Поиск
26 октября 2014

Отцы основательные

Современные отцы все серьезнее относятся к своим обязанностям. Как это случилось, рассказывают сами «новые папы».
Отцы основательные
  • Текст: Геннадий Устиян
  • Фото: Станислав Алексеев

Ребенок сделал меня более сентиментальным, но в то же время и более сосредоточенным

Дмитрий 36 лет, медиа-художник
Сын: Платон (8 месяцев)

Конечно, у любого правила есть исключения, но в России всегда детьми занимались женщины, даже в полных семьях. Так было принято: мужчина — добытчик, женщина — домохозяйка и мать, и даже несмотря на тот факт, что и в советское время, и в новейшее капиталистическое от работы наравне с мужчиной женщину никто не освобождал, отношение к семейным ролям менялось медленно. Два года назад количество неполных семей в России достигло почти 30% от общего числа, и даже в этой печальной статистике соотношение матерей-одиночек (5,6 миллиона) и одиноких отцов (634,5 тысячи) только подтверждает, что в воспитании детей у нас не было принято все делать поровну. При этом уже четверть века назад начавшие выезжать за границу соотечественники с удивлением наблюдали на курортах, как европейские отцы целыми днями возились с детьми на пляже, в то время как матери сидели с подругами в кафе.

Понадобилось время, чтобы в России появление ребенка стало для родителей ответственностью 50 на 50 процентов, а не, скажем, 80 для женщин и 20 для мужчин. Главной причиной отставания нашей страны были типичные для Советского Союза и развивающихся стран ранние браки и большое количество разводов, когда у повзрослевших мужчин и женщин начинают меняться приоритеты и переосмысливаются поступки ранней молодости.

Положительные изменения в распределении ролей в семье стали происходить совсем недавно. Представители поколения 30-летних, выросшие и в полных, и в неполных семьях, обзавелись семьями позже, чем их родители, сделали это в сознательном возрасте и совсем по‑другому относятся к своим обязанностям. Соцопросы показывают, что российские мужчины впервые за последние 20 лет при устройстве на работу чаще называют как мотивацию не быстрый карьерный рост и не высокую зарплату, а возможность совмещать работу с семьей и свободный график. За второй причиной тоже кроется важный социально-экономический пласт. Быть хорошим отцом стало модно, как бы странно это ни звучало. В Нью-Йорке уже полтора года выходит ежеквартальный журнал Kindling, целиком посвященный исключительно отцовству как самой важной части жизни мужчины. Оттого, что журнал издается в Нью-Йорке, пишет о героях около 30 лет и относится к полиграфии с трепетом, который возможен только в эпоху интернета, доступности информации и рукодельности бумажных изданий, Kindling тут же прозвали «библией для отцов-хипстеров», хотя то, что там написано, подходит любому человеку с детьми. Так тема отцовства получила новый смысл, поколенческий и даже эстетический. В условном московском «парке имени Горького» гуляющий с ребенком бородатый отец уже не так режет глаз, как у грязной песочницы рядом со злыми мамашами, которые априори считают одинокого мужчину с ребенком аномалией.

Мне важнее общение с ребенком, чем деньги. Хотя покупать «пестики» и прочую дребедень на что-то надо

Алексей 36 лет, прпродюсер
Дети: Алена (8) и Гриша (3)

Как показывают исследования, нет никакой закономерности в том, становятся ли лучшими отцами мужчины, выросшие в полных семьях, или с одним родителем. С одной стороны, дети из полных семей с детства наблюдают «правильную» модель поведения. С другой — мужчины из неполных семей осознают, что такое расти без отца, и хотят компенсировать это упущение во взрослой жизни. На вопрос, стал ли он работать больше или меньше после рождения детей, 36-летний продюсер Алексей, у которого трое (трехлетний Гриша, восьмилетняя Алена и 14-летний Митя, сын жены от предыдущего брака), отвечает: «Теперь не обязательно ходить в офис каждый день, могу работать и дома, совмещая с просмотром мультов и готовкой обеда. Но больше работать точно не стал. Структура общества и жизни вообще изменилась, женщинам стало легче добиваться успеха, а мужчинам — бездельничать, называя себя домохозяинами и отцами семейства. Когда я лет пять-шесть назад приходил с маленькой Аленой в детский центр, я там был один папа. Мамы удивлялись, чувствовали себя поначалу неловко и не знали, как ко мне относиться. Сейчас, когда я где-то появляюсь с Гришей, такого уже практически не бывает. Хотя один оплот традиционного восприятия ролей папа-мама остался — это детская поликлиника. Там по‑прежнему удивляются, что пришел «один», спрашивают, почему нет мамы, и в течение разговора сетуют на то, что со мной и разговаривать не о чем, все равно ничего не пойму и не запомню. В России традиционно мама отвечает за домашний уют и делит воспитание детей с бабушками дедушками, а папа вкалывает. И если папа пытается взять на себя ответственность за домашний уют, его ждет позор: «пацаны не поймут», «бабы засмеют», прочие добрые дяди и тети скажут: «Ну что ж, если он больше ни на что не способен…» Я пока дочку в сад водил, часто думал, что хотел бы устроиться воспитателем, но это же практически невозможно! В Европе с этим проще: умеешь копать — копай, умеешь памперсы менять и играть в «серого козлика» — тоже дело».

Рождение ребенка никак меня не изменило — я беззаботный папаша-раздолбай, что очень нравится Евдокии

Денис 37 лет, фанат ЦСЦСКА
Дочь: Евдокия (6)

37-летний Денис считает, что отцы стали проводить больше времени с детьми, потому что в Москве «появилось больше приятных городских пространств. Досуг с ребенком не сводится к мультикам в кинотеатре, старой карусели в районном парке и сахарной вате в ларьке у входа в парк. С другой стороны, когда я оказываюсь один с ребенком на детской площадке, процент отцов с детьми без мамы по‑прежнему ничтожно мал. Пару раз ловил на себе сочувственные женские взгляды, мол: «Понятно, в разводе, типичный воскресный папа». Разница с Европой в подходе к этой проблеме очевидна: большинство европейцев просто тратят меньше времени на дорогу с работы. Больше фрилансеров и живущих на гранты и пособия».

Мы учим друг друга правильному восприятию мира — дети учат меня искренне удивляться

Максим 36 лет, дизайнер
Дети: Софья (8), Даниил (5)
и Николай (2)

Максим, 36-летний дизайнер и отец троих детей (восемь с половиной, пять и два с половиной), отказавшийся ради семьи от парных танцев, на которых они с женой познакомились, и даже стали чемпионами России, был приятно удивлен отношению к детям в Европе: «Когда мы были в Швеции в танцевальном лагере, преподаватели из разных стран приезжали чуть ли не с грудными детьми и брали их на занятия».

В 80−90-е рабочее время было более регламентировано, и родители не пропадали в офисе так, как нынешние

Андрей 33 года,
специалист по маркркетингу
Сын: Саша (4)

«Я не считаю, что с рождением ребенка в чем-то начал себе отказывать, — говорит 33-летний специалист по маркетингу Андрей, отец четырехлетнего Саши. — Просто теперь стараюсь выбирать занятия, интересные нам обоим. Вне работы мы практически всегда вместе: Саша даже участвует в ремонте квартиры. Интересно, что после его рождения я стал работать больше и получать больше удовольствия от процесса — теперь мне понятно, ради чего я стараюсь. Примеров того, что мужчины начали проводить больше времени с детьми, предостаточно — просто дойдите до ближайшей детской площадки и гарантированно увидите несколько молодых отцов, не успевших даже переодеться после офиса, которые старательно наверстывают недополученное за день общение с ребенком. При этом, мне кажется, постоянно находиться рядом нет никакой необходимости. Это сильно расслабляет. У нас уговор: в будни мы с женой работаем, Саша, в свою очередь, «работает» в детском саду. Ребенок знает, где его отец, чем занимается, когда придет и для чего ходит на работу. Надеюсь, такая модель заложит в нем правильные жизненные принципы и приоритеты. Что касается разницы в отношении отцов к детям в Европе и у нас, то она не в количестве времени, а скорее в качестве. В нашей стране не хватает жизнерадостного и снисходительного отношения взрослых к детям и их поступкам. У нас огромное количество замечательных родителей. Нужно время, но мы на правильном пути».