Поиск
25 апреля 2016

Разбор «полетов» Николя Жескьера

Из чего и как собирается воинственный футуризм весенне-летней коллекции Louis Vuitton, выяснила Анастасия Углик.
Разбор «полетов» Николя Жескьера
  • Текст: Анастасия Углик
  • Фото: fotoimedia

Высокотехнологичный дивный новый мир, который показал нам в этом сезоне Николя Жескьер, кажется, так и просит, чтобы его разобрали на детали. Тем более что их в коллекции бесконечное множество. Тут и сложное плетение топов-сетей, и позаимствованная из промышленного дизайна лазерная резка, и несколько типов вышивки (крестом и гладью, стеклярусом и бисером), и неожиданные кожаные вставки. Кажется, будто свою вселенную Жескьер собирает из разновременных и разностилевых обломков, оставшихся после мировой катастрофы. Эта концепция отлично вписывается в общую пост-апокалиптическую эстетику, которую дизайнер взял на вооружение уже несколько сезонов назад и сейчас довел до логического завершения, сделав звездой весенне-летней рекламной кампании Louis Vuitton Молнию — воинственную героиню компьютерной игры Final Fantasy.


АЗБУЧНАЯ ИСТИНА

От наследственной логомании Louis Vuitton Николя Жескьер лечиться не собирается — и правильно делает. Узнаваемые символы Дома играют в коллекции одну из главных партий. Кожаные вставки с монограммой появляются в куртках, жилетах и поясах. Обтянутые питоновой кожей каблуки ботильонов и туфель выполнены в форме четырехлистника. А камни на колье и кольцах вставляются в гнезда из двух заветных букв — L и V.


Главный контраст коллекции — брутальная кожа, белоснежные хлопковые оборки и полупрозрачные шелка викторианских блузок — иллюстрирует слова дизайнера о том, что одежда для него всегда была не более чем доспехами, помогающими остаться в живых. В этом сезоне Жескьер пошел на все, чтобы обеспечить своей (и нашей, конечно) тонкой сущности максимально непробиваемую защиту. На головах моделей, прошедших с суровыми лицами по подиуму, сверкали обручи-талисманы с камнями-оберегами. Их ноги были прикрыты брутальными сандалиями с крупными цепями и узкими ботинками, прошитыми контрастными полосками кожи. А проглядывающая то и дело нагота лишь усиливала ощущение пробитой брони.


Сложное устройство коллекции впечатлило многих: дизайнер явно стремится к полному стиранию грани между prêt-à-porter и haute couture, где несколько привычнее видеть, например, полностью расшитый стеклярусом полупрозрачный топ. Но именно эти бесконечно множащиеся элементы ручной работы не дают футуристичным образам Жескьера превратиться в костюмы для косплея — ролевых игр, которые так любят японские школьницы. Да, дизайнер без сомнения увлечен аниме, мангой и исследованием границ футуризма, но он в первую очередь представляет исторический Дом с богатейшими ремесленными традициями, которые останутся востребованными и актуальными даже в том мире, где остальные ценности будут сметены апокалиптическим ветром. И мы с его твердой позицией абсолютно согласны.