Поиск
17 октября 2016

Честный Bazaar с Оксаной Лаврентьевой и Аленой Ахмадуллиной

В новой постоянной рубрике Bazaar.ru Оксана Лаврентьева пообщалась с российским дизайнером о религии и религиозности, публичном конфликте и умении прощать.
Честный Bazaar с Оксаной Лаврентьевой и Аленой Ахмадуллиной
  • Фото: Абдула Артуев
  • Макияж и прическа: «Белый сад»

Публичные конфликты в западной модной индустрии не то чтобы редкость. Дизайнеры не раз вели тяжбы с брендами, а бренды — с fashion-конгломератами. Впрочем, в нашей действительности юридические разбирательства с выводом акционеров и разделом компании под пристальным вниманием прессы, как правило, случаются в отраслях, далеких от прекрасного. Именно поэтому разлад Оксаны Лаврентьевой и Алены Ахмадуллиной в свое время стал горячей темой не только в модных, но и в деловых изданиях. Взаимные обвинения, сорванные показы и даже перспектива уголовного преследования — дизайнер и бизнес-леди по‑настоящему встряхнули тогда еще не самую богатую на любые события российскую fashion-индустрию. Спустя шесть лет девушки все-таки простили друг другу былые обиды, став снова не только здороваться, но и дружить. О том, как им удалось прийти к перемирию, кто именно стоит за их ссорой и едва не разрушенным бизнесом, которым Алена в итоге научилась управлять сама, читайте в откровенной беседе, состоявшейся накануне юбилейного показа бренда Alena Akhmadullina, в рубрике #честныйBazaar.

Перед самым началом интервью кроткая и умиротворенная Ахмадуллина весьма строго просит оставить ее наедине с Оксаной. Исключение делается только для фотографа, который и запечатлел диалог, в котором не было место никому другому.


Оксана: Алена всех построила с самого начала. Одни гаджеты вокруг.

Алена: Гаджеты пусть останутся.

Оксана: Я волнуюсь, честно тебе скажу, потому что это интервью — уже скандальный прецедент. Перипетии наших с тобой отношений были публичными, поэтому будет странно сейчас в разговоре делать вид, что этой темы нет. Но я нашла хороший выход, чтобы не смущать ни тебя, ни себя. Чтобы ты сама хотела сказать на эту тему?

Алена: Это был, наверное, один из самых счастливых моментов в моей жизни. Наш момент перемирия, когда мы встретились в Кофемании спустя столько времени, пройдя через столько негативных событий, столько непонимания, недоверия. И тут вдруг происходит встреча людей, которые как будто знают друг друга всю жизнь, понимают, видят насквозь, чувствуют, у которых есть что друг другу сказать, которые не могут наговориться, потому что им надо столько обсудить.

Оксана: После шести лет молчания…

Алена: Я почувствовала такую легкость, словно в давно неразрешимом вопросе все встало на свои места. Я хочу сказать — спасибо большое за то, что это случилось.

Оксана: Тебе задают вопросы: «А как это случилось? А как вы помирились?» Что ты всем говоришь? Как бы ты хотела, чтобы официально это было подано?

Алена: Вообще не думаю об официальной подаче этого вопроса, потому что для меня не имеет значение, что думают об этом остальные. Важно, что думаем мы вдвоем.

Оксана: У меня точно такие же чувства. Обсуждать это с кем-то совсем не хочется. Это что-то сокровенное, что немыслимо выносить на чей-то суд. И когда меня спрашивают, я просто говорю: «Мы помирились — и хорошо». Я к тому, что ни ты, ни я совсем не можем избежать этой темы. Называется, не обращайте внимания на огромную белую лошадь, которая стоит в комнате. Эту тему мы закрыли. Давай теперь про тебя. У тебя сегодня показ. Какой по счету в твоей жизни?

Алена: Наверное, тридцатый. Я не отмечаю ни дней рождения модного дома, ни дней рождения бренда, всегда сбиваюсь со счета. То мне кажется, что прошло 12 лет, то оказывается, что уже 14. В этом году исполняется 15 лет бренду, и значит, что это тридцатый показ.

Оксана: Ты привыкла к этому ощущению, что два раза в год нужно выходить, как на экзамен?

Алена: Я перестала переживать лет пять назад. Мне стало казаться, что это совершенно обычный набор действий, привычная работа, которую мы все хорошо знаем и которую мы умеем делать. Но в этот раз я волнуюсь, так как у нас будет сразу два показа: наша коллекция Alena Akhmadullina весна-лето 2017 и коллаборация с компанией Faberlic. Я впервые создала три капсулы для компании, работающей в сегменте масс-маркет. Я всегда хотела делать красивую и доступную одежду. И сотрудничество с Faberlic дало такую возможность. В таких масштабах мы раньше не работали, поэтому это была большая ответственность для меня и моей команды. Стояла сложная задача найти баланс дизайна, стоимости и качества.

