Поиск
5 апреля 2017

Как стать гениальным художником, не имея ни капли таланта

Изучаем советы Леонида Тишкова

No more sunrise in my land, 2005-2006 годы
No more sunrise in my land, 2005−2006 годы

В издательстве «Манн, Иванов и Фербер» выходит книга известного российского художника Леонида Тишкова с заманчивым названием — «Как стать гениальным художником, не имея ни капли таланта». Автор делится эпизодами из детства, вспоминает курьезы из истории искусства и знакомой не понаслышке жизни современного российского искусства. И все для того, чтобы доказать, что талант на самом деле есть у всех. Bazaar.ru выбрал несколько советов Тишкова — о том, чем и на чем рисовать, как вешать картины и пользе старых предметов.

Оп первых шагах

«Я вспоминаю, как собирался нарисовать свою первую картину. Пошел в Третьяковскую галерею посмотреть, как вообще картины пишутся. Конечно, я там и раньше бывал, но в этот раз я решил посмотреть с профессиональной точки зрения, целенаправленно — как художники создавали свои шедевры. Раз кто-то другой смог написать картину, а он такой же человек, у него тоже, может быть, сорок второй размер обуви, как, например, у Михаила Врубеля, — кое-что и мне по плечу! Я пришел домой и написал свою первую картину, которую назвал «Охота на сирен». Уж чем-чем, но оригинальным взглядом на мир она отличалась. Изображенные на ней матросы были вытянутые, с огромными ногами, все какие-то взвинченные, с винтовками, метались по палубе корабля, вверху парила сирена, внизу бурлило море. Пришлось много раз переписать палубу, счищать одну краску, наносить другую, ломать голову над сочетанием голубого и красного. Но начало было положено. Пусть эта картина сейчас снята с подрамника, свернута в трубку и положена на самую верхнюю полку в моей мастерской, но она была — первая, она положила начало, именно она впервые отразила мой взгляд, особенный взгляд художника».

Dream Lake, 2008 год
Dream Lake, 2008 год


Чем рисовать

«Можно рисовать спичкой, как Милашевский, или стеклянным шариком, как это делал Сальвадор Дали. Когда Илья Репин заболел и врач ему запрещал брать кисти, он рисовал чем угодно, что под руку попадется. Так велика была его страсть к рисованию. Однажды он даже нарисовал портрет Маяковского на клочке бумаги окурком папиросы. Можно рисовать тушью тростниковыми или камышовыми палочками. Сходи, например, в Коломенское, на берег Москвы-реки, найди там камыш и срежь несколько камышин. Во‑первых, ты станешь обладателем трубочек разных диаметров, которые хорошо использовать для рисования тушью, во‑вторых, ты увидишь, как он растет».

На чем рисовать

«Это важно — найти свою бумагу. Она поможет художнику найти нужный тон рисунка, а иногда и стиль. Мой приятель Константин Батынков предпочитает рисовать на коричневой бумаге крафт, ее используют строители, застилая полы от краски, или на одноцветных обоях. Обои обладают фактурой и тонированной поверхностью, объединяющей цвета рисунка. Когда я создавал свою Большую библиотеку Водолазов, то использовал гладкую кальку, полупрозрачную бумагу, и крафт, коричневый и плотный. Из него я собирал книгу, наклеивая на страницы рисунки, сделанные на кальке с двух сторон. Бумага, краски, карандаши позволяют фантазировать художнику, помогают в поиске его собственного «я». Так, художник Михаил Шемякин использует наждачную бумагу для рисования пастелью, а Валерий Кошляков нашел свой стиль, создавая картины на «гофре» от старых картонных коробок. Поэт и художник Дмитрий Пригов рисовал шариковой ручкой на старых газетах. А Сергей Волков — обыкновенным белым мелком на школьных досках. Это, конечно, крайности, но чем ты рисуешь и на чем — так же важно, как-то, что ты собираешься изобразить».

