Поиск

Независимый взгляд на ярмарку Cosmoscow 2016

Лучшие художники, безальтернативность и слишком дорогие билеты — что говорят эксперты.
Независимый взгляд на ярмарку Cosmoscow 2016
  • Источник фото: Архивы пресс-служб

С 9 по 11 сентября в Москве проходит четвертый выпуск международной ярмарки современного искусства Cosmoscow. По следам светского открытия Bazaar.ru предложил специалистам в области искусства выделить наиболее удачные стенды и интересных художников, оценить ярмарку с точки зрения контента и организации в свободном формате. Перед вами — комментарии пяти экспертов, не связанных с ярмаркой никакими обязательствами.


Екатерина Вагнер, шеф-редактор Harper’s Bazaar Art. Арт-критик, журналист, член Ассоциации искусствоведов России.

Тот факт, что организаторы выставки не разрешают галереям выставлять больше двух художников на стенде, с одной стороны, идет ярмарке на пользу: экспозиции получаются более цельными и эффектными. Но с другой стороны, в итоге Cosmoscow представляет нам сильно урезанную версию российского арт-рынка, и без того скромного по масштабу, а многие хорошие и популярные у коллекционеров художники остаются за кадром. Впрочем, некоторые галеристы сумели обойти запрет, разместив работы идущих сверх лимита авторов в как бы служебных закутках в задней части стенда. Например, у галереи Iragui в этой «тайной комнате» за экспозицией (кстати, отличной) Георгия Литичевского и Оли Божко скрывается графика Виктора Пивоварова и Павла Пепперштейна. Помимо Iragui хотелось бы отметить стенды галереи Triangle, выставившей Валерия Чтака, который использует в своих работах эстетику стрит-арта, и Кирилла Кто — уличного художника, ныне успешно работающего в галерейном формате, и галереи «11.12» — у нее стоит обратить внимание на работы прекрасного уфимского художника Рината Волигамси, персональная выставка которого идет сейчас в основном пространстве 11.12 на «Винзаводе». Впечатляют практически музейного уровня экспозиции Михаила Рогинского и Владимира Вейсберга у ART4 и Бориса Кочейшвили у галереи «Здесь», а также новые живописные работы Виктора Пивоварова на стенде XL Projects. Успешным оказался дебют новой галереи Shaltai Editions, возникшей на базе магазина Shaltai Boltai, и специализирующейся на тиражных работах на грани искусства и дизайна — на ее стенде с коврами и фарфором от Владимира Дубосарского и высокотехнологичными объектами группы Electroboutique не было отбоя от посетителей.

Не менее популярным оказался самый интерактивный стенд — Laboratoria Art & Science Space, где гости ярмарки могли пообщаться со слепым роботом. На мой взгляд, Cosmoscow в своем нынешнем виде представляет собой нечто среднее между выставкой и ярмаркой: для выставки она недостаточно концептуальна, для ярмарки предлагает слишком скромный выбор имен. Но, возможно, этот компромиссный вариант — именно то, что требуется в нынешней экономической ситуации. Также вызывает удивление цена билета 600 рублей.

Валерий Чтак. Psychedelic. 2016. Triangle Gallery.
Владимир Дубоссарский. Полный релакс. 2016. Галерея Shaltai Editions.

Антон Белов, директор Музея современного искусства «Гараж».

Cosmoscow — это единственная ярмарка современного искусства в Москве и, пожалуй, в России. Безусловно, она носит не глобальный, а региональный характер с явным локальным уклоном в российское искусство. Она обязательна для посещения, в первую очередь, ввиду того, что альтернативы нет, и надо следить за тем, что происходит на рынке искусства. Что в ней можно менять? На мой взгляд, ярмарке не хватает привлечения большего количества международных участников. Хотелось бы видеть более мощную параллельную программу: от образовательных мероприятий в сфере арт-рынка до более активной партнерской программы с коллекционерами, музеями и другими площадками, чтобы у международных гостей было больше поводов приезжать.

Инна Баженова, издатель международной сети The Art Newspaper и российской версии газеты об искусстве The Art Newspaper Russia. Коллекционер, учредитель фонда In Artibus.

