Поиск
15 ноября 2017

Неслучайные кадры: почему обязательно нужно попасть на фотовыставку ТАСС

О героях, задачах и самых важных моментах проекта рассказывает его куратор Нина Гомиашвили

Нина Гомиашвили
Нина Гомиашвили

Сейчас в «Манеже» идет не просто выставка, а целый проект ТАСС «Главные кадры». Екатерина Поклад поговорила с его куратором Ниной Гомиашвили и убедилась, что это не просто фотографии, а самый настоящий экскурс в историю той страны, которую кто-то очень хорошо помнит, а кто-то изучал только по рассказам.

Как начались ваши отношения с фотографией?

Во ВГИКе, где я училась на актерском отделении у Алексея Владимировича Баталова, я познакомилась со своим первым мужем — оператором. А операторы, как известно, все заядлые фотографы. Я тоже начала фотографировать и меня это дело затянуло, я поехала учиться в Нью-Йорк, в Parsons School of Design, на соответствующем факультете. Через пять лет, довольная, с masters of arts in photography, вернулась в Москву и начала снимать для журналов. Потом сделала две книги с братьями Тотибадзе (Георгий и Константин — прим. Bazaar). Одна была по Италии, вторая по Грузии — в обеих были мои фотографии, картины братьев и кулинарные заметки. Потом я открыла галерею «Победа», которая просуществовала десять лет и в которой каждый год я курировала по шесть-семь выставок. Так дошла до этого архива в 850 тысяч фотографий ТАСС. Когда мне сделали предложение курировать «Главные кадры», я сразу сказала «да», так как была уверена, что смогу поднять эту бетонную плиту!

Как вы считаете, современные технологии и социальные сети влияют на искусство фотографии?

Фотография — это всегда послание, которое ты передаешь миру, поэтому все зависит от месседжа: насколько он точен, насколько он артикулирован, насколько он своевременен. И дело не в конкретной фотографии, а в человеке, который стоит за ней. Бывают редкие случаи, когда одна картинка удивительным образом становится олицетворением эпохи, но за этим стоит долгий труд «до».

Как вы работали с таким количеством фотографий?

В последние шесть месяцев я была просто заколдована. Потому что 850 тысяч — это очень много. С другой стороны, если бы мне сегодня предложили то же самое, я бы сразу же согласилась. Все было туманно и иллюзорно до того момента, пока я не пришла в сам архив. Оцифрованные фотографии — это хорошо, они сохранили историю страны в картинках на века. Но физический архив ТАССа, который есть до сих пор на улице Брянской, с деревянными скрипучими ящиками, с «правильной» пылью, зелеными пальмами и совершенно чудесными людьми, которые сами по себе ходячие компьютеры с невероятной памятью… Мне только сейчас, после полугода работы и открытия выставки, стало понятно, насколько это была неподъемная работа. Но единственное мучение, которое было, — это из 99 лонг-листов выбрать шорт-лист, который будет показан.

Мы придумали интересный вариант экспонирования, это скорее такая стенгазета, потому что фотография в багете, обрамленная в стекле и висящая на ровной стене, сможет свести с ума любого человека примерно на пятнадцатой. Все-таки фотографии ТАСС — это репортажи, истории. Они мощные, шумные. Либо их доводить до состояния колокольного звона, когда они все вместе находятся, либо показывать их нет смысла, потому что будут просто разодранные на части, никак не связанные исторические моменты. Первым делом я их связала таким образом, каким они связаны оригинально в архиве. У архива совершенно алогично выстроенная, но удивительная система, которая при всем при этом существует 90 лет. Спорить с этим совсем не хотелось, я ее приняла, и таким же образом она у нас показывается на выставке.

Какая задача у проекта?

Дело в том, что мы с самого начала думали, что это будет больше, чем просто выставка. Поколению ТАСС, людям, которые прекрасно понимают, что это такое — фотография и газеты, им ностальгически это интересно и приятно. Фотографы приходили и плакали на открытии, потому что их позвали, они нашли свои фотографии. Сердцу и душе было очень приятно, так как ты понимаешь, что не просто так это сделал. С одной стороны, это для фотографов, потому что архиву 90 лет, многие из них до сих пор живы, хотелось челом об пол ударить разок, чтобы сказать им «спасибо большое», так как по многим причинам на долгое время они были забыты. Сейчас совсем другая фотография, совсем другие скорости.

С другой стороны, хотелось привлечь молодежь. Когда я начала об этом думать, поняла, что важно найти архитектурное решение — современное, неожиданное, яркое, но в то же самое время уютное, «мягкое» и историческое. Еще было важно, чтобы у человека не было генетического отношения к архивной фотографии, чтобы он посмотрел это первый раз и увидел не слои, которые за этим присутствуют, а чтобы она родилась у него в первый раз. Я предложила ТАССу английского архитектора, он приехал в Москву, и мы долго ходили по зданию агентства, ездили в архив, несколько раз встречались то в Москве, то в Лондоне. И вот родилась совершенно удивительная история, базой которой являлась историческая ТАССовская история: окна ТАСС, архитектура ТАСС, даже развеска такая же. Взяли все то, что есть на сегодняшний день, ничего не выдумано. Этот голубой свет, который идет от этих чудесных крыльев, отсылающих к архитектуре кинотеатров 60−70-х годов. Каждый элемент выставки — это совершенно конкретное историческое объяснение и подоплека.

Еще у нас потрясающая параллельная программа: лекции, кино, встречи с фотографами и специальные квесты для детей.

В планах гастроли с проектом?

Я считаю, что надо обязательно ехать в бывшие страны Советского Союза. Хотя бы просто потому, что архив такой огромный и всегда есть возможность для каждой страны сделать свой шкаф. Региональные фотографии невероятные, это самый большой массив архива. И, конечно, за границу, потому что я считаю, что это выставка серьезного музейного уровня.

Есть шкафы, которые лично вам больше всех нравятся?

Мой самый любимый — это архитектура, эти ювелирные четкие линии, черно-белые фотографии, сколько в них, с одной стороны, юмора, с другой — любования. «ТАСССвятыни» очень интересная получилась, там 32 фотографии, все разные конфессии, там совершенно разные монахи и монахини и с этой темой связанные люди. Получилось так, что на двух экранах я смогла «поженить» все религии мира.

На кого из фотографов стоит обратить отдельное внимание?

Все фотографы по‑своему прекрасны. Ведь выставка называется «Главные кадры». Это означает, что каждый кадр, который присутствует в архиве, он главный, потому как нет ни одного случайного. За каждым кадром охотились, был послан фотокорреспондент, который снимал под какую-то специальную историю. Более того, они не оставляли «контролек», есть только один кадр из 36 в пленке, который главный, он и остался в архиве. У меня такие кадры есть, начиная от Гагарина и королевы Елизаветы, заканчивая цыплятами и сушками, потому что я считаю, что это все главные кадры, так как они оказались в архиве ТАСС, а это, собственно, государственный рупор, это история страны.