Поиск
21 февраля 2017

Neutral gender-шоу Burberry среди скульптур Генри Мура

Покупай прямо с подиума

Fotobank / Getty Images

Год назад Кристофер Бейли взбудоражил общественность, упразднив в Burberry гендерные и сезонные условности. Дизайнер тогда заявил, что перестает делить шоу на мужские и женские и объединяет их, а заодно прощается с сезонностью и выставляет на продажу новинки сразу по завершении показа. За Burberry тогда подтянулись еще несколько имен, и революция свершилась прямо на наших глазах. В этом смысле преемник Томаса Берберри Кристофер Бейли оказался не меньшим революционером своего времени, чем сам основатель модного Дома — изобретатель габардина. Революция тогда пришлась весьма кстати и выпала на год 160-летнего юбилея бренда, а сегодня она уже развивается по накатанной.

Гостей второго в истории марки шоу see now — buy now в лондонском Makers House встретили перформанс Анны Кальви, картины Генри Мура и выставка его скульптур. Более 40 работ Мура использовались в качестве декораций к показу, а после они составят целую выставку с вещами Burberry, которая продлится с 21 по 27 февраля в том же Makers House.

В начале февраля креативная команда бренда позволила публике крем глаза взглянуть на то, что ее ожидает, выпустив 10-секундное видеопревью к шоу в стиле классической Англии. В кадре тогда отметились модели Эмбер Уиткомб и Том Фул, еще было зеленое поле, самые классические для бренда тренч, свитер, брюки, блузка. На подиуме все оказалось далеко не так классически. Домом Burberry завладела тотальная деконструкция, которая коснулась не только системы организации шоу и продаж, но и самого содержания коллекции, которая черпает свои пластические идеи из культуры древних эпох и цивилизаций — от изысканной пластики древнегреческих статуй до экспрессивного примитивизма африканской или латиноамериканской скульптуры.

К великому облегчению, ни один бежевый тренч во время деконструкции не пострадал — в новой коллекции его замещают широкоплечие плащи и хлопковые платья-рубашки асимметричного кроя, а единственный классический черный тренч носят, надев только один рукав, второй зафиксировав поясом. Зато трикотажу крупной вязки, классическому бушлату, как символу военно-морской славы Burberry, и английскому шитью досталось по‑настоящему. Первый тянется по диагонали поверх платьев, точно гигантские бинты, от второго остается лишь узорная тесьма, собирающаяся в болеро на плечах, а третье пухнет болезненными пышными складками, ломая привычный силуэт и контрастируя с юнговскими бретонками.