Поиск
7 июля 2015

Dior Couture, осень-зима 2015

Самый известный триптих Иеронима Босха — «Сад земных наслаждений» — в интерпретации Рафа Симонса приобретает современное звучание и приближается к высокой моде.
Dior Couture, осень-зима 2015
  • Фото: Архивы пресс-служб

Новый показ Рафа Симонса — это идиллия haute couture, которая в понедельник вечером была воплощена в жизнь на территории музея Родена в Париже. Выразить впечатления от своей встречи с шедевром Босха дизайнер собирался не один год, но сделал это лишь теперь, когда мозаика в его голове окончательно сложилась. Ждать от Dior и Симонса «босховских» принтов, неоднократно использованных дизайнерами других марок, было бы недальновидно: эстетика триптиха, написанного в начале XVI века, прошла через его коллекцию гораздо интереснее. Она нашла выражение в силуэтах и формах, диковинном контрасте материалов, броском декоре и аксессуарах, а также в общей цветовой гамме, которая почерпнула оттенки из всех трех частей «Сада земных наслаждений».

Противоречий, наполняющих шедевр Босха, так много, что ни одно из его толкований до сих пор не является подлинным. Неудивительно, что интерпретация картины сложна в любой форме. Сочетания высокого и низкого, чувственных удовольствий и их кошмарных последствий, райских наслаждений и дьявольских страданий, свойственные триптиху, рассмотрены Рафом Симонсом исключительно с эстетической точки зрения. Не вдаваясь в глубины босховского мировоззрения, дизайнер восхищается теми фантастическими образами, красивыми телами и пейзажами, которые присущи центральной части триптиха. Платья, украшенные сеткой или «кольчугами», цветочными принтами или сияющей вышивкой, а также знаковые оверсайз-пальто с одним выбивающимся из общего ряда рукавом из меха — лишь часть любопытных решений Рафа Симонса.

Одним из самых красивых и, надо признать, довольно неожиданных моментов стала связь коллекции с искусством французских пуантилистов. Точечные рисунки, покоряющие гаммой пастельных оттенков, дизайнер нанес на поверхность тканей, а их более яркую версию — на пластины, из которых в парижском саду был выстроен разноцветный павильон. Его полупрозрачные своды, сиреневый подиум и разбросанные повсюду предметы, похожие на спелые ягоды, сыграли особую роль в создании атмосферы. Тема соблазна, чувственности и удовольствий, идущих рука об руку с небесной карой, Рафом Симонсом раскрыта. И очень красиво.