Общее впечатление от ярмарки в этом году хорошее: проект набирает обороты, он выглядит респектабельно и хорошо организован. Очень жаль, что этот рост совпал с политическим кризисом, который влияет на настроение покупателей и иностранных галерей. Безусловно, во влиятельные международные ярмарки уровня Art Basel и Frieze вложено гораздо больше инвестиций и времени. На крупных ярмарках представлены самые дорогие художники и самые передовые инновации. Но уровень дизайна, организации, коммуникации и пиар-кампании абсолютно им соответствует. Надеюсь, что со временем разнообразие и количество галерей со всего мира будет расти. Как коллекционер классического искусства, я прежде всего обратила внимание на стенд Музея АРТ4, который представил работы Рогинского и Вейсберга — это два художника, которыми я интересуюсь и занимаюсь. В целом же много индивидуальных и забавных экспозиций: Cosmoscow дает широкое представление о современном российском искусстве. Надеюсь побывать на благотворительном вечере и лекциях образовательной программы Сosmoscow.

Владимир Вейсберг. Цветы в трех вазах. 1971. Музей АРТ4. €80,000
Михаил Рогинский. Бутылки на розовом фоне. 1978. Музей АРТ4. €8,000

Светлана Марич, заместитель главы аукционного дома Phillips. Специалист по современному искусству.

Coscmoscow в этом году — безусловно, яркое международное событие с региональным акцентом на искусство России и бывших стран СССР. Было очень любопытно посмотреть на работы художников из Казахстана, Эстонии, Грузии, — особенно понравился стенд галереи TNN из Тбилиси. Впечатлили новые работы любимчиков московской арт-сцены Евгения Антуфьева и Павла Пепперштейна, а также мэтров — Виктора Пивоварова и Бориса Кочейшвили.

Зураб Арабидзе. Невидимый страх одиночества. 2014. Галерея TNN (Тбилиси). €4,500.
Борис Кочейшвили. Женщины и дети. 2009. Галерея «Здесь».

Ольга Нефедова, искусствовед, коллекционер, основатель Музея Ориентализма в Дохе, член попечительского совета Singapore Art Fair. Автор профессиональной литературы по ориентализму, доцент школы исторических наук Высшей Школы Экономики.

На сегодняшний день Cosmoscow — пока единственное событие подобного масштаба в России. Сложно сравнивать ее формат, содержание и результаты с другими подобными международными проектами. В первую очередь, из-за истории развития, существования и восприятия современного искусства в России, особенностей формирования класса профессиональных коллекционеров и проблемы поддержки государственных институций, призванных продвигать это самое искусство как в России, так и за рубежом (где оно до сих пор плохо известно). Но одно несомненно — подобный проект России нужен, так как не смотря на коммерческую составляющую, Cosmoscow — это, пожалуй, в первую очередь место встречи художников, галеристов, коллекционеров, а также важной составляющей любой ярмарки — искусствоведов и критиков. И, конечно же, для тех, кто только пытается разобраться, что такое российское современное искусство, есть ли оно и на что похоже.

Ирина Нахова. Идеальный город. 1978. Галерея pop/off/art. $45,000

Что такое идеальный город? Город, где мы родились, где были счастливы, или некая эфемерная недостижимая мечта? Найдем ли мы когда-нибудь туда дорогу или будем находиться в вечном поиске? Начиная с XV века, художники задаются этими вопросами и по-разному на них отвечают. Так и Ирина Нахова представляет на суд зрителя картину-размышление. И в попытке разгадать ребус художника, пожалуй, и заключается истинный смысл картины. «Идеальный город» — одна из ранних работ признанного мастера, которую сам автор называет ученической. И не случайно, ведь 1978 год — год выпуска Наховой из Московского полиграфического института. График, живописец, автор инсталляций много работает с современными материалами и технологиями. Тем интереснее видеть ранние работы мастера, в ожидании ретроспективной выставки.