My Mother’s Dress (The Dematerialization of My Mother’s Clothes), 2007 год
My Mother’s Dress (The Dematerialization of My Mother’s Clothes), 2007 год

Об общении с предметом

«Как же изображать предмет? Не нужно сразу бросаться и рисовать его. Надо взять его в руку, если это возможно. Когда познакомишься с ним, осмотришь со всех сторон, узнаешь его историю, тогда будет легче изобразить его на бумаге. Нарисовать старый добрый чугунный утюг, найденный на чердаке, интереснее, чем только что купленный утюг «Аристон» в супермаркете. Поэтому некоторые художники обожают лазить по помойкам. Московский художник Игорь Макаревич изучает свалки, старые заброшенные дома, разыскивает там выброшенные вещи. Однажды он нашел несколько скрипок во дворе консерватории, и эти скрипки стали прообразом его картин. Старые сломанные скрипки напелинаиграли ему истории, которые он перенес на картины, изображая их тихую печальную жизнь на холсте».

Как развесить картины

«Хорошо, если удается правильно развесить картины. А то был такой случай, в одном солидном музее долгое время неправильно висела картина Пита Мондриана, пока известный историк искусств не определил, где у нее верх, а где низ. Вешать картины всегда надо правильно. Однако немецкий художник Базелиц взял и нарушил этот закон. Однажды он повесил картину вниз головой. Сначала ему это показалось забавным, а потом так понравилось, что он стал переворачивать все свои картины. Пейзажи, портреты, жанровые сценки — все было перевернуто. Художник заставил зрителя принять его игру и почувствовать необыкновенный перевернутый мир как реальный. «Перевернутая» выставка прошла с оглушительным успехом. Базелиц уверяет, что так и пишет все картины перевернутыми. А может, он сам в это время стоит на голове? Это очень важно — показать свои работы в выставочном зале, чтобы не просто их видели у тебя в мастерской, в квартире, на кухне. Это меняет контекст не только самой картины, но и судьбу художника».

Recreating an Image from Bits of Past Life, 2007 год
Recreating an Image from Bits of Past Life, 2007 год


О черной точке

«Черная точка — это ясный знак. Но если рядом с этой точкой ставлю вторую, затем третью, то возникает смятение», — говорит Анри Матисс. Один из современных русских художников — Юрий Злотников — посвятил точке, изучению точки, практически всю свою жизнь. Он называет точки сигналами. Он расставляет их на холсте или на бумаге в определенном, ему только известном порядке. В этот порядок он вкладывает духовный смысл. Если ты собрался стать художником, как это ни смешно звучит, надо вначале поставить точку! Начнем с простого. Поставим черные точки пером или кистью на чистой поверхности листа бумаги. Мы понимаем всю сложность и простоту этого первого шага. Поставив точку и определив положение этой точки на листе, мы тем самым создаем драматургию видимого, напряжение пространства и знака. Глядя на точку, мы можем испытать душевное волнение, представляя одиночество этой точки на белом листе.

Об искусстве как спасении

Удивительная женщина, художник-любитель Евфросиния Антоновна Керсновская много лет провела в сталинском лагере и зарисовывала всю свою жизнь с самого начала: детство в Бессарабии, как была арестована в Румынии, как ее в Сибирь сослали. Много лет она изображала быт, детали и комментировала рисунки. Это было издано, и когда мы смотрим, в общем-то, достаточно неумелые рисунки Евфросинии Антоновны, чувствуем в них силу и мощь реальности того, что с ней произошло. Мне кажется, это спасло ей жизнь. Она выжила благодаря тому, что рисовала. Вот что она пишет маме: «Я их рисовала для тебя, думая о тебе… Я начала рисовать там, в Норильске, — сразу после того, как вышла из лагеря. Не было еще ни тюфяка, ни простыни, не было даже своего угла, но я уже мечтала нарисовать что-то красивое, напоминающее прошлое — то прошлое, которое неразрывно было связано с тобой, моя родная! Единственное, что я могла придумать, — это рисовать…»

Private Moon in Paris. Homage to Brassai. From Private Moon series, 2010 год
Private Moon in Paris. Homage to Brassai. From Private Moon series, 2010 год

Леонида Тишков, «Как стать художником, не имея ни капли таланта». Издательство «Манн, Иванов и Фербер».