Поиск
5 октября 2016

Обзор коллекции Louis Vuitton весна-лето 2017

Весь блеск 1980-х.
Обзор коллекции Louis Vuitton весна-лето 2017
  • Текст: Ирина Дубина

Заканчивающийся сегодня марафон недель моды дал нам возможность сделать одно очень важное наблюдение. Показы весна-лето 2017, которые мы увидели за последние четыре недели, стали кривым зеркалом современной индустрии моды, которое наглядно показало, чем по‑настоящему талантливые дизайнеры, являющиеся таковыми в полном смысле слова, отличаются от дизайнеров-копиистов, пусть и очень талантливых. Первые — а их осталось ох, как немного — берут за основу вроде бы знакомые сюжеты и затем перекраивают их на собственный лад, делают объемными, заставляют говорить на своем языке (и это все, конечно, помимо безусловной работы с формами, кроем, пропорциями и так далее). Вторые же работают с источниками слишком прямолинейно, за счет чего финальный субпродукт зачастую лишен смысла и представляет собой пустой, лишенный вкуса пастиш. Своей новой коллекцией для Louis Vuitton Николя Жескьер никого не заставил сомневаться в том, что он относится — и всегда относился — к первой категории.

Жескьер, как и большинство дизайнеров в этом сезоне, препарирует 1980-е. Первым делом об этом, как и следовало ожидать, сообщает силуэт с расширенной линией плеч — ключевой в будущем сезоне. Причем уже стало совершенно очевидно, что объемные овальные рукава-пуффы постепенно уступают место острым плечам в лучших традициях power suit, воспетого, среди прочих, Тьерри Мюглером и Клодом Монтаной. Образ сильной, закованной в кожаный топ-бюстье женщины в исполнении Жескьера становится интерпретацией тренда на феминизм. Но если одни дизайнеры, как Мария Грация Кьюри для Dior, решают ограничиться звучными надписями на футболках, а другие, как Фиби Файло для Celine, облекают женщину в прячущие фигуру вещи-доспехи, Жескьер утрирует свой фирменный стиль (отсылки к мотоциклетной форме, брюки-скинни с молниями, объемные куртки и жакеты) и показывает нам героиню с бьющей через край сексуальной энергией — именно такой ее рисовали Мюглер и Монтана. Референсы из 1980-х он перекатывает, как леденцы во рту. Вот вам полупрозрачное платье, через которое натурально просвечивают подплечники. Вот — платье из джерси, в котором легко можно представить принцессу Диану. Объемные позолоченные украшения и джинсы с вышивкой, словно от сценического костюма Майкла Джексона, тоже здесь. Ищете отсылки к популярному в 1980-е стилю, вдохновленному одеждой для занятий фитнесом? Вот же он, правда, несколько преобразившийся: толстовки превратились в сшитые по тем же лекалам кашемировые свитера, а спортивные леггинсы — в эластичные брюки. Хотите костюм, в котором Сигурни Уивер провела полфильма «Деловая девушка»? Жескьер сделал его более современным — удлинил жакет, сделал лацканы овальными, добавил декоративные штрипки.

Жескьер — модный дизайнер в полном смысле слова, то есть он всегда дает в коллекции то, что автоматически попадает под категорию «тренды сезона». Но при этом он обладает поразительным чувством баланса между творчеством и коммерцией, которое с переходом в Louis Vuitton только стало крепче. Смотря его коллекции, зритель понимает, что ему продают моду, но при всем этом Жескьеру удается делать в меру концептуальные вещи с пролонгированным сроком годности. Браво!