Поиск
5 мая 2017

Сериал на выходные: «Американские боги»

Зачем смотреть экранизацию бестселлера Нила Геймана

Новый «Твин Пикс», «Большая маленькая ложь», «Вражда» — даже в таком изобилии заманчивых сериальных новинок «Американские боги» сумели стать одним из самых ожидаемых проектов весны, в том числе — по заочному мнению критиков. Пилот наконец-то вышел и сполна оправдал надежды на свежий, непохожий на другие сериал, а в эти выходные создатели выдадут уже второй эпизод. Bazaar.ru посмотрел первую серию «Американских богов» и рассказывает, почему это стоит сделать и вам.

Нил Гейман

Начнем с самого главного. «Американские боги» — телеверсия одноименного бестселлера Нила Геймана, одного из лучших фантастов современности. К тому же долгожданная — роман вышел еще в 2001-м, а об экранизации задумались с 2011-го — изначально снимать сериал должен был НВО. Гейман сам сел за сценарий и написал пилот, но на НВО решили, что завязка получилась затянутой и далекой от книги, и попросили переделать. Работа над проектом ни шатко ни валко продолжалась до 2013 года — тогда Гейман объявил, что сериал таки выйдет, но на другом канале. Им стал Starz — родина кровавого «Спартака» и не выдержавшего конкуренции с «Карточным домиком» «Босса».

Команда

«Американские боги» угодили в умелые руки — к Брайану Фуллеру, создателю великого и ужасного «Ганнибала» с Мадсом Миккельсеном. А ведущим сценаристом назначили Майкла Грина, работавшего над «Логаном» и новым «Чужим» Ридли Скотта. Фуллер и Грин оказались сговорчивее, чем сотрудники НВО, и Гейману удалось сохранить изначальную подачу — близкую к книге, но изобилующую новыми вставками и интерлюдиями.

В отличие от целого ряда новых телепроектов, в «Американских богах» заняты не самые узнаваемые актеры — и это хорошо, бэкграунд из десятка колоритных персонажей с мешком «Эмми» здесь бы только помешал. На главную роль утвердили Рики Уиттла — его типаж настолько совпал с загадочным, потасканным геймановским героем, что критики не нашли к чему придраться (в отличие от простых смертных, они отсмотрели уже четыре эпизода). Из звезд «класса люкс» на съемочной площадке «богов» только Джиллиан Андерсон. В пилоте ее героиня не появляется, но в трейлерах — да, мелькает.

Рики Уиттл, Эмили Браунинг и Иэн МакШейн на премьере
Рики Уиттл, Эмили Браунинг и Иэн МакШейн на премьере

Сюжет

Итак, Нил Гейман — молодец. Тандем Фуллера и Грина — это здорово. Еще и Джиллиан Андерсон привлекли. Но в чем цимес-то? Если вы еще не добрались до романа, объясняем: в центре сюжета — борьба между старыми и новыми божествами. Да-да. Старые — этакие боги-иммигранты: от скандинавского Тора до славянских языческих божеств. Сериал стартует со сцены, которой не было в романе: к американским берегам причаливают грозные викинги. Получив не самый гостеприимный прием (одного из них испещрили стрелами похлеще святого Себастьяна), они решают воззвать к богам — создают истукана и совершают кровожадные ритуалы. Сперва выкалывают себе по глазу, а затем устраивают гротескное, гомеровско-тарантиновских масштабов рубилово: тела разлетаются на куски, кровь брызжет во все стороны и чудом не пачкает клавиатуру, по экрану проносится отрубленная рука и — чудеса иллюзионизма — залетает за рамку кадра, на черное поле. Довольные боги даруют попутный ветер — и выжившие уплывают восвояси, забыв истукана, — так-то боги и поселились в будущем Новом Свете. К слову, вся эта сцена заняла всего пару минут. Нас тем временем отправляют в тюрьму — знакомиться с главным героем по имени Тень. Тень — угрюмый, побитый жизнью стоик — досрочно покидает застенки и вылетает на похороны жены. В самолете он встречает чудаковатого мужика, который предлагает подработать — кем-то вроде бандита-телохранителя. Не надо быть академиком, чтобы додуматься, что мужик — один из старых богов. Так бедняга Тень попадает и на похороны супруги (которая в последующих сериях воскреснет и вернется), и в эпицентр борьбы между старыми и новыми богами. Кстати, если старые — за традицию, то новые — боги технологий, рекламы, медиа (вот и героиня Андерсон) и прочих современных властителей дум. Их представителя — стильно-модно-молодежного Технобога — мы встретим в самом конце пилота.

Картинка

Но достаточно спойлеров. Отвлечемся от сюжета и посмакуем визуальную составляющую «Американских богов». Создатели сериала ловко жонглируют образами, почерпнутыми из самых разных пластов массовой культуры. Мы видим то типичный исторический блокбастер, то медитативное кино с душком южной готики (шоссе, заправки, бар в виде пасти крокодила), а то и вовсе шаблонную рекламу автомобиля — поездка Тени на арендованном авто снята именно так, не хватает только нашептывания о низкой ставке по кредиту. Картинка сериала сочится разнообразием, доходящим до границ китча и сюра. Резня викингов кажется унылым викторианским чаепитием по сравнению с самой обсуждаемой в Сети сценой — той самой, где женщина в буквальном смысле пожирает любовника своим причинным местом. Имеет полное право, ведь перед нами не какая-то профурсетка из тиндера (именно там она и познакомилась с жертвой), а богиня плодородия старого толка, инкарнация библейской царицы Савской. Боги старые и новые (привет, «Игра престолов») ведут борьбу не только за Тень и все человечество, но и за каждый кадр сериала.

В чем же суть

Борьба богов, викинги, женщина с нестандартными предпочтениями в еде и ее поглощении — это дико интересно, но как это все связано с нашими зрительскими заботами? И книга Геймана, и сериал бесконечно далеки от жанра безыдейного фэнтези. На самом деле специфический сюжет и причудливый антураж — лишь игра теней, которые отбрасывают вполне реальные проблемы современности. Сериал поднимает вопросы вполне социальные: о жизни иммигрантов, правах женщин (кстати, в сравнении с книгой телеверсия значительно расширила «полномочия» женских персонажей). Играя в божественную войнушку, Гейман размышляет о роли медиа в нашей жизни и о том, до какой степени мы подвержены манипуляциям. И задумывается: не исчезнет ли под их натиском придорожно-заправочная, знойно-меланхоличная и просто прелестная американская культура. Замечательно, что в противостоянии двух миров каждый зритель может занять свою сторону. Демократия все-таки.