Поиск
14 февраля 2017

Его глазами: три необычных бьюти-образа в День всех влюбленных

В канун Дня святого Валентина актриса Саша Ревенко и музыкант, композитор, саунд-продюсер и фронтмен Tesla Boy Антон Севидов признались в любви не только друг другу, но и артистическому макияжу Chanel

На пороге бутика Chanel в ТГ «Модный сезон» звезда Гоголь-центра и «Ученика» Кирилла Серебренникова, ставшего триумфатором прошлогоднего Каннского кинофестиваля, появляется налегке: джинсы, рубашка, кеды — и ни намека на макияж. «Честно говоря, я совсем недавно начала краситься — раньше в моей косметичке ничего, кроме тона, чтобы, когда нужно, казаться посвежее, и не было», — скромно улыбается актриса. Любовь к теням и помадам пришла внезапно и неожиданно: возможными виновниками смены курса Саша считает растущее в геометрической прогрессии количество съемок и светских мероприятий в ее жизни: «Оказалось, мейк так поднимает настроение!». Так что способ порадовать актрису в преддверии Дня всех влюбленных, как видите, был предопределен.

Ведущий визажист Chanel в России Эрнест Мунтаниоль предложил Саше примерить три диаметрально противоположных образа: романтичный золотой, эстетский графичный и готический. «Главным героем всех трех стала новая линейка блесков Rouge Coco Gloss с уникальной текстурой, благодаря которой профессиональные визажисты могут использовать средство не только традиционным образом — для губ, но и наносить на глаза: блеск не скатывается, не липкий и не жирный, а значит, неприятные ощущения исключены. Единственный нюанс — такой макияж требует внимательности: каждые 15−20 минут его стоит подправлять», — предупреждает Эрнест.

Первый образ с акцентированными золотыми скулами и золотым блеском поверх теней моментально пришелся по душе не только самой актрисе («Сразу возникает праздничное настроение, а эти невероятные косички, очень русские и в то же время какие-то по‑европейски элегантные, обязательно возьму на заметку в повседневной жизни»), но и ее бойфренду Антону Севидову: «Он простой, но одновременно сложный, — говорит фронтмен Tesla Boy. — Это как в музыке: сделать что-то яркое, но при этом не пошлое — нелегко, но Эрнесту соблюсти баланс точно удалось».

Несмотря на, казалось бы, совершенно не мужскую тему нашего разговора, Антон пускается в рассуждения о макияже с очевидным удовольствием и знанием дела. «Как человек из шоу-бизнеса я, конечно, обожаю смотреть на актрису Александру Ревенко в разных экстравагантных образах, но как мужчина в обычной жизни предпочитаю естественную красоту Саши — тут, как и во многих других вещах, наши идеалы совпадают», — признается он. Неудивительно, что больше всего из созданных Сашей на сцене образов Антону по душе 17-летняя Катя из «Митиной любви»: минимум косметики, неказистая юбка полусолнце василькового цвета, трогательные рогалики на голове, которые он ласково называет «бумбошками». «Меня вообще поражает, насколько пластично Саша существует на сцене, как пластично ее лицо. Так, в спектакле «Сон в летнюю ночь» она появляется перед зрителем в уродливых очках, а уже через считаные секунды на твоих глазах трансформируется из девочки-ботана в женщину-вамп», — восхищается музыкант. Ему, кстати, недавно пришлось испытать в мастерстве перевоплощения и себя: в начале февраля состоялась премьера проекта «Море деревьев», к которому Севидов написал музыку и где сыграл одну из ролей. «Оказавшись по другую сторону театральной кулисы, я в очередной раз был поражен тем, какой же это уникальный дар и неимоверный труд — использовать свое тело и свою психику для перевоплощения на сцене в другого человека», — делится он впечатлениями от работы в новом жанре. Помимо актерского дебюта Антона, спектакль примечателен еще и тем, что это первая полноценная самостоятельная режиссерская работа Сашиного «однокашника» и партнера по «Митиной любви» Филиппа Авдеева. Ну и у Ревенко в нем, конечно, важная роль. «Это красивая история про взросление, иллюзии и любовь — эдакая сказка для детей, которая, уверен, окажется близка и взрослым», — резюмирует музыкант. Оценить точность его формулировок можно будет 25 и 26 февраля в Гоголь-центре.

Второй образ, предложенный Эрнестом, строится вокруг темы графики. Увидев Сашу с интенсивными стрелками, Антон восклицает: «Нефертити!». Лицо актрисы действительно удивительным образом подстраивается под очерченные, в прямом и переносном смысле слова, правила игры. «По-моему, это отличный мейк для тематической вечеринки или даже театральной постановки», — рассуждает Антон. «Для спектакля Мейерхольда», — моментально продолжает его мысль Саша.


По ее интонации легко понять: примерять новые образы ей нравится не только на сцене, но и перед зеркалом. «Я отношусь к макияжу как к медитации, эдакому спа для мозга: можно посвятить время только себе и собственным мыслям. В этом, наверное, главное отличие макияжа от театрального грима: последний — все-таки самая настоящая работа». По словам Саши, косметических табу у нее нет — актриса предпочитает доверять тем, с кем работает, и всегда ныряет в омут с головой. «Мне нравится видеть себя разной», — объясняет она. (В правдивости ее слов убеждаются все участники съемочного процесса: в то время как Эрнест колдует над стрелками, Саша увлеченно гримасничает перед зеркалом и, очевидно, кайфует от того, что отражение в нем малоузнаваемо).

Третий, готический, макияж выполнен самыми темными оттенками карандашей для глаз, помад и все тех же новых блесков, и контраст матовых и глянцевых текстур, кажется, приводит в восторг всех. «Вот смотрю на Сашу — и так и тянет декламировать Блока и Мандельштама, — улыбается Антон. — Это что-то, с одной стороны, дерзкое, а с другой — классическое». Тема классики вообще витает в воздухе на протяжении всего нашего эксперимента, несмотря на очевидную авангардность создаваемых визажистом образов. «Ничего удивительного, — считает музыкант. — Ведь Chanel — гораздо больше, чем просто мода, ароматы, макияж. Это целая культура, образ жизни, связь между поколениями. Это часть истории».

Его личная связь с Chanel — родом из детства: «Несмотря на то, что в советские времена это было невероятной роскошью, на мамином трюмо красовался флакон классических #5». Сашина, как ни странно (хотя, конечно же, совсем не странно), тоже: «Однажды, когда я еще училась в школе, бабушка поехала за границу: в Прагу, в Париж. Из первой она привезла мне стразы Swarovski, из второго — духи Chanel Mademoiselle, — вспоминает актриса. — Помню, как извела флакончик до дна, — так мне понравился этот женственный, классический аромат».

И спустя годы любовь к классике, судя по всему, не остыла: в завершение нашей съемки мы предлагаем Саше и Антону небольшой парфюмерный эксперимент. В результате «слепых прослушиваний» в команду к обоим попадают одни и те же участники: древесный Sycomore и аромат унисекс Boy Chanel. Что ж, и тут, как и во многих других вещах, их идеалы совпадают.

На Саше: жакет Chanel; кольцо Coco Crush, белое золото, Chanel; джинсы — собственность Саши
На Антоне: свитер Uniqlo; джинсы Levi’s; часы J12 GMT, керамика, сталь, Chanel; кеды Santoni

Текст: Антонина Голубева
Фотограф: Лев Ефимов
Стилист: Марина Грибова
Макияж: Эрнест Мунтаниоль, Chanel