Поиск
14 декабря 2013

Шар судьбы

Алексей Беляков о новогоднем привете из прошлого.
Шар судьбы

Э то удивительное происшествие случилось несколько лет назад под Новый год. Мои старшие дети, Тимофей и Ася, наряжали елку. В любой семье обязательно хранятся старые игрушки, которые с недавних пор принято называть винтажными и помещать на самое видное место. Шары с полуистертыми узорами, бусы, лишившиеся доброй половины сверкающих деталей, зыбкие фигурки на прищепках — космонавт, танцовщица, клоун… Короче, все это дети доставали, разворачивали салфетки, в которых новогодние сокровища дремлют весь год, и инсталлировали игрушки на ветках. Попутно ругаясь: у каждого было свое мнение, куда надо запустить космонавта и по какому вектору направить бусы. Ася, например, считала, что длинные бусы лучше всего смотрятся на ней самой (Коко, привет!).

Дошла очередь до розового шара с четырьмя коническими углублениями, внутри которых цвет переходил в пурпурный, отчего шар приобретал сказочную «интригу». В детстве это было мое любимое елочное украшение: я вешал его на самое видное место и пытался заглянуть внутрь углублений, приближая пытливый глаз вплотную. Я был уверен, что в определенный момент мне обязательно откроется чудесное виденье: другой мир, где всегда праздник и меня готовы кормить зефиром в шоколаде сколько угодно, а не только когда его покупает мама.

И вот этот-то бесценный шар дети и разбили — хорошо что меня не было рядом. Но тут и случилось чудо: среди осколков обнаружилась тонко свернутая бумажка, практически папирус, только из школьной тетрадки в клетку. Тима и Ася развернули находку и увидели письмена. «Меня зовут Алексей Беляков, я учусь в 4 «Б» классе…» Ну и потом кое-какие биографические подробности, отчет об успеваемости и личное про девочку Иру, в которую я был влюблен. Заканчивалась записка словами о том, что девятилетний Алексей мечтает стать писателем.

Да, эту записочку я просунул сквозь крохотное отверстие в шаре за тридцать восемь лет до вечера в XXI веке, когда Тима и Ася принялись наряжать елку. И забыл о ней навсегда. А послание будущим поколениям нашло адресата. Но что особенно приятно — мечта ведь сбылась, как ни крути.