Поиск
30 марта 2017

Кто здесь власть?

Инна Чурикова и Глеб Панфилов — о судьбах британской монархии, гардеробе королевы и спектакле «Аудиенция» в Театре Наций

На Глебе Панфилове: вся одежда — собственность Глеба. На Инне Чуриковой: пальто, Dolce & Gabbana; серьги Tudor Rose, Garrard; кольцо (на правой руке) Classic, Garrard; кольцо (на левой руке) Snapdragon, Garrard; шарф, брюки и сапоги — собственность Инны
На Глебе Панфилове: вся одежда — собственность Глеба. На Инне Чуриковой: пальто, Dolce & Gabbana; серьги Tudor Rose, Garrard; кольцо (на правой руке) Classic, Garrard; кольцо (на левой руке) Snapdragon, Garrard; шарф, брюки и сапоги — собственность Инны

Расскажите, как началась «русская» история «Аудиенции»?

Глеб Панфилов: Два года назад наш сын Иван позвонил мне и рассказал, что видел постановку пьесы Питера Моргана про Елизавету II с Хелен Миррен и что роль для Инны Михайловны превосходная. Потом мы сами поехали в Лондон, сходили на спектакль и поняли, что Иван был прав. А потом уже Питер Морган увидел Инну на сцене и сказал: «Это — моя русская королева».

Но ведь встречи Елизаветы с ее премьер-министрами — очень локальная британская тема. Проникнется ли ней наш зритель?

ГП: Справедливо. Поэтому мы предложили Питеру Моргану ввести в пьесу русский контекст. Так, Черчилль в беседе с королевой Елизаветой говорит о Сталине, а Гарольд Макмиллан говорит о Гагарине… Главное, что при всех различиях Россия и Британия всегда были неразрывно связаны. И я хотел бы напомнить об этом молодому зрителю.

А что вы думаете по поводу перспектив института монархии в современном мире?

ГП: В Британии монархия очень органична. Интрига в том, сумеет ли преемник быть на высоте нынешней королевы. В дальнейшем, возможно, для сохранения монархии потребуется нетривиальное решение.

А ваша «Аудиенция» в первую очередь о женщине или все-таки о королеве?

ГП: А вы как думаете?

Я могу только предполагать.

ГП: Спектакль «Аудиенция» о женщине и о королеве — их невозможно разделить. Елизавета не готовилась взойти на престол. Она в одночасье превратилась из крошки Лилибет в наследницу престола после отказа ее дяди, Эдуарда VIII, от трона. Великая ответственность и тяжкое бремя, которое она успешно и с великим терпением несет по сей день. Надо всегда помнить, что английская королева не имеет реальной власти: все решения принимает премьер-министр. Все, что она может, — это быть абсолютно информированной и высказывать свое мнение. Формула звучит так: «Властвует, но не правит». И эта формула отлично работает.

Инна Михайловна, а для вас что главное в образе Елизаветы?

Инна Чурикова: То, что она ощущает свою королевскую миссию как служение, чувствует, как во время коронации Господь смотрит ей в глаза. А потом, в конце пьесы, говорит, что это для нее важнее, чем супружество, чем материнство. Очень глубокое понимание долга. И одновременно она всегда остается просто женщиной — когда ироничной, когда сдержанной, когда насмешливой. Живой.

Королева давно стала иконой стиля: за ее нарядами-радугами пристально следит весь мир. А вам близка ее манера одеваться?

ИЧ: Любовь к шляпкам и сумочкам у нас точно общая.

Давайте поговорим о костюмах и декорациях. Насколько я знаю, планируется что-то совершенно нестандартное для современного русского театра, полное погружение в королевский стиль?

ИЧ: Мы работаем с отличным художником по костюмам Витой Севрюковой. Она сделала копию коронационного платья, под ее чутким руководством на свет появилась корона, которую не отличишь от настоящей. Да, в этом спектакле все будет очень основательно и торжественно, как того требует тема.

Правильно ли я понимаю, что происходящее на реальных аудиенциях никогда не фиксировалось? На них не допускаются секретари. Откуда же мы знаем, о чем разговаривает королева со своими премьер-министрами?

ГП: Пьеса «Аудиенция» — это миф от начала до конца. Реконструкция, опирающаяся на опубликованные материалы, воспоминания, свидетельства. главное — фантазию автора, его проникновение в характер персонажей. Со столь сложной и ответственной задачей может справиться только весьма талантливый человек — и Питер Морган именно такой.

ИЧ: А еще он искренне любит свою героиню.

А с кем из премьер-министров получились самые интересные диалоги?

ИЧ: Мне нравится, как Елизавета говорит Тэтчер: «Не все такие талантливые, как вы. Есть люди, которым надо объяснить несколько раз». Она очень тонко чувствует людей. Мне представляется, она могла бы стать отличным писателем, если бы не была королевой.

Морган ведь постоянно меняет пьесу: грянул Brexit, пришел новый премьер-министр, еще что-то произошло в реальном времени. В России покажут последнюю версию?

ГП: Да, уже дописана небольшая сцена с Терезой Мэй.

Почему в качестве площадки был выбран Театр Наций? Я знаю, что вы собирались ставить в «Ленкоме».

ГП: "Ленком» сначала объявил о премьере на открытии сезона, а через полтора месяца заявил, что на этот проект не оказалось средств.

В таком случае не могу не спросить: откуда пришло финансирование?

ГП: Финансирование пришло от фонда «Искусство, наука и спорт» Алишера Усманова.

Как вы думаете, почему его заинтересовала ваша идея?

ГП: Думаю, что Алишеру Бурхановичу показалась значительной и важной тема и позитивная интонация взаимоотношений между Россией и Великобританией, которая доминирует в пьесе.

Что вам сейчас нравится в спектакле больше всего?

ГП: Процесс работы над ним. Работа с артистами. С художниками. Справедливости ради, мне сейчас нравится все, что связано с этим проектом.

Премьера «Аудиенции» состоится 25 апреля

Фото: Алексей Колпаков

Стиль: Рената Харькова

Текст: Анастасия Углик