Поиск
30 марта 2017

«Декабристы» с шампанским: как устроен первый российский спектакль-игра

Пробуем на вкус иммерсивную постановку Талгата Баталова

В минувшем году иммерсивный театр окончательно перестал быть диковинкой и перекочевал в ряды массовых культурных хитов. Максим Диденко заставил публику прятаться под масками на «Черном русском», а создатели «Вернувшихся» — бродить по закоулкам старинного московского особняка вместе с персонажами Генрика Ибсена. В этом марте на набережной питерской реки Мойки родился новый иммерсивный феномен — спектакль-ужин молодого режиссера Талгата Баталова «Декабристы». Bazaar.ru отправился на аппетитный суд над князем Трубецким и теперь докладывает, каково это — судить историю под бокальчик игристого.

«Я понятия не имею, что здесь происходит», — откровенно замечает интеллигентная дама в летах, гардеробщица ресторана «Дом». А происходит вот что: вместо привычных петербургских едоков и благополучных интуристов в холле ресторана собираются гости иммерсивного театрального приключения «Декабристы». Но не задерживаются: получив черные конверты (почти как в «Битве экстрасенсов», правда?), гости отправляются в уютный лаундж и за бокальчиком шампанского выясняют, кто есть кто. В каждом конверте — шпаргалка с тайм-лайном восстания 1825 года и карточка, которая сообщит, кто же вы — представитель власти, член общества или один из неудачливых мятежников. Исходя из этого уже минут через десять вам предстоит судить главного героя — одного из предводителей восстания князя Сергея Трубецкого.

Немного о месте действия. Почему именно «Дом», а не какой другой ресторан — «Мансарда», допустим, или «Перкорсо»? Все просто: «Дом» находится в особняке, где некогда жил один из вожаков декабристов Рылеев. Более того, именно здесь мятежники решили с оружием в руках выступить против самодержавия. Логичный выбор? Логичный.

Идем дальше. Непосредственно театральных удовольствий (в традиционном их понимании) будет немного. Перед началом судилища актеры разыграют живописное, но короткое intro в жанре «бог ты мой, восстание началось». А затем разберут членов своих команд и разведут по отдельным залам. Вплоть до финала они будут скорее модераторами вечера, нежели персонажами. Более того, погружение в эпоху будет таким же пунктирным, как и актерская игра. Да, эффектные, продуманные костюмы от Леонида Алексеева. Да, интерьеры. Но стоит соседу по заседанию ляпнуть «гаджет» — вжух! — и ты снова в Питере образца 2017-го со «Старбаксом», Милоновым и прочими РПЦ.

Итак, ни тебе конвульсий по Станиславскому, ни исторического погружения — в чем тогда суть? А суть в самом зрителе. Именно он здесь — актер, главный герой и единственный источник интриги. Теоретически команда декабристов должна отстоять Трубецкого, власть — вздернуть его, а общество — поддержать либо тех, либо других. Но прелесть вот в чем: вы-то не актеры на гонораре и никаких сценариев у вас нет. Каждый зритель выбирает свою дорожку: примерить ли шкуру человека начала XIX века, притвориться ли всамделишным сторонником Николая I или судить с позиций себя современного — крымнашевца или участника недавних протестных митингов. Никогда не знаешь, кто составит тебе компанию. Кстати, гуглить и вчитываться в «Википедию» не надо: в игре есть специальные карточки с набором исторических фактов, случайно попадающих в распоряжение команд. Вы узнаете, например, что Трубецкой на Сенатскую площадь не явился, что его первоначальный план был изменен и сколько людей погибло. И решите, что с этим делать.

Есть и еще одна стратегическая развилка. Вы можете воспринимать происходящее серьезно — как этакий социальный эксперимент с насущным политическим подтекстом (Болотное дело, между прочим, еще тлеет, а Навальный снова за решеткой). Или как занятный досуг — тогда почему бы не отбросить логику и, уплетая очередную канапешку, не заявить: «А давайте его повесим? Посмотрим, что будет». Спектакль дает возможность высвободить внутреннего актера и почувствовать себя Джулианной Маргулис на съемках «Хорошей жены». Сперва — в кругу своей команды, а если повезет — в качестве ее представителя на суде. В этом смысле Баталов доводит пресловутую иммерсивность до гротеска.

«Встать, суд идет!» — да, без этой фразочки не обойдется. Суд — кульминация сюжета и вашего мозгового штурма. Заслушав аргументы сторон, судья — каждый раз новый — выносит приговор. В этот раз Трубецкому не повезло: его отправили на плаху. Но позволили совершить последнюю трапезу — уже через пять минут зрителям тоже можно будет подкрепиться и обсудить символическое смертоубийство за коктейлем «Эшафот». Тут-то и выяснится, что «декабристы» вообще-то за православие-самодержавие-народность, а «власть» недавно побывала в автозаке.

Организаторы не зря называют спектакль игрой: они и сами не прочь поиграть, поворачивая «Декабристов» то одним боком, то другим. Спектакль может быть как туристическим дивертисментом для непосвященных (вскоре стартует его англоязычная версия), так и интеллектуальной площадкой: на «Декабристов» хотят позвать Льва Лурье и других современных мыслителей. И тогда театр, в отличие от нашего парламента, станет вполне комфортным «местом для дискуссий».