Таисия Короткова. Из серии «Музей космоса». Mir Station. Sleeping Room. 2015. Галерея NK Gallery (Антверпен). €6,500

В серии работ «Музей космоса» Таисия Короткова в очередной раз вступила в диалог между наукой и искусством. В данном случае — в диалог мира науки и мира музеев. Cоставляющие космической романтики, аппаратура и части модулей станции «Мир», когда-то совершившие при помощи человека революцию в науке, получают второе рождение, становясь экспонатами музея. Но вместе со второй жизнью, они получают и второе значение. А точнее, предназначение. Окруженные занавесками, декоративными деталями, цветами, они уже не напоминают нам о космосе, а скорее о работах мастеров Северного Возрождения. Картина обманчиво проста и очень красива.

Иван Плющ. Из серии «Место действия». № 9. 2016. Галерея Ural Vision. €1,800

Временной континуум — главная тема творчества художника и его серии графичных работ «Место действия» в частности. Место действия — Венгрия: старые заброшенные дома, дома с прошлым. Рамой холста ограничено лишь пространство, но не история тех мест, где долгое время жили люди. Такие же, как и исчезающие герои работ, буквально проносящиеся мимо. И дома, и люди — все участники системы сосуществования, которая, в конце-концов, доказывает, насколько они чужды друг другу, существуя в параллельных реальностях.

Илья Долгов. Из серии «Гербарий». Недотрога мелкоцветная. 2012. Галерея H.L.A.M (Воронеж). €1,000

Графическая серия художника-природоведа Ильи Долгова возвращает многих зрителей в ныне уже устаревший способ познания мира — наблюдение и исследование природы через гербарий. Художник буквально ведет нас от растения к растению, заставляет рассматривать с любопытством каждый цветок и стебелек, удивляя разнообразием и неизведанностью этого мира. Необходимость такого знания очевидна. С одной стороны, это гербарий нашей юности, непосредственный и наивный. С другой, важная составляющая науки ботаники, изучающей жизнь растений. Таким образом, через наблюдения за природой, художник возвращает нас к простому — забытому гербарию. Точно также возвращая нас от «-измов» к простому изящному рисунку, как первому средству познания и изучения действительности.

Иван Чуйков. Композиция с желтым кругом, 1966. VLADEY. €60,000

Предметом исследования Ивана Чуйкова на протяжении долгого времени оставалась проблема структуры картины. Размышления автора на эту тему представлены в «Композиции с желтым кругом». Деконстструированная работа, состоящая из фрагментов, где каждый элемент, казалось бы, понятен в отдельности. Но в тоже время иллюзорен — ведь ни один не дает ясного ответа, что он из себя представляет и что изображает. Видны лишь фрагменты, создающие атмосферу таинственности, приглашая нас заглянуть за границы видимого. Только соединив эти фрагменты, зритель может увидеть нечто большее, чем просто целое. Единственным объединяющим началом является плоскость картины, которую мы можем считать точкой отсчета, взяв за основу цвет, и соединив иллюзии с реальностью.

Михаил Рогинский. Бутылки на розовом фоне. 1978. Музей АРТ4. €8,000

Советская действительность Михаила Рогинского — это истинный соцреализм, с его «атрибутами низкого быта» — продуктами потребления. Картина — это иллюстрация сакрального ритуала сбора и сдачи бутылок, неотъемлемой части повседневной советской рыночной жизни. Вместе с тем, ироничный натюрморт 1970-х годов, неказистый и наивный, сегодня уже является не столько историческим свидетельством своего, такого не простого времени, а скорее образом стабильности, наполняя идеологический знак новым содержанием. Из социального протеста работа перерождается в символ гарантии и устойчивости.

Владимир Вейсберг. Цветы в трех вазах. 1971. Музей АРТ4. €80,000

Классик отечественной живописи второй половины XX века в первую очередь известен своими натюрмортами из белых предметов, однако в данном случае хотелось бы обратить внимание на буквально воздушные, окутанные светом, меланхоличные три букета цветов. Хрупкие и утонченные, поглощенные светом, воздушные и тающие контуры, создают нематериальные объекты, открывая новые живописные смыслы. Ведь именно в 1970-х годах художнику удалось добиться, по его собственному выражению, «невидимой живописи».


← Нажмите «Нравится» и читайте нас в Facebook