Поиск
24 октября 2016

Ли Сан Бон:"Я хочу создать коллекцию для Надежды Кадышевой»

Самый известный корейский дизайнер — о работе с Бейонсе и любви к русской литературе.
Ли Сан Бон:
  • Фото: Елена Бутко
  • Интервью: Ксения Обуховская

Корейский дизайнер Ли Сан Бон стоял у истоков сеульской моды. Дизайнеру уже не раз доводилось бывать в России, где он изучал русский балет, литературу и искусство. Однажды он даже создал коллекцию, которая стояла на пересечении корейской и русской культуры: в принтах корейская каллиграфия соседствовала со стихами Пушкина. Во время своего шестого визита в Москву по приглашению мультибрендового магазина Boutique № 7 дизайнер встретился с Bazaar.ru и рассказал о том, чем уникальна корейская мода и почему он хочет создать коллекцию для Надежды Кадышевой.

Изначально вы учились на актера, почему вы вдруг решили стать дизайнером?

В процессе обучения я начал изучать русскую литературу. В этот момент, кстати, и случилась моя любовь к России. Толстой, Достоевский, Чехов — обожаю этих великих писателей. Получив актерское образование, я проработал на сцене неделю, но потом мне стало страшно, и я попросту убежал оттуда. Тогда ко мне пришло осознание, что на самом деле я хочу изучать историю моды и больше всего мне хочется попасть в эту индустрию. Так и случилось, и мне уже не было страшно, потому что я нашел любимое дело.

По коллекциям заметно, что вы вдохновляетесь корейской культурой. Какая часть вашей родной культуры дает вам больше всего источников?

Вообще, все увиденное мной когда-то вносит вклад в мое творчество, будь-то чья-то коллекция, живопись или люди. Раньше я вдохновлялся классическими домами моды, как Yves Saint Laurent, и мои коллекции не отражали корейскую культуру, потому что я ориентировался на Запад. Но опыт работы в Париже убедил меня в обратном. Именно там меня осенила идея, что можно использоваться корейские иероглифы как элемент дизайна, и с того момента в моих коллекциях появилась корейская линия, и она присутствует в них до сих пор.

Если бы я делал вещи для продаж, то давно перестал бы заниматься модой


Как отличается fashion-индустрия в Корее и Париже?

Я уже много лет показываю свои шоу в этих двух городах, и разница однозначно чувствуется. Париж как будто следует историческим трендам, а Корея больше увлекается уличной культурой. Раньше Корея не была трендсеттером в Азии, но сейчас это страна номер один, которая задает тон всей азиатской моде. Если говорить о минусах, то в Корее очень развит street fashion, а высокая мода все еще отстает. Я был очень удивлен, когда на открытии Boutique № 7 в разговоре с итальянскими дизайнерами узнал, что что корейские магазины заказывают специальные «уличные» коллекции у европейских брендов специально для корейского рынка. У меня не раз спрашивали, почему дома высокой моды приезжают в Корею и в последнее время так активно открывают там свои бутики и показывают коллекции. Ответ очень прост — как я уже сказал, Южная Корея — трендсеттер во всей Азии, поэтому успех здесь гарантирует признание и в других странах этого региона.

Успех ваших коллекций распространяется не только по Азии! В ваших платьях как-то выступала, например, Бейонсе. Расскажите, какого это — видеть такую звезду мирового масштаба в своей одежде? Помогает ли это продажам?

Я впервые встретился с Бейонсе, когда она приезжала в Корею. Мы познакомились на общей вечеринке и тогда я сделал ей предложение — предложение появиться на сцене в моем платье, конечно, на которое она ответила «да». Тогда я подумал, что это огромная удача, и почувствовал ни с чем несравнимую радость от того, что мои труды оправдались. А что касается продаж… Если бы я делал вещи для продаж, то давно перестал бы заниматься модой.

Для кого вы делаете одежду? Для таких женщин, как Бейонсе?

Да! Это сильная женщина, которая развивается в области искусства. Она может быть музыкантом, артисткой, художницей… Она пытается самовыражаться не только посредством своего таланта, но и через внешний вид. У вас же тоже есть такой пример сильной женщины, не хуже Бейонсе. Лет шесть назад я приезжал в Россию по приглашению Надежды Кадышевой. У меня до сих пор наворачиваются слезы, когда я вспоминаю, как она старательно сделала шоу исключительно для меня. В зале не было никого, кроме меня и моих помощников, представляете! Так вот, я хотел бы создать для нее коллекцию.