Поиск
7 августа 2015

Дневник памяти

Все мы мечтаем, чтобы от отпуска остался не только ровный загар и приятные воспоминания. Ароматы, впитавшие лучшие моменты лета, в обзоре Harper’s Bazaar.
Дневник памяти
  • Фото: Александр Платонов

Acqua di Gioia Jasmine, Giorgio Armani

Зеленые листья, лимон, тростниковый сахар — из всего этого получился бы неплохой, пусть и бесхитростный мохито. Но в рецепт добавили абсолю жасмина — и новый фланкер бестселлера Acqua di Gioia приобрел интересную глубину, не потеряв в свежести. Отличный водный аромат в большей степени для озерных дев, чем для русалок.

Seville a l’Aube, L’Artisan Parfumeur

Интересный представитель сложного парфюмерного жанра — «где-то и когда-то». Чтобы такой аромат получился, парфюмер должен быть хорошим романистом, умеющим развернуть увлекательную интригу на фоне достоверного пейзажа. Бертрану Дюшофуру эта задача по плечу: в историю его «Рассветной Севильи» веришь с первого слова. Точнее, с первой ноты — острой, почти морозной лаванды, которая выдает себя за холодок уходящей ночи. Что было ночью? Об этом, если прислушаться, расскажет очень чувственный, почти телесный аккорд флердоранжа с жасмином и магнолией на подпевках.

Acqua di Colonia Melograno, Santa Maria Novella

Гранат — именно так переводится название аромата — не самый очевидный штрих в парфюмерном портрете Италии, который уже без малого восемь столетий создает Santa Maria Novella. Ирис, бергамот, лимон, магнолия — итальянские. А гранат во всей его спелой щедрости — это что-то из библейской Песни песней, обильно пересыпанной наливными плодами, бесценными каменьями и жаркими поцелуями. На деле же Melograno использует гранат лишь в качестве остроумной метафоры: многочисленные ноты аромата — условные зернышки — складываются здесь в нечто округлое, гладкое и совершенное. Но характер у этого совершенства типично итальянский — с цитрусовой свежестью в начале, ирисом в сердце и теплой кожей в глубине.

Eau Trouble, Brecourt

Благородный ирис, аккуратно завернутый в прозрачный мускус и благовония, как новое платье — в шелковую бумагу. Тот самый случай, когда «упаковка» — верхние и базовые ноты — так же хороша, как и основной аккорд.

Jour d’Hermes Gardenia, Hermes

Утомленная солнцем гардения скорее тропическая, чем европейская. Тиаре, или таитянская гардения, очень капризна: мало сырья, сложная химия эфирного масла. Поэтому Жан-Клод Эллена делает с тиаре то, что когда-то сделал Эдмонд Руницка с таким же своенравным ландышем в первом Diorissimo — вручную составляет аромат из нот других цветов. Его гардения собрана из туберозы, жасмина, розовой воды и даже лакрицы, но сборка ювелирная — без единого шва. Выдающаяся работа ювелира, которому удалось если не превзойти, то с точностью воспроизвести природу.

Noir Pour Femme, Tom Ford

Noir Pour Femme — редкий пример сексуально заряженного парфюма, при создании которого не пострадало ни одно удовое дерево. За секс тут отвечают другие вещи — очень натуральная роза, чрезвычайно развратный жасмин и необычная пряная нота индийского мороженого кулфи, приправленного ванилью.

Extract of Limes, Penhaligon’s

В описании своего классического аромата 1963 года Penhaligon’s очень точно сравнивает его с «цитрусовым шербетом» — здесь и сочный лайм прямиком из морозилки, и лимонный сироп, и капля апельсинового меда в осколках льда. Как настоящий шербет, Extract of Limes довольно быстро тает на коже, особенно в жару, но тем приятнее освежаться им снова и снова.

Eau Parfumee au The Bleu, Bvlgari

Новый аромат в популярной чайной серии Bvlgari посвящен улуну, так же известному как «бирюзовый чай» — отсюда и название. Оно двоякое: Eau Parfumee au The Bleu — изящная фантазия на тему синего цвета, и тонкая, дымчатая нота улуна — лишь один из его оттенков. Впрочем, все они — лаванда, ирис и лесная фиалка — прохладные и жаропонижающие, как летний чай со льдом.

