Поиск
16 сентября 2015

Ароматы с вымышленными нотами

Морской туман, глаженый шелк, пустынный ветер, мокрые камни… Современная парфюмерия умеет создавать запахи, которые невозможно собрать в пробирку, и те, что существуют лишь в нашем воображении.
Ароматы с вымышленными нотами
  • Фото: АЛЕКСАНДР ПЛАТОНОВ

Mon Exclusif, Guerlain

Ведущий парфюмер Guerlain Тьерри Вассер пытается создать фужер для женщин — и преуспевает. Как и в Jicky, первом фужерном аромате Дома, в главных ролях здесь лаванда и ваниль. Mon Exclusif, впрочем, гораздо больше увлечен кондитерским аспектом последней: именно ваниль дает теплый и нежный аккорд соленой карамели, заявленный в нотах.

La Tulipe, Byredo

Вопреки расхожему мнению не все тюльпаны лишены запаха — есть и душистые сорта. Но в данном случае это неважно: La Tulipe — фантазия шведского парфюмера Бена Горхэма на тему того, как мог бы пахнуть тюльпан в идеальном мире, где любой цветок столь же ароматен, сколь и хорош собой. Этот вымышленный мир похож на весенний Стокгольм, вполне реальный: вода в каналах прозрачная, в парках высадили фрезии и цикламены, но в воздухе еще висит холодок — вдыхаешь и будто откусываешь от хрустящего зеленого яблока. Все, кому нравится Blanche, найдут здесь ту же нежную «бельевую» ноту, которую любит и часто использует Горхэм — отчетливый аккорд свежести и чистоты, который наводит на мысль, что тюльпан La Tulipe, скорее всего, белый.

Ma Vie, Hugo Boss

Если вы когда-либо увлекались разведением колючек, наверняка знаете о лунных цереусах — кактусах, которые цветут раз в году и только после заката. Их аромат так хорош, что Ботанический сад в Санкт-Петербурге всякий раз анонсирует это событие в городских СМИ, а в день «икс» продлевает время своей работы до двух часов ночи. Запах цереусов — нечто среднее между жасмином, ванилью и клейкими стручками акации, и Ma Vie хорошо удается воспроизвести это сочетание зеленой свежести и теплой ванильной сладости в своем начальном аккорде. Дальше будут розы и фрезии, но запомнится именно он — удивительный, сложный, странный.

Incense & Cedrat, Jo Malone

Нота оманского ладана в Incense & Cedrat воссоздана с помощью технологии Nature Print: вблизи ладанных деревьев помещали своеобразный картридж, который захватывал и фиксировал испускаемые растениями ароматические молекулы, чтобы в дальнейшем повторить их запах в лабораторных условиях. Получилась «фотография» природного оригинала — смолистый, теплый, пряный ладан с тонкой миртовой нотой.

Comme des Garcons, Floriental

Есть немало прекрасных цветов, которые, увы, не имеют запаха, и ладанник — один из них. Вся его сила сосредоточена в листьях и веточках, выделяющих пряную смолу — ее абсолют называют лабданумом и активно применяют в парфюмерии. В попытке исправить природную несправедливость — подарить аромат деликатным, как рисовая бумага, цветам ладанника — Comme des Garcons используют тягучую, сладкую и густую ноту лабданума как центральную (следуя логике, что все части одного растения имеют что-то общее в запахе). Но главный секрет Floriental — аккорд сливового вина, который сообщает аромату легкую фруктовость и «восточность», вынесенную в название.

Smoke for the Soul, By Kilian

Вдохновленный марихуаной аромат, созданный без участия конопли и, как принято у By Kilian, пропущенный через строй модных фильтров. При определенном усилии воли можно «раздергать» композицию на ноты грейпфрута, зеленого кардамона, мате, эвкалипта и табака, но ничего подобного предпринимать не хочется — Smoke for the Soul располагает к праздности.

11 Harmatan Noir, Parfumerie Generale

Парфюмер Пьер Гийом посвятил композицию харматтану — так на западе Африки называют сухой и пыльный ветер, который треплет дюны Сахары с декабря по апрель. Харматтана боятся, но ждут: вместе с песчаными бурями и смерчами он приносит долгожданную прохладу. Гийому удалось зафиксировать эту смену настроения и погоды в переходе от верхних нот специй, соли и иссушенного солнцем дерева к сладкой, немного влажной мяте в сердце аромата — будто ты шагнул с гребня дюны в зеленый оазис.

Ever Bloom, Shiseido

В 1940 году Росо Фукухара, сын основателя Shiseido Аринобу Фукухары, сфотографировал у себя в саду камелию. Черно-белый цветок вошел в историю пикториализма как пример идеальной фотокартины — снимка с эффектом живописи, почти лишенного документальности. Чем-то подобным 75 лет спустя является и камелия парфюмера Орельена Гишара: в жизни любимые цветы японских садовников не имеют запаха, но в Ever Bloom он написан мягкими, полупрозрачными мазками — дымчатыми нотами лотоса, жасмина и флердоранжа.

