Поиск
16 февраля 2017

Шарфы-рукава, серьги-хулахупы и непошлый леопард на шоу Michael Kors Collection

Ключевые детали коллекции

Новая коллекция Michael Kors Collection — очередная порция нестареющих вещей с оттенком роскоши. Сам дизайнер называет свою стратегию «простотой». Такую простоту, однако, невозможно подделать. Все потому, что в моде, как в литературе: чтобы читателю было легко, писателю должно быть трудно. Вот и корсовская простота на деле рождается в новом сезоне из сложного микса его любимых 1970-х с поглядыванием в сторону нулевых и уж совсем неожиданной для дизайнера ссылки на деконструктивистские 80-е.

Последние выдают себя сразу и с головой, когда классический свитер неожиданно теряет один рукав, а после и обнаруживает его в виде шарфа вокруг шеи или пояса на талии. Однако этот хитрый прием на деле не усложняет образ, а, напротив, значительно его расслабляет. Любой классический строгий лук с узлом из рукавов на шее или талии моментально рождает ассоциацию с накинутым на плечи или повязанным на поясе свитером.

А вот серьги-хулахупы, напротив, словно родом из нулевых. Они самодостаточны и не требуют дополнительных аксессуаров, плюс, в отличие от браслетов или колец, не обязывают к созвучному эпохе ранних маникюру мягким квадратом.

Все те же нулевые передают нам привет сползающими по ноге гармошкой замшевыми ботильонами, которые отличает от классических казаков лишь собирающееся складками на лодыжке голенище трубой.

А вот статусный мех натурального окраса меньше всего привязан к какой бы то ни было стилистической эпохе, потому что никогда не выходит из моды. О возрасте передающейся по наследству вещи свидетельствуют разве что скроенные из него фасоны: классическая тяжелая «шуба-дуба» — в стиле бохо из 70-х, а кроткий полушубок из гардероба ранней Мелании Трамп — дань нулевым.

Кроме того, в новом сезоне Майкл Корс берется за восстановление репутации леопардового принта и обнуление его контекстуального багажа. Несколько последних сезонов заклейменный «вульгарным» леопардовый узор числился модным табу, робко заявляя о себе лишь в аксессуарах. Но попытки приручить дикого зверя оказались тщетны. Он вновь ворвался в моду и раскрасил не только шарфы, но и вечерние платья, и даже пальто. Чтобы снова не запятнать репутацию модного хищника, забудьте о том, что исторически леопард связан с демонстрацией статуса и экзальтированной роскоши. Это в 1950-е Элизабет Тейлор щедро сдабривала пятнистый принт бриллиантами, а полвека спустя в коллекции Майкла Корса он образуется из вышивки серебристыми нитями, применяется без аксессуаров и мейкапа и носится так же непринужденно, как классическое бежевое пальто-халат из верблюжьей шерсти.