Mimosa & Cardamom, Jo Malone

Jo Malone всегда удаются цветочные ароматы — каждый из них как кино с хорошим художником по свету, умеющим подчеркнуть достоинства главной героини. Новый Mimosa & Cardamom не исключение: острую свежесть мимозы здесь оттеняет пряный, слегка терпкий кардамон. Эта уникальная в своем роде композиция — теплая и прохладная одновременно — легко выдержит смену сезонов, когда золотое лето незаметно превратится в золотую осень.

Amber Empire, The Excelsior Bouquet & Love in Idleness, Atkinsons

Три новинки парфюмерного Дома Atkinsons не такие уж новые: «Империя», «Букет» и «Любовь» были созданы между 1919-м и 1927гг. Небольшая огранка, однако, пошла им на пользу: кожаный и перечный The Excelsior Bouquet прошел выделку и стал мягче и соблазнительнее, фиалковый Love in Idleness прозрачнее, сандалово-мускусный Amber Empire свежее.

Light Blue Sunset in Salina, Dolce & Gabbana

Салина — один из островов у северного побережья Сицилии, и если верить новому фланкеру Light Blue, на закате там пахнет фантастически: фрезией, апельсиновым цветом и жасмином, собранными на шелковую голубую нитку — солоноватую ноту моря. Именно она не дает цветочным лепесткам засахариться: если сравнивать Sunset in Salina c десертом, подходящим будет сицилийская гранита — сладкая, но свежая.

Palissandre d`Or, Aedes de Venustas

Парфюмеры часто используют сухую, немного мшистую ноту палисандра, чтобы создать благородный фон для каких-нибудь нежных цветов. Palisandre d’Or — первый аромат, где розовое дерево выведено на первый план, и смелость этого решения дает блестящий результат: в «Палисандре» есть настоящее, живое тепло — прогретой солнцем коры, янтарной смолы, свежей древесной стружки.

Library Collection Opus IX, Amouage

Новый аромат Amouage посвящен знаменитому лиссабонскому выступлению Марии Каллас в 1958 году, когда она блестяще исполнила партию Виолетты в «Травиате». Либретто оперы было написано по мотивам «Дамы с камелиями» Дюма, и именно аккорд красной камелии, цветы которой в природе не имеют запаха, — главная интрига Opus IX. Нет смысла ее раскрывать — скажем только, что эта воображаемая нота звучит так же чисто и сильно, как жасмин, кожа, серая амбра, ветивер и другие голоса в хоре Opus IX.

Classique Summer 2015, Jean Paul Gaultier

Не букет, не корзина и даже не охапка — цветочное поле в небывалых краях, где ландыши, розы, ирисы, иланг-иланг и жасмин цветут бок о бок и одновременно. Где-то крадется ваниль и затаилась амбра, но настичь их получится только к концу путешествия через эту благоуханную долину.

Sophie Matisse ART Edition, Kilian

Расцветить свои самые яркие ароматы — женский Good Girl Gone Bad, мужской Straight To Heaven и цитрусовый Bamboo Harmony — парфюмерный бренд Kilian позвал Софи Матис, правнучку великого колориста. Она разработала флаконы для лимитированной серии Sophie Matisse ART Edition, на которых распустились сочные и красочные цветы. Они отлично дополнили теплые оттенки кедра, пачулей и дубового мха, задающие тон в композициях, и прибавили ароматам знойного настроения. Наступающей осенью оно нам понадобится.

Liu Jo, Liu Jo

Главное — начать. В полку модных Домов, которым есть что сказать на языке парфюмерии, прибыло: с дебютным ароматом выступили итальянцы из Liu Jo. Новинка, беззастенчиво позаимствовавшая название у fashion-бренда, получилась на сто процентов девичьей и на двести — летней. Судите сами: аппетитные фруктово-ягодные ноты личи, малины и мандарина дополнили аккордами ландыша и египетского жасмина, за которыми тянется тончайший мускусно-сандаловый шлейф. Устоять невозможно, да и не нужно: до конца лета остались считанные дни, и провести их стоит в компании правильного аромата.

Born Original For Her, Adidas Originals

Яблоко в карамели, кокосовая стружка, апельсиновая цедра, абрикосовое варенье — Born Original For Her сделан из всевозможных сладостей. Идеальный аромат для сезона отпусков: удовольствия море, калорий — ноль.