Поиск
22 октября 2014

В образе

Сегодня Рене Зеллвегер редко радует нас новыми ролями в кино. И дело вовсе не в отсутствии предложений. О своем тайм-ауте, поездке в Либерию и любви к шляпкам она рассказала Даше Веледеевой.
В образе
  • Фото: Саймон аптон
  • Стиль: майкл дай

Рене Зеллвегер совсем не похожа на Брид­жит Джонс. Это, пожалуй, первое, что приходит в голову при знакомстве с актрисой. Хотя она невероятно обаятельна и, как ее знаменитая героиня, мечтала стать журналистом, ездить по миру и брать интервью. У Рене нет ничего общего и с Рокси Харт из «Чикаго». Хотя она отлично смотрится в блестящих нарядах с перьями, бахромой и стразами в стиле 20-х годов прошлого века. Больше всего Рене Зеллвегер похожа на счастливую женщину, без всяких «хотя» и «если». Дело в том, что однажды она поняла: друзья и любимые люди — это лучшее, что есть в жизни, и она больше не хочет пропускать их дни рождения. А работа — это только приятное дополнение.

одновременно снималась в одном фильме, продвигала второй и готовилась к третьему. Жизнь любимых людей проходила мимо меня

У вас много поклонников в России. Вы когда-нибудь бывали у нас?

Однажды — кажется, во время промо-тура «Чикаго» — наш самолет остановился для дозаправки на одном из дальневосточных островов. Был закат или рассвет, сейчас уже не вспомню, но солнце находилось невысоко; в порту стояло много старых желтых и красных кораблей, которые с высоты птичьего полета казались игрушечными. Когда мы вышли из самолета, меня сразу поразил воздух: никогда в жизни не дышала таким чистым, невероятным воздухом! А какое небо! Я бы очень хотела вернуться. И в Москве хотела бы побывать. Отец мне рассказывал о московском метро, русском искусстве, архитектуре. А Санкт-Петербург! Я постоянно слышу о том, какой это особенный город.

Вам нравятся большие города?

Да, мне комфортнее в мегаполисах — в них проще оставаться незамеченной. В большом городе, как ни странно, остается место для личного пространства, а в маленьком ты постоянно у всех на виду.

Вы как-то сказали, что, попав в Лос-Анджелес, поняли, каким человеком точно не хотите стать. Что вы имели в виду?

В Лос-Анджелес приезжают люди, полные надежд. И там их поджидают «змеи-искусители», предлагающие осуществить любые желания. Когда-то я работала в баре в Лос-Анджелесе и слышала массу историй о том, на что люди готовы пойти ради заветной мечты. И ужасалась. Часто мне было по‑настоящему жаль незнакомых людей, но я ничем не могла им помочь.

И тем не менее, это наверняка был очень полезный для вас опыт.

Безусловно, но это не значит, что он помог мне избежать собственных ошибок. (Смеется.) Жизнь постоянно преподносит уроки.

Вы и по сей день учитесь на собственных ошибках?

Разумеется. Пару лет назад я решила сделать перерыв в работе. Оглянулась вокруг и поняла, что недовольна своей жизнью. Мой режим, расписание и планы на будущее зависели исключительно от рабочих обязательств. Я больше не принадлежала самой себе. Не могла вспомнить, когда последний раз проводила день так, как хотелось лично мне. Одновременно снималась в одном фильме, продвигала второй и готовилась к третьему. Жизнь любимых людей проходила мимо меня. Они, конечно, понимали, почему я не заходила на барбекю, дни рождения и другие праздники. Они отмечали их без меня. А потом отправляли фотографии, на которых меня не было. Не было в течение трех, пяти, десяти и в итоге семнадцати лет. И однажды я прислушалась к себе и поняла, что больше всего на свете хочу ходить на дни рождения любимых людей.

Почему человека нужно осуждать за то, что делает его счастливым?

Это случилось в один момент?

Нет. Помню, что сидела на вершине горы в Румынии, листая журналы трехмесячной давности — столько времени «свежая» пресса шла до нас. Я увидела фотографию человека на велосипеде на какой-то парижской улице и подумала, что я ни разу в жизни не каталась на велосипеде по Парижу. А ведь жизнь одна! И как бы ни была прекрасна работа, иногда гораздо приятнее просто пойти на пляж с друзьями. И я взяла отпуск.

Что интересного произошло за это время?

Я съездила в Либерию. Моя подруга основала благотворительную организацию в поддержку женщин Африки. Там я встретила удивительных девушек, которые совершили революцию и даже изменили ход истории. Они умные, образованные и такие красивые, ухоженные! При этом они занимаются серьезным бизнесом. Они на 100% используют свой потенциал, и это вдохновляет.

Где еще вы любите проводить отпуск?

Знаете, я в принципе не люблю ездить в отпуск. Мне не нравится жить в отелях: какими бы прекрасными они ни были, мне в них некомфортно. Я люблю проводить каникулы дома. И чтобы ко мне обязательно приходили друзья. В прошлом году мой отпуск длился три или даже четыре месяца, и каждый понедельник ко мне приходили подруги. Мы готовили, смотрели дурацкие программы по телевизору и дурачились — это был лучший отпуск в моей жизни!

Вы помните момент, когда осознали, что знамениты?

Да, даже пару моментов. Я представляла на кинофестивале Sundance фильм «Весь огромный мир», и ко мне вдруг начали подходить люди — на улицах, в кафе, везде, где бы я ни появлялась. Они здоровались, делились впечатлениями о фильме, и это было так необычно. Помню, как-то мы ужинали в ресторане с моей семьей, менеджером и режиссером фильма Дэном Айлендом. В этот момент мне позвонили и сообщили, что я получила роль в фильме «Джерри Магуайер». Я посмотрела на официантов: как они разносят еду, убирают со столов, о чем-то шутят между собой — а ведь я знала их работу «от» и «до», я не один год проработала официанткой… И вот я наблюдала за ними и думала: как же мне нравилось все это! Чувство коллектива, взаимовыручка, совместные походы в кафе после смены. Я правда с удовольствием работала официанткой! Но именно в тот момент я поняла, что, скорее всего, больше никогда не буду этим заниматься… Хотя кто знает? (Смеется.) Второй раз это случилось во время работы над фильмом «Джерри Магуайер». Помню, старалась изо всех сил, потому что не хотела быть слабым звеном в такой прекрасной компании, как режиссер Кэмерон Кроу и Том Круз. Так вот, я находилась в студии на озвучивании фильма. Кэмерон Кроу там тоже был. Он подозвал меня к себе и включил клип Брюса Спрингстина «Secret Garden». И я расплакалась. В этот момент я четко осознала, что стала частью чего-то большого и значимого.

Вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы заниматься чем-то помимо кино?

Безусловно, это одна из причин, по которым я взяла тайм-аут. Активно снимаясь в кино, невозможно всерьез делать что-то еще. А меня, например, заботят проблемы окружающей среды. Я участвовала в работе организации 24 Hours of Reality, которая занимается экологическими проблемами, связанными с глобальным потеплением. Они организовали онлайн-проект, который длился 24 часа и в котором участвовало 24 страны из 24 часовых поясов. Это было виртуальное путешествие вокруг света с помощью спутника. Штаб-квартира мероприятия находилась в Нью-Йорке, где проходила конференция с участием ученых-экологов. А я была на этой конференции модератором, и мне ужасно понравилось! Я ведь окончила факультет журналистики и думала, что именно этим и буду заниматься всю жизнь — интервью, путешествия.

Не нужно снимать фильмы по образу и подобию тех, что уже получили признание и успех. Я верю, что люди умнее и образованнее, чем думают многие продюсеры. И они хотят видеть новые и нестандартные картины

Но вы ведь не оставите кино насовсем?

Конечно, нет! Актерство — дар свыше, нельзя им пренебрегать! Я обожаю создавать образы, рассказывать истории персонажей.

Какую роль пока не довелось сыграть, но очень хотелось бы?

Я ни разу не играла в настоящем экшн-фильме, а это, мне кажется, дико увлекательно! Я бы с огромным удовольствием снялась в кино с невероятными погонями и всевозможными трюками.

А любимый режиссер у вас есть?

Есть несколько людей, от которых я надеюсь однажды получить приглашение на роль. Например, я бы с удовольствием еще раз поработала с Робом Маршаллом — он прекрасный режиссер, и мы отлично понимаем друг друга.

Вас когда-нибудь раздражало чрезмерное внимание к роли Бриджит Джонс? То, что вас непременно ассоциируют с ней?

Забавно, что вы об этом упомянули. Соглашаясь на роль Бриджит, я и подумать не могла, как это решение повлияет на мою жизнь. Меня до сих пор благодарят за Бриджит. Рассказывают, как постоянно пересматривают фильмы и от души смеются, и это действительно круто! (Смеется.) Но я и предположить не могла, что придется отвечать на такое количество вопросов о диете и похудении! Меня поражает, как много людей всерьез озабочены своим и чужим весом. У меня скулы сводит от скуки, когда на очередном телешоу задают вопрос: «Как вам удалось сбросить вес?» Это же так просто: я набрала вес моей героини, а когда съемки закончились, я вернулась в свою жизнь и в свой вес. Никакого секрета тут нет.

Какая роль вам далась тяжелее других?

И снова Бриджит Джонс. Было сложно, потому что я снималась в другой стране почти год — жила в чужом доме, спала в чужой кровати, говорила на чужом диалекте и была в чужом теле. Я и представить не могла, что буду так скучать по своей собственной жизни!

В мюзикле «Чикаго» вам пришлось петь. На кого из певиц вы ориентировались, готовясь к этой роли?

Я полностью доверилась более опытным в этой области партнершам — Куин Латифе, Кэтрин Зета-Джонс. Мне было на кого равняться. Помню, как-то мы все собрались за огромным столом — актеры, режиссер, продюсеры, танцовщики, и мне нужно было петь. Я жутко боялась. Помню, Латифа и Роб Маршалл ободряюще посмотрели на меня, и я спела как надо. Так что было на кого ориентироваться!

Что еще помогает вам расти профессионально? Если бы вас попросили дать совет начинающим актрисам, каким бы он был?

Какой сложный вопрос! Мне далеко не сразу удалось осознать границы собственных возможностей, понять, с чем я могу справиться, а что мне не под силу. Что касается совета, думаю, каждый актер должен четко представлять, зачем он идет в кинобизнес. Эта работа — настоящий подарок, но и огромный труд. Вам придется проводить на площадке по 14−20 часов, работать 6 дней в неделю (а в единственный выходной вас, скорее всего, попросят дать интервью). Если это не соответствует вашим ожиданиям, остановитесь! Легкий успех — миф. Слава, гламур и роскошная жизнь — всего лишь иллюзия.

Но без роскошной жизни в кино не обойтись, взять хотя бы ковровые дорожки. Я заметила, что вы, например, очень любите шляпки.

О да, обожаю! Мой друг, английский дизайнер Филип Трейси, постоянно присылает мне новые экземпляры, но у меня, к сожалению, редко появляется достойный повод надеть их. Я активно ношу их только летом.

Вам нравится наряжаться?

Да, очень! Ведь выход на красную дорожку — это нечто особенное, это привилегия, и я всегда наслаждаюсь ею. Ты снялась в фильме, который понравился многим, — ты заслужила право надеть роскошное платье и драгоценности. Я вообще люблю моду, для меня это форма искусства. Но в то же время мне не нравится, когда люди наряжаются только ради того, чтобы нарядиться; когда мода превращается в спорт. Еще не люблю, когда люди осуждают наряды других: «Ах, посмотрите, какое ужасное платье на этой девушке!» В такие моменты я думаю: а что если девушке по‑настоящему нравится это платье? Что если в нем она себя чувствует королевой? Кто сказал, что правильно, а что нет? И почему человека нужно осуждать за то, что делает его счастливым? В общем, я считаю, что девушки не должны бояться самовыражаться и надевать то, что им нравится. Я делаю именно так.