Nostalgia, Santa Maria Novella

Бензин, резина, асфальт, кожаная обшивка руля и солнечный бергамот — вы проезжаете апельсиновые рощи где-то на юге Италии, и торопиться вам совершенно некуда: весь мир сжался до пределов вашего автомобиля, продуваемого самыми ароматными ветрами на свете. Чудесный аромат — сложный и рельефный, как рисунок протектора на шине.

China White, Nasomatto

«Белый китаец» — так назывался популярный в 1980-х синтетический опиат из Гонконга. Наркотик, если верить медицинской энциклопедии, запаха не имел, а вот China White легко себя выдаст на любой таможне: его цветы, сгорая в невидимом огне, превращаются в травяной пепел и дым с островато-зелеными нотами. Необычный аромат с пламенным сердцем.

Salina, Laboratorio Olfattivo

«Морская соль», «горячий песок», «морские брызги» — заявка Salina не то чтобы нова. Существует немало композиций, составленных из цитрусовых, цветочных и морских аккордов, которые с тем или иным успехом создают эффект присутствия на пляже. Но Salina не в пример интереснее других образчиков морского жанра: помимо озона и цитрусовых здесь чувствуется дыхание вечнозеленого леса — тонкий аромат хвои, а еще тот самый «горячий песок» — необычная минеральная нота, напоминающая о мокрых камнях в тонкой слюде морской соли.

Colonia Leather, Acqua di Parma

Кожаный аромат, талантливо подсвеченный всевозможными цитрусами: флердоранжем, петигреном, цедрой лайма. Кожа в Colonia Leather не флорентийская, а скорее марокканская — мягкий, и обманчиво уязвимый сафьян с тонким мускусом и древесным дымом в шлейфе. Вопреки ожиданиям держится этот нежный шлейф целую вечность.

Amour Nocturne, L’Artisan Parfumeur

Кедр, горячее молоко, карамель, порох и орхидея — Рене Магритт мог бы собрать из составных частей «Ночной любви» прекрасный натюрморт. Поначалу композиция, как многие картины сюрреалиста, напоминает ребус, отдельные элементы которого никак не складываются в искомую фразу. Но спустя какое-то время разгадка Amour Nocturne приходит сама по себе — в виде образа кондитерской, наполненной ароматами карамели, сгущенного молока и ванильного флана.

Lazy Sunday Morning, Maison Martin Margiela

В начале «Ленивое воскресное утро» верно своему названию: первой вступает нота чистого белья с укрывшимся в его складках ароматом флердоранжа (согласно легенде действие разворачивается в парфюмерной столице Италии — Флоренции). Долго нежиться в постели, однако, не дают — на белизне проступает румянец, и хлопковая гладь постепенно превращается в бескрайнее поле роз и ирисов.

Epice Marine, Hermes

Жан-Клод Эллена создал «Морские специи» в соавторстве со знаменитым шеф-поваром Ольвье Роллингером, которого больше всего в жизни занимают две вещи — пряности и сизые пейзажи родной Бретани. Epice Marine удивительным образом сочетает в себе и то, и другое: странная, почти осязаемая нота влажного морского тумана слегка согрета обжаренным кумином, сырое дерево — корицей, водоросли — кардамоном. Этот аромат красив, но ожидаемо недолговечен, как волшебные корабли из дождя и тумана в романе «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл». К счастью, источник этого волшебства легко может стать вашим.

Kenzo Flower, Kenzo

Возможно, с 2000 года заключенных в прозрачное стекло маков было продано больше, чем настоящих выросло в полях Италии: Kenzo Flower имел оглушительный успех. Спустя пятнадцать лет «Цветок» по‑прежнему очень популярен — факт, как и тот, что в природе цветок мака не имеет запаха. Здесь же он составлен из розы, фиалки и мускуса, но, несмотря на определенную старомодность в выборе нот, аромат звучит современно или скорее вневременно — как абстрактный джаз.

Эксклюзивно в магазинах Duty Free

Zefiro, Xerjoff

Аромат, посвященный кипучей жизни Рима: бергамот, элеми, корица, кардамон и мед встречаются на одном пятачке, как старые соседи по кварталу — на маленькой пьяцце в круговерти узких улиц. От встречи остаются самые теплые воспоминания… и тонкая, спокойная нота винного осадка.

Sottile 1.61, Yosh

В переводе с итальянского sottile — «тонкий», «легкий», «неуловимый». Ландышевый Sottile 1.61 можно описать любым из этих слов, но последнее особенно точное: ландыши неохотно расстаются со своей летучей сущностью, поэтому их запах приходится имитировать с помощью химии. В случае удачи мы получаем аромат с нотами чистоты, зелени и недавнего снега, и Sottile именно такой — cвежий, нежный, слегка влажный, как изнанка листа ранним утром.