Я не отмечаю ни дней рождения модного дома, ни дней рождения бренда, всегда сбиваюсь со счета


Оксана: Разве это трудно? Просто выбираешь ткани, которые стоят вот столько-то, и работаешь.

Алена: Сложно вписываться в непривычную для тебя задачу создать высокотехнологичную, выверенную коллекцию, вписаться в заданную себестоимость, которую произведут десятками тысяч, и при этом сохранить необходимый, на мой взгляд, градус дизайна.

Оксана: Через тридцать раз — опять как в первый раз. Когда мы с тобой без камер разговариваем, ты улыбаешься все время и часто смеешься, но и в Instagram, и на светских мероприятиях у тебя образ царевны Несмеяны — так тебя называют. Если у тебя есть улыбка в таких ситуациях, то она всегда как будто ненастоящая. Вот ты сейчас на меня смотришь, и у тебя совершенно другой взгляд и другая улыбка. Она естественная, живая. Почему в остальное время это происходит так редко?


Алена: Я закрытый человек и не люблю публичность, не люблю фотографироваться. Делаю это с усилием над собой. Но моя работа предполагает появления на публике, потому что я сама — часть и лицо своего бренда. Это работа. Я очень не люблю светские мероприятия и вообще стараюсь на них не ходить. Сейчас я уже доросла до такого возраста, когда могу позволить себе остаться дома. Но если все-таки мне приходится это делать, я не испытываю никакой радости, и, видимо, это отражается на моем лице.

Оксана: А что тебе именно так не нравится: внимание, толпа, вынужденное общение с людьми, которые тебе не очень приятны и близки?

Алена: Я люблю общаться с людьми, которых я хорошо знаю. Мне всегда трудно начинать беседу с новым человеком.

Я очень не люблю светские мероприятия и вообще стараюсь на них не ходить


Оксана: Почему ты не любишь фотографироваться? Ты очень красивая. И с твоей внешностью нужно просто получать удовольствие от фотосессий. Я тебя даже сегодня сняла на телефон, и получилось сразу красиво.

Алена: Мне кажется, что в демонстрации себя нет ничего хорошего. Это нужно делать, только если у тебя есть, что сказать, или за этим стоит желание сделать что-то для людей.

Оксана: Тебе точно есть, что сказать и что показать, и ты точно это делаешь для других людей. У тебя полный набор этих компонентов. И по сути, демонстрация себя и светские мероприятия — это часть твоей работы. Но существует и другая концепция, когда дизайнеры вообще не ведут публичный образ жизни.

Алена: Я мечтаю быть Мартином Маржелой.

Оксана: Я понимаю, но ты красивая женщина и ты можешь демонстрировать одежду прямо на себе. На самом деле, тебе сам Бог велел быть светской, потому что ты можешь на себе показывать свою работу и тем самым привлекать внимание к своей марке и повышать продажи.

Алена: Для меня это сложная часть работы. Я как-то давно читала чье-то интервью, там был интересный взгляд на типы режиссеров. Есть режиссеры, которые создают кино в монтажной, а есть режиссеры, которые создают кино на съемочной площадке. Так вот, я люблю часть работы, которая происходит в тылу, на производстве, в дизайнерской студии. Я счастлива, когда мы занимаемся эскизами, когда у нас производственный процесс, совещания, когда мы проводим внутренние примерки, обсуждаем технологии, выбираем ткани, раскладываем эскизы в матрицу, спорим, ругаемся, не можем достичь компромисса с производством. А есть дизайнеры, которые гениальны в маркетинге, пиаре, создании невероятного имиджа бренда.


Оксана: У меня есть такое чувство сожаления, потому что ты красивая и фотогеничная. У тебя поставлен голос, чистая, правильная речь. Ты очень убедительна, когда говоришь. Мне кажется, что ты как раз тот человек, который мог бы, например, вести телепередачу или читать лекции. При этом ты говоришь, что ты такой интроверт, который все это ненавидит.

Алена: Я счастлива на работе, дома, с близкими друзьями за обедом, потому что не люблю светские ужины и вечерние мероприятия.

Оксана: Да, я знаю, что в десять часов вечера ты хочешь уже спать.

Алена: В любой работе есть нелюбимые моменты.

Мечтаю быть Мартином Маржелой


Оксана: У каждого творческого человека должен быть некий Пьер Берже, который поддерживает его с точки зрения бизнеса и берет на себя организационные и финансовые вопросы. Как ты в итоге пришла в своей жизни к тому, что все делаешь сама?

Алена: Я с института привыкла с все делать самостоятельно. В какой-то момент появились партнеры и новые возможности. Отношения не сложились, и я опять попала в свободное плавание. Когда мы с тобой расстались, моя управляющая компания, разросшаяся до ста человек, схлопнулась до семи. Стало не хватать оборотных средств. Я, естественно, обратилась к своей сильной половине.

Оксана: Ты имеешь в виду своего любимого мужчину?

Алена: Да.

Оксана: То есть все-таки Пьер Берже у тