Поиск
13 октября 2015

Призрак Оперы

Екатерине Лёхиной рукоплещут в лондонском Королевском оперном театре, в Парижской национальной опере Монпелье, а также на других крупных площадках мира.
Призрак Оперы
  • Фото: Архивы пресс-служб

На сцене Большого театра обладательницу премии «Грэмми» в последние годы можно было услышать в «Волшебной флейте» Моцарта, в «Золотом петушке» Римского-Корсакова и в «Сомнамбуле» Беллини. Еще одним важным российским проектом с ее участием стал мюзикл «Призрак Оперы», который уже год с невероятным успехом идет на сцене МДМ.

Екатерина, вы одна из трех российских обладателей престижной премии «Грэмми» за лучшую оперную запись. Насколько сильно это отразилось на вашей карьере?

Весьма ощутимо: повышенный интерес со стороны журналистов, оперных театров, концертных площадок… Предложение записать партию принцессы Клеманс в опере «Любовь издалека» финского композитора Кайи Саариахо поступило мне сразу же после победы на конкурсе «Опералия», который организовал Пласидо Доминго. После церемонии награждения ко мне подошел один из членов жюри, директор оперных театров во Франции (в Страсбурге, Лионе и Париже): «Вам было бы интересно записать главную партию в современной опере под руководством всемирно известного дирижера Кента Нагано?» Я не раздумывая согласилась! Хотя на тот момент ничего знала ни о самой опере, ни о музыке, ни о партии, которую мне предстоит записать. Но я была настолько поражена и ошеломлена, что сказала: «Конечно же, да!» Потом уже я узнала, что создатели диска на протяжении нескольких лет безуспешно пытались найти исполнительницу для этой роли — требовалось хорошее владение голосом, техникой, определенный тембр.

Когда я получила ноты, пришла в ужас! Мне показалось, что я никогда не смогу этого спеть: мало того, что партия довольно сложная, так еще и на французском языке, которым я тогда не владела. Но мой упертый характер не подвел — я выучила язык, хотя на запись в Мюнхен все-таки ехала со страхом. Сомневалась, подойду ли, смогу ли все исполнить так, как хотят композитор и дирижер. Однако все прошло замечательно! Через год вышел диск — сначала он был отмечен во Франции престижной премией «Золотой диапазон», а потом, спустя несколько месяцев, я получила письмо с вопросом: «Как бы мы могли связаться с Екатериной по поводу ее номинации на премию «Грэмми»?" Я сначала не поверила, подумала, что это ошибка. Но скоро все подтвердилось: наш альбом действительно был в числе пяти номинантов на премию «Грэмми» в номинации «Лучшая оперная запись» и победил. Так награда сама меня нашла!

Екатерина Лёхина

А сейчас вы исполняете главную роль примадонны Карлотты Гвидичелли в мюзикле «Призрак Оперы».

Должна сказать, что это первый мой опыт работы в жанре мюзикла. Мой друг Дмитрий Ермак, исполнитель главной роли, буквально уговаривал меня прийти на кастинг. К тому времени артистов уже несколько месяцев искали по всей России и в странах СНГ. Опера и мюзикл — абсолютно разные жанры, однако «Призрак» — исключение из правил. Эта постановка — синтез различных видов искусств, в ней гармонично соединяются и опера, и мюзикл, и драма, и балет.

Насколько часто образы ваших героинь совпадают с внутренним «я»? Удается ли привнести в их характер что-то свое?

Каждая роль на сцене особенная. Необходимо понять своего персонажа, представить, как бы она себя вела, пропустить всю ее сущность через себя. И тогда рождается образ. Я не знаю, какие партии перекликались бы с моим «я». Мир музыки настолько разнообразен, что каждый раз сопровождается перевоплощением, проживанием чужой жизни. Карлотта — персонаж очень интересный, колоритный, противоречивый. Из книги Гастона Леру известно, что она великолепная певица с безупречной вокальной техникой, которой, однако, не хватает души и человечности в исполнении — идеальная машина, привыкшая ко всеобщему обожанию. Образ Карлотты мне близок, хотя наши характеры совсем не похожи. Но иногда я замечаю, что некоторые оперные дивы действительно так себя ведут!

Я получила письмо с вопросом: «Как бы мы могли связаться с Екатериной по поводу ее номинации на премию «Грэмми»?" Я сначала не поверила, но скоро все подтвердилось: наш альбом был в числе пяти номинантов на «Грэмми» и победил

У вас очень насыщенный рабочий график: вы гастролируете по всему миру. Удается ли находить время для семьи и себя?

Не поверите, но иногда это получается (улыбается). Пусть и, к сожалению, не так часто, как хотелось бы. Я стараюсь навещать родителей в Самаре, по возможности путешествую, люблю отдыхать на море. Этим летом удалось съездить только на родину: мюзикл «Призрак Оперы» шел без перерыва в ежедневном режиме. У нас в спектакле потрясающая команда: актеры, певцы, танцоры, гримеры, костюмеры, а также технические сотрудники, которые обеспечивают слаженную работу этого огромного «механизма». Когда публика смотрит спектакль затаив дыхание, хочется отдавать ей больше и больше!

Недавно состоялся релиз первого русскоязычного альбома с композициями из «Призрака Оперы». Как проходила работа над пластинкой?

Звукозапись производилась на «Тонстудии» киноконцерна «Мосфильм» настоящими мастерами своего дела! Музыкальным продюсером альбома выступил Найджел Райт, работавший с Мадонной, Барброй Стрейзанд, Сарой Брайтман и другими мировыми исполнителями. Сам Эндрю Ллойд-Уэббер, находясь в Лондоне, принимал непосредственное участие в записи — автор мюзикла «Призрак Оперы» лично прослушивал весь материал и делился пожеланиями. Диск уже продается в театре МДМ, в крупнейших книжных магазинах столицы, а также доступен в цифровом формате в iTunes и на сайте мюзикла.