Поиск
1 марта 2017

Что общего у классического вестерна и глэм-рока: новая коллекция Saint Laurent

Самое ожидаемое шоу недели

Под занавес первого дня Недели моды в Париже, принявшей эстафету у Миланской, отгремело одно из самых ожидаемых шоу — показ второй коллекции нового креативного директора Saint Laurent Энтони Ваккарелло. Сменивший в прошлом году Эди Слимана дизайнер собрал зрителей на рю де Бельшасс, чтобы показать, насколько он продвинулся в изучении архивов Ива Сен-Лорана. Сейчас здесь в самом разгаре процесс строительства. Но это и привлекло дизайнера: сырой амфитеатр в стропилах, еще не тронутый отделочными работами, с многоуровневыми трибунами огласил клубный рок. Поначалу все даже было решили, что Энтони пошел дорогой Слимана.

Но у Ваккарелло в Saint Laurent свой путь, где он не только отдает дань уважения основателю Дома, но и восполняет пробелы, которые неизбежно образуются у любого дизайнера, оставившего ради почетной должности работу над собственным брендом. На новом месте Энтони не отказался без любимой черной кожи, глянцевой лакировки, работы с асимметрией и деконструкцией, длины мини и разрезов до бедра. Впрочем, достичь компромисса в спорах о том, чего от дизайнера ждут и что он в силах предложить легендарному французскому Дому, что может и что должен, вряд ли удастся. Точно лишь, что от него не ждут революции — хватит слимановской — и не требуют создавать вещи за десятки тысяч евро под видом масс-маркета с рейлов H&M, подобно предшественнику. Кроме того, его не просят быть стилистом, забыв о дизайне, как диктовала ситуация Алессандро Микеле в Gucci, которого наняли, что вернуть бренду былую славу после нескольких лет неуклонного падения продаж.

Так что Ваккарелло маневрирует между историческими кодами бренда и новым бунтарским духом, который в марку вдохнул Слиман, подняв продажи до небес и сделав ее главным козырем в портфеле концерна Kering. Дизайнер прилежно изучает архивы Дома и прислушивается к себе, вот уже во второй раз исправно расставляя галочки напротив всех знаковых произведений основателя бренда: смокинг, куртка-сафари, прозрачная блуза, ботфорты и богемная эстетика. А одновременно с этим логически развивает тему 80-х, за которую взялся еще Слиман в своей последней коллекции. В основе свежей коллекции Ваккарелло — один ключевой силуэт, на котором, впрочем, зиждется и его первая линейка для Saint Laurent. Это бюстье с гипертрофированными плечами-крыльями, маркирующее начало десятилетия. Дизайнер берет знакомы силуэт, стилизует его в ключе повседневного уютного грубоватого вестерна в натуральных теплых красках, а вестерн смешивает в пропорциях один к одному с традиционным вечерним лоском в стиле Клода Монтана.

Он сочетает глянцевые виниловые брюки с уютным свитером крупной вязки, блестящее мини дополняет массивными сапогами, которые собираются выдающимися складками по всей длине ноги, черный бархат, усеянный, как звездное небо, бесконечными стразами, соединяет с классическим денимом, а вечерние асимметричные платья-полубюстье — с укороченной до болеро курткой-авиатором. Обращаясь к маркирующему эпоху 80-х приему асимметрии, он создает объемные кожаные анораки, бархатные косухи с цыганскими узорами и корсетные топы с лифами, оформленными лацканами, с глубоким вырезом и рукавом-окороком. Куртки-сафари с накладными карманами и поясом тут шьются из лакированной кожи, легендарные бархатные смокинги заменяют коктейльные платья, а черное платье с вышитым на нем фиолетовым ирисом прямо ссылается на работу Франсуа Лесажа, выполненную для Ива Сен-Лорана.

Ваккарелло то снабжает вещи двумя рукавами, то лишает одного из них, то просто обнажает плечо, небрежно стягивая одежду с одной стороны. Так же, как в своей первой коллекции, он превращает отсеченный рукав в самостоятельный предмет гардероба и выращивает его до длинной перчатки, которая может дополнить базовый образ, например кожаные брюки с полупрозрачной майкой-алкоголичкой, стоит лишь натянуть рукав на руку и перекинуть через плечо страхующий его от стягивания ремень — наподобие сумки кросс-боди. Однако если в первой коллекции рукав отсекался у платья, то на этот раз — у куртки-авиатора из дубленой кожи. Она вырастает до длинной сокольничьей перчатки, стягивается ремнем на плече и заворачивается в объемный меховой конус у хрупкой ключицы. Такие носят с асимметричным платьем-полубюстье из грубой кожи и чокером, украшенным гигантским кожаным цветком.