Поиск
30 января 2017

Стоп-кадр: 5 черно-белых фильмов, изменивших историю моды

От смокинга Марлен Дитрих до платья Одри Хепберн

Марокко, реж. Джозеф фон Штернберг, 1930

Классический пример фильма «докодексового» голливудского кино, где роковая женщина откровенно свободных нравов соблазняет мужчин направо и налево, курит сигары и расхаживает во фраке. После 1934-го (года окончательного принятия целомудренного кодекса Хейса) мы бы уже не увидели ни богемных нарядов Марлен Дитрих, ни ее бесстыдно-усталого кокетства с Гэри Купером, ни тем более провокационного поцелуя с девушкой. А также, возможно, остались без легендарного смокинга Ива Сен-Лорана, который во многом обязан амбивалентной Дитрих своим появлением на свет.

Касабланка, реж. Майкл Кертис, 1942

Фильм, без которого не обходится ни один список самых-самых, запомнился нам не только канонической фразой «у нас всегда будет Париж», но и окончательной легализацией тренча как одежды сильных и молчаливых мужчин с темным прошлым. И конечно, элегантными образами Ингрид Бергман, в которых буржуазность округлых шляп мешается с военной строгостью костюмов с жесткими плечами и практичными накладными карманами. Если вы хотите понять, против чего бунтовал Кристиан Диор с его революционным new look в 1947 году, смотрите «Касабланку» очень внимательно.

На последнем дыхании, реж. Жан-Люк Годар, 1960

В титрах годаровского дебюта не указано имя художника по костюмам. Учитывая аскетичную эстетику французской «новой волны», велика вероятность, что Жан-Поль Бельмондо и Джин Сиберг использовали в кадре собственный гардероб. Возможно, именно поэтому беззаботный и свежий, как ультракороткая стрижка и полосатый топ главной героини, визуальный ряд так надолго запомнился зрителям 60-х. Кстати, если задуматься об истоках понятия «рубашка бойфренда», то искать их тоже надо где-то тут — заимствовать одежду у своего неблагополучного парня главная героиня любила больше всего на свете!

Сладкая жизнь, реж. Федерико Феллини, 1960

Искупавшееся в фонтане Треви платье со смертельно опасным декольте сшили для Аниты Экберг римские модистки сестры Фонтана, к тому времени уже одевавшие пол-Голливуда. Оно-то и стало для американцев символом пресловутой dolce vita. Но если присмотреться к Анук Эме, днем и ночью прячущей глаза за «кошачьими» солнечными очками, то окажется, что ее сдержанный гардероб — два маленьких черных платья и джемпер с v-образным вырезом, надетый на белый топ, — куда лучше передает образ «роскошной и выжженной изнутри женщины», который, по словам сценариста Брунелло Ронди, стремился создать Федерико Феллини.

Завтрак у Тиффани, реж. Блейк Эдвардс, 1961

Еще одно знаменитейшее кинематографическое платье, созданное Юбером де Живанши и появившееся в культовой сцене завтрака на Пятой авеню, было продано в 2006 году на Christie’s без малого за миллион долларов. Впрочем, в этом фильме Одри Хепберн доказала, что она может выглядеть безупречно женственной и хрупкой в узких джинсах, толстовке и тюрбане, в мужской фраковой рубашке или даже в простыне, надетой как тога и выданной за экстравагантный вечерний наряд. Сейчас уже сложно представить, что автор романа Трумен Капоте потратил массу усилий, чтобы на роль Холли Голайтли взяли Мэрилин Монро. Это было бы не просто другое кино, а другая модная вселенная.

Фото: EASTNEWS/EVERETT COLLECTION