Поиск
25 ноября 2014

Спешите видеть: 3 молодые актрисы, на которых стоит обратить внимание

В российское кино стремительно ворвалось новое поколение актрис — свободных, талантливых и перспективных. Мы встретились с Александрой Бортич и Мариной Васильевой (фильм «Как меня зовут», в прокате с 27 ноября) и Северией Янушаускайте (фильм «Звезда», с 4 декабря) и убедились: за этими девушками будущее.
Спешите видеть: 3 молодые актрисы, на которых стоит обратить внимание
  • Фото: слава филиппов, николай бирюков
  • Стиль: кира штраних
  • Интервью: геннадий устиян

На главном кинофестивале российского кино «Кинотавр» в этом году только и было разговоров, что о «женском нашествии»: показали новые фильмы аж восьми режиссеров-женщин, и стало понятно, что именно они будут определять направление, в котором пойдет наше авторское кино. Приз за главную женскую роль — в фильме Анны Меликян «Звезда» — получила актриса из Литвы Северия Янушаускайте, сыгравшая скучающую жену богатого бизнесмена, которая уходит от него, захотев жизни на полную катушку. В драме Нигины Сайфуллаевой «Как меня зовут» героиня Марины Васильевой едет вместе с подругой (Александра Бортич) в Крым к отцу, которого никогда не видела. Результат вызывает слезы даже у взрослых, многое повидавших грубых мужчин. Наших героинь объединяют нежелание играть в плохих коммерческих проектах, стремление работать с интересными артхаусными режиссерами, интерес к нетривиальным, сложным характерам и свобода, с какой они выражают свои мысли. Это новые лица нашего кино, и его будущее принадлежит им.

Северия Янушаускайте
«Звезда»

«Звезда» — ваш первый российский фильм, и вы сразу получили приз за лучшую женскую роль на «Кинотавре». Как вы попали в проект?

Режиссер Аня Меликян искала актрису и случайно увидела мое лицо на постере одного фильма, который показывали на Московском кинофестивале. Мне позвонила агент в Вильнюс и сказала, что съемки уже через две недели. И я поехала в Москву.

Вы играете «трофейную жену», которая уходит от мужа и полностью меняет свою жизнь, узнав, что смертельно больна.

Да, она холодная и несчастная женщина, имела все и одновременно ничего. Она узнает, что умирает, и не может в это поверить. Такое случается с женщинами, помешанными на своем теле.

Есть ли разница в работе с режиссером-женщиной и режиссером-мужчиной?

Это очень зависит от человека. Во время работы с Аней я узнала, что есть женщины, которые могут быть и женственными, и сильными. Да, бывает сложно, потому что обычно женщины чувствительнее мужчин. Но в то же время, снимая кино, они не то что открывают в себе мужские качества, а становятся свободными, полностью раскрываются.

А когда смотрите фильм, снятый женщиной, ловите себя на мысли, что это «женское» кино?

Я бы не сказала, фильмы Джейн Кэмпион или Софии Копполы вполне мог бы снять мужчина. Если картина хорошая, пол режиссера абсолютно не важен.

На каких фильмах вы выросли?

Мне было, наверное, лет 13, когда я стала ходить в кино на Гринуэя, Бертолуччи. Это полностью меняет твое восприятие жизни и искусства. Но это не значит, что я люблю только «серьезный» артхаус. Обожаю классику, комедии Гайдая — это мое.

Ваша внешность скорее помогает получать роли или мешает?

Мне как женщине приятно слышать комплименты, но в профессиональном плане у меня одно время даже были комплексы по поводу внешности — все-таки красивых актрис сразу определяют в очень небольшое количество амплуа. Но я могу быть некрасивой с помощью хорошего режиссера. И, конечно, я не буду кокетничать и говорить, что мне не важно, как я выгляжу.


Александра Бортич и Марина Васильева
«Как меня зовут»

Как вы попали в фильм «Как меня зовут»?

Александра: Марина пришла в первый день кастинга, а я в последний, и сразу все совпало. Режиссер Нигина Сайфуллаева увидела меня на других пробах — к сериалу «Деффчонки», но тогда меня не утвердили. А тут подошла. И наше партнерство оказалось фантастическим.

В чем его фантастика?

Александра: В том, какая я дура, а Марина нет. (Смеется.)

Ваши героини только закончили школу.

Марина: Да, моя героиня Оля поступила, а Сашина — нет.

Александра: Как все, блин, правдиво, да? (Смеется.)

Планируете поступать?

Александра: Я уже не поступила на актерский. Планирую в следующем году, но пока есть работа, слава Богу.

Ваши героини едут знакомиться с отцом Оли, которого она никогда не видела.

Марина: Да, и эта встреча раскрывает в них то, что до этого было скрыто. Потому что невозможно быть такой правильной перфекционисткой, как Оля, и такой безбашенной, легкомысленной, как Саша. Все равно они другие сами с собой. Моя героиня просто хочет увидеть, какой он, ее отец, но, подсмотрев за ним в заборную щель, говорит: «Господи, какой он страшный!».

Александра: А по-моему, прикольный. (Смеется.)

Марина: Здесь еще, наверное, подключается ее страх открытого общения с ним. И дело не в возрастной разнице, а в том, что она его немножко идеализировала. К тому же она из своей Москвы приехала в этот кошмар провинции, который никогда не видела, и этот забор, собака на цепи, и отец выходит в шортах и майке чумазый…

В чем особенности съемок именно у женщины-режиссера?

Марина: Нигина сочетает в себе мужскую жесткость и женскую чувственность, и в фильме это видно: есть нежные, оголенные моменты и очень жесткие.

Александра: Один мужчина после просмотра фильма спросил, почему так «топорно» снято и должно ли так вообще быть. А мне кажется, весь смысл жести на экране в том, что она выглядит ошеломляюще.

Была ли реакция зрителей на фильм, которая вас удивила?

Александра: В основном он всем понравился, но я слышала, как незнакомые люди рядом обсуждали: «О господи, зачем они раздели эту жирную бабу?» (Смеется.) На «Кинотавре» после фильма девушки в туалете подходили со слезами на глазах и удивлялись, что это я там снялась, потому что на премьере на мне было нежное вечернее платье. А я их утешала и тоже начинала плакать. Так мы и стояли все и плакали. (Смеется.) Возможно, есть чувства, которые можно передать только через слезы.

После такой удачной премьеры вас, наверное, завалили предложениями.

Марина: Ох, все очень сложно! Я не могу поставить свое имя под тем, что плохо сделано. И поэтому, собственно, нигде не работаю. Только учусь. Тяжело, когда ты хочешь чего-то и понимаешь, что у тебя небольшой опыт, что в принципе таких девочек много. Поэтому то, чего хочу я, где-то там, недосягаемо. Мне прислали четыре сценария, я их прочла и немного поникла.

Александра: Я понимаю Марину, но отношусь к работе чуть проще. Хочется хотя бы в начале карьеры работать над таким, что трогает. Благодаря фильму «Как меня зовут» я сильно изменилась, пропустила через себя многое. Я сейчас снимаюсь в кино без серьезных художественных амбиций, но там есть интересная история, и в производство вложены большие деньги. И это прекрасно. Я, конечно, не планирую играть только в таком кино, которое, может, и не заставляет людей думать, но которое хотя бы приятно смотреть. В конце концов, 70% зрителей — это обычные люди. Мы сейчас начинающие, и в течение ближайших десяти лет кино и телевидение будут нашей работой по‑любому. А в жизни все повторяется, и если у нас в 1960—1970-е было очень сильное кино, потом были времена отвратительного, то сейчас такое ощущение, что все вроде бы возвращается на круги своя. То, что наш фильм взяли на кинофестиваль в Сан-Себастьяне, означает, возможно, что наше кино поднимается с колен.