Поиск
24 декабря 2014

Новое имя: Grown Alchemist

В ассортименте магазинов Cosmotheca пополнение — средства австралийского бренда органической косметики Grown Alchemist. Harper’s Bazaar встретился с основателями марки — братьями Джереми и Кестоном Мьюджисами — и выяснил, почему натуральные ингредиенты еще не гарантия эффективности и в чем состоит главный парадокс современной beauty-индустрии.
Новое имя: Grown Alchemist
  • Интервью: Людмила Гукасян

Вам не холодно в Москве? В Австралии же сейчас жара?

Джереми: Да, у нас больше тридцати градусов. Буквально вчера мы звонили домой, и родные нам рассказывали, что вечерами стало настолько жарко, что они не могут и подумать о том, чтобы выпить бокал вина (смеется). Так что да, по сравнению с Австралией у вас, скажем так, холодновато!

Надо сказать, что ваша страна хороша не только своим климатом, но и…

Джереми: Если вы про кенгуру, то знайте: в Австралии их едят!

Нет, я скорее про косметические марки.

Кестон: Да, это правда. У нас каждый год появляются очень достойные бренды, и хочется думать, что мы тоже к таковым относимся. Grown Alchemist — это однозначно самый важный проект в нашей жизни, и мы правда подходим к нему со всей душой.

Как вообще родилась идея создать органический бренд?

Джереми: Все дело в том, что мы долгое время работали консультантами крупных косметических компаний. Постоянно путешествовали, были в куче разных мест, но в какой-то момент поняли: в таком ритме жить больше не можем — и прочно обосновались в Майами. Там мы вели далеко не самый правильный образ жизни, а по выходным вообще только и делали, что переходили из клуба в клуб. Это, наверное, лишние биографические подробности для людей, которые занимаются органической косметикой…

Почему же?

Джереми: Думается, что нас чаще всего представляют чудаками, которые ходят босиком и витают в облаках. Но мы не такие, серьезно. В общем, именно в Майами мы начали работать над Grown Alchemist. Вы, наверное, знаете, что органическую косметику многие считают абсолютно неэффективной — и, как это ни печально, в большинстве случаев так и есть. Поэтому для нас было важно создать не только на сто процентов натуральные, но и по-настоящему действенные средства. Просто использовать природные ингредиенты может любой, для этого даже не надо обладать каким-то особым талантом.

И как же вам удалось сделать органику эффективной?

Джереми: Во‑первых, мы наняли целый штат профессионалов: химиков, биологов, специалистов по ингредиентам. И всем им с самого начала сказали, что хотим быть органическими не потому, что это модно, а потому, что считаем такой подход наиболее правильным. Ведь синтетические компоненты, в отличие от натуральных, мало того что могут оказаться токсичными, так еще и плохо усваиваются кожей. Нам необходимо было понять, как использовать весь потенциал органической косметики с помощью новейших научных разработок, — и у нас это получилось. Наши антивозрастные средства, например, действительно сокращают морщины и стимулируют выработку коллагена — мы ничего не говорим просто так.

А где вы берете ингредиенты для своих средств? Исключительно в Австралии?

Кестон: Нет, почему же, ищем их по всему миру — даже в Антарктике.

Насколько я знаю, у вас даже упаковка очень тщательно продумана?

Джереми: Да, но, если честно, тут у нас все получилось далеко не сразу. Сперва мы решили использовать пластик. Начали тестировать пробную партию и — бац! — видим, что в нашей абсолютно натуральной косметике появилась химия. Мы долго думали, в чем дело, и в итоге поняли: виновата упаковка. Так что теперь используем только алюминий.

И таких нюансов, наверное, великое множество?

Джереми: Да, это просто какое-то безумие! Когда мы только начинали, все казалось куда более простым и понятным, а потом пошло-поехало… Еще до этой истории с упаковками перед нами встала проблема, касающаяся внешнего вида средств: мы ведь привыкли пользоваться всеми этими замечательными шелковистыми кремами, полными химии (смеется). Но и с этой задачей мы справились!

Вы как-то изменили отношение к beauty-индустрии, с тех пор как запустили собственный проект?

Кестон: Да. Главное, что нас удивило, — цены. Средства, которые в реальности стоят от силы пять долларов, продаются за двести, триста, четыреста баксов! Это просто немыслимо. Мы уже молчим о том, сколько в них токсинов и химикатов.

У вас, кстати, достаточно умеренная ценовая политика.

Кестон: Да, для нас это принципиальный момент. Мы просто не накручиваем стоимость за упаковки, рекламу и так далее — вот и весь секрет.

Grown Alchemist — семейный проект. Тяжело вести бизнес с братом?

Джереми: Не то слово — это ужасно, реально ужасно! Не то чтобы мы хотели превращать интервью в психологическую консультацию, но нам, конечно, есть чем поделиться.

А ваш образ жизни как-то поменялся с появлением Grown Alchemist?

Джереми: Вы даже представить себе не можете как сильно! Все началось с того, что в гости мы стали ходить только со своей едой — друзья, видя это, называли нас дураками-социофобами (смеется). Потом начали пить соки холодного отжима и вообще перестали есть те продукты, которые вызывают у нас сомнения. Теперь когда заходим в супермаркет, первая мысль, которая у нас возникает: «Господи, как это можно есть?!» Точно вам говорю, половина того, что продается магазинах, опасна для здоровья — сейчас даже овощи накачивают черт знает чем!

Не боитесь с таким подходом превратиться в тех самых чудаков, которые ходят босиком?

Джереми: Ну уж нет! Мы не доводим увлечение здоровым образом жизни до фанатизма, просто делаем все от нас зависящее, чтобы держать себя в тонусе. Вот, скажем, скоро летим в Германию, и если нам предложат сосиски и пиво, конечно же, не откажемся!

Набор для ухода за телом Grown Alchemist Hydra-Cleanse Kit