Поиск
2 мая 2017

Кто такой куратор и как им стать

Рассказывает потомственный куратор Андрей Мизиано

Андрей Мизиано
Андрей Мизиано

Хотя кураторы появились в России четверть века назад и с того времени превратились в одних из самых влиятельных фигур в искусстве, многие до сих пор с трудом представляют, что это за профессия. И профессия ли вообще. Андрей Мизиано — один из немногих в России, кого можно назвать потомственным куратором: его отец Виктор Мизиано — пионер российского кураторства — дважды отвечал за русский павильон на Венецианской биеннале. По просьбе Bazaar.ru Андрей Мизиано рассказывает, откуда взялись кураторы, какие ошибки они совершают и где обучают их делу.

Кто такой куратор

Куратор — это важная фигура в международной системе искусства. Исторически куратор вырос из хранителя музея, историка искусства, художественного критика. Он создает выставочные и исследовательские проекты, пишет профессиональные искусствоведческие, критические и теоретические тексты. Моя коллега Екатерина Иноземцева однажды правильно заметила, что куратор — это человек с особенной сенсорикой. С особым ощущением искусства, пространства, современности. Но если для удобства попытаться изыскать аналог, то куратора можно сравнить с кинорежиссером. И тот, и другой определяют содержание и судьбу события, выстраивают сценографию и процесс, дирижируют командой, в которую входят другие яркие, интересные люди.

Как кураторы появились в России

Золотым веком российского и, наверное, международного кураторства были 90-е годы. После перестройки в Россию стали приезжать иностранные эксперты. Они сообщили нашим современным художникам, что с ними будет работать какой-то куратор, — это звучало курьезно, потому что в советское время куратором назывался человек, представляющий интересы КГБ, в том числе и в культурных организациях. Первые российские кураторы — это люди, которые знали историю искусства и хорошо владели иностранными языками. В 90-е годы художественная сцена была молодой, профессия только зарождалась — кто-то нарекал себя куратором только потому, что дружил с художниками и умел повесить картины на стену. Но история все расставила на свои места.

Фото: Getty Images

Куратор — это профессия?

В свое время этот вопрос вызвал много обсуждений. На эту тему был выпуск Manifest Journal, первого журнала, посвященного исключительно кураторству. Большинство приглашенных авторов пришли к выводу, что кураторство — не в полном смысле профессия. Важную роль играет не столько знание теории, сколько та самая сенсорика, а также темперамент и обаяние человека, умение строить отношения, артистизм. Но все-таки, чтобы стать куратором, мне кажется, нужно делать то, чем систематически занимаются кураторы: писать в профильные издания и организовывать выставки, пусть и небольшие. Хотя бы у себя на кухне, как начинал знаменитый Ханс-Ульрих Обрист. Выдающийся социолог Энтони Гидденс в свое время предложил логику экспертных систем. Твоя работа «засчитана», если ее оценит и примет экспертное сообщество, — к примеру критики, которые пишут рецензии в Flash Art или Harper's Bazaar Art, или другие кураторы. Неважно, похвалили они тебя или разнесут в пух и прах, — они обратили на тебя внимание, тем самым встроив в систему. Чтобы считаться носителем профессии, важна системность и встроенность в профессиональную среду. Это как в бассейн ходить: если ты плаваешь раз в месяц, это не значит, что ты пловец.

Где преподают кураторство в России и за рубежом

Первая кураторская школа возникла во французском городе Гренобль. Вскоре что-то похожее открылось при нью-йоркском Bard College. Затем во многих западных университетах стали появляться кафедры по подготовке кураторов. Продвинутые курсы по кураторству есть в лондонских Goldsmith College и Royal Academy of Arts. Именно Лондон стал главной кузницей кураторских кадров. Отчасти благодаря преподаванию на английском языке, отчасти — благодаря географическому положению. В России ни в 90-х, ни в 2000-х не было институций, которые бы систематически обучали кураторству на международном уровне. Но недавно наметились позитивные изменения. В Санкт-Петербурге появилась двухгодичная совместная магистерская программа Смольного института и Bard College. Российские и зарубежные эксперты преподают историю выставок, критическую теорию и другие дисциплины на двух языках: русском и английском. Это принципиально важный момент в обучении кураторскому делу, потому что современное искусство — глобальное явление, оно не может быть ограничено одним языком и одной географией.

John Waters
John Waters «Study Art Sign (For Prestige or Spite)», 2007 (Grimaldis Gallery)

Ошибки кураторов

Кураторы почти евгенически соблюдают чистоту профессии. Поэтому плохих, интеллектуально беспомощных кураторов называют exhibition maker — это такой внутренний сленговый термин. Какие ошибки совершают кураторы? Одна из самых распространенных — выбрать работы, а затем отдать все на откуп архитектору, который расставит их в пространстве, исходя из чистой прагматики: размера, «повесочной» площади и так далее. В результате выбранные произведения могут отвечать теме выставки, но совершенно не вступать друг с другом в диалог. Другую серьезную ошибку куратор может совершить в работе над экспликационными текстами — дать к произведениям комментарий, чересчур насыщенный смыслами, написанный громоздким научным языком. Человек приходит на выставку современного искусства, встречает множество ссылок на философов, сложную специальную терминологию. Это образует непонятную ауру, в которой часто упрекают современное искусство. Куратор должен найти правильный баланс между общей и специальной лексикой, ведь хороший, в нашем случае — русский, язык никто не отменял.

Можно ли изменять выставку после открытия

Открытие выставки можно сравнить с рождением человека. Проведем аналогию: стоит ли человеку делать пластические операции? Это широко обсуждаемый вопрос. Если вы хотите подправить нос с помощью ринопластики, это может быть приемлемо и обоснованно. А если решаетесь на болезненную, рискованную процедуру вроде удлинения ног, это сопряжено с серьезными рисками. Лично я предпочитаю не прикасаться к выставке после открытия, если речь не идет об исправлении опечаток на этикетках и настенных текстах.

Ханс-Ульрих Обрист в своем офисе в Лондоне, 2007 год
Ханс-Ульрих Обрист в своем офисе в Лондоне, 2007 год
Фото: Getty Images

Как куратор общается с художником

Как говорил в 90-е Ханс-Ульрих Обрист, в основе современного искусства лежит диалог. Между самими произведениями, текстом и произведением, зрителем и произведением и, конечно, между куратором и художником. Кураторство предполагает личные отношения между художником и куратором. Но в крупных институциях зачастую художников выбирает не один куратор, а целый коллектив. Поэтому часто вам приходится иметь дело с совершенно незнакомым человеком. А когда две очень разные, и притом особенные, яркие личности вступают в тесное профессиональное взаимодействие, могут возникать конфликты. Бывает, что художник предлагает работу, которая не отвечает задачам выставки, мотивируясь невыгодными для всего проекта причинами. Решая ту или иную проблему, в конечном счете куратор должен помнить, что институции, выставочные проекты и вся система искусства на самом деле существуют именно для художника.

← Нажмите «Нравится» и читайте нас в Facebook