Поиск
2 февраля 2017

Кто любит погорячее: 10 небанальных согревающих ароматов

Парфюмерный обозреватель Марина Грибова уверена: спелая смородина, сочный клементин, сладкий инжир и сливочная тубероза согреют нас этой зимой вопреки прогнозам синоптиков

Фото: Александр Платонов
Фото: Александр Платонов


Aedes de Venustas — Grenadille d'Afrique

Мечтая об Африке

Владельцы нью-йоркского бутика нишевой парфюмерии, успевшего за двадцать с небольшим лет стать важной достопримечательностью Манхэттена, с 2012 года создают и расширяют собственную линию ароматов. У парфюмеров здесь карт-бланш, а в качестве источников вдохновения им достаются диковинные растения, обнаруженные создателями Aedes de Venustas в путешествиях или найденные в ботанических альбомах. На этот раз ольфакторную оду Альберто Морильяс исполняет эбеновому дереву, чье французское имя вынесено в название аромата. В Танзании из него делают резные гладкие скульптуры — такое же впечатление округлости производит и сам Grenadille d’Afrique: ночной ветер в саванне подхватывает в воздухе теплые корни ветивера, играючи обкатывает их в смоле ладанника, а затем посыпает фиалковой пудрой и шлифует до блеска.

Atelier Cologne — Clementine California

Заводной клементин

Atelier Cologne собирает свежий урожай цитрусовых. Clementine California адресован всем, кто не прочь взбодриться, но зимой не готов к стакану ядерного фреша натощак. В главных ролях тут клементин, гибрид мандарина и апельсина, имеющий выраженный сладкий вкус и чуть более теплое и мягкое, нежели это обычно бывает у цитрусовых, звучание.

Comme des Garcons — Blackpepper

Прощай, оружие!

«Черный перец» напоминает ранние ароматы марки и то беспечное время, когда нишевая парфюмерия была знакома только революционерам-экспериментаторам. Одним словом, сомневаться в том, что Blackpepper завоюет любовь ностальгирующих по тем новаторским годам (равно как и тех, кто устал от альдегидно-цветочной пыльцы), точно не приходится. Взрывная жгучесть перца, крепкая полированная древесина и ладанный дым — что еще нужно для во всех смыслах зажигательной композиции?

The Vagabond Prince — Enchanted Forest

Ушел в лес

Свой «Зачарованный лес» парфюмер Бертран Дюшофур посвящает празднику Ивана Купалы — и вот из заснеженной Москвы мы уже переносимся на солнечную поляну, где запах сосновых иголок смешался с ароматами переспелой черной смородины, размятой за день в корзинке и припасенной для вечерних гаданий на берегу лесного озера. Того и гляди вынырнет русалка, чтобы покуситься на такое лакомство.

Majda Bekkali Sculptures Olfactives — Fusion Sacree

Вальс цветов

Сливочно-белые цветки туберозы и жасмина кружатся в весеннем воздухе и опускаются на подоконник. У вас в руках чашка свежесваренного кофе, взгляд устремлен вдаль, и ощущение гармонии раннего утра становится практически осязаемым. Ну, а если за окном совсем другой пейзаж и время суток, обо всем перечисленном напомнит Fusion Sacree For Her.

Nobile 1942 — Sandalo

Костюмная драма

В отличие от остальных ароматов марки, этот лишен привычной густоты и плотности. Вся интрига здесь закручена вокруг прозрачного хрупкого ириса, но это вовсе не спектакль одного актера. В разных актах пьесы компанию ему составляют шафран, инжировое дерево, смолы и бальзамы. Тогда откуда, спросите вы, в название вынесен сандал? Все просто: его дымная вуаль окутывает главного героя в течение всего действа.

Mendittorosa — Sogno Reale

Сон наяву

Однажды Стефания Скуэлья, основатель и владелица Mendittorosa, увидела сон и решила последовать примеру Иеронима Босха — превратить собственные видения в фабрику грез. Правда, в отличие от гения Северного Возрождения Скуэлья предпочла описать увиденное, не прибегая к визуальным образам: кисти и краски ей заменили запахи кожи, лимонной листвы и… нагретого на солнце морского ежа. Претворять мечты Стефании в реальность взялась парфюмер Амели Буржуа, сделавшая парфюм с легким морским акцентом и отдавшая основную партию туберозе и пачулям.

Molinard — Figue

Греческая смоковница

Настоящий катализатор воспоминаний об отпуске на побережье, прогулках под палящим солнцем, тропических коктейлях и танцах босиком на траве. Molinard удалось красиво сыграть на контрасте пряности влажной листвы и тягучей сладости плодов смоковницы. В отличие от других популярных ароматов с нотой инжира с выраженными гурманскими оттенками (Pulp, Byredo и Premier Figue, L’Artisan Parfumer) у Figue Molinard акцент смещен в сторону природной составляющей солифлора. Свою теплоту он обретает за счет легкой анималистичности, призванной подчеркнуть спелость созревших плодов и сочность прогретой листвы.

Ormonde Jayne — Tsarina

Голубая кровь

Еще один аромат, посвященный России и гордо именуемый «Царицей», создал Геза Шен, известный большинству по Escentric Molecules. В Tsarina нет ни капли напускной роскоши и кричащей барочности, он ярок, энергичен, но предельно аристократичен и хорошо воспитан. За породу в нем отвечают благородный ирис и тончайшая замша, а свиту составляют цветы белой фрезии, кедр и ваниль. Отличный вариант для заснеженных мехов.

Jo Malone — Myrrh & Tonka​

Этюд к фигуре в пейзаже

Британские парфюмерные дома предпочитают создавать на пленэре прозрачные акварели — в то время как их французские коллеги по цеху щедро используют масло. Так, взяв за основу аромата смолы и пряности, в Jo Malone выдали чисто английское благоразумие. Деликатный Myrrh & Tonka смело претендует на звание нового фаворита мечтающих об отпуске заложников офисных дресс-кодов. Наконец-то восточный аромат будет уместен и на работе!