константина Сорокина и Popov Foundation).

Работы в интерьерах Credit Suisse из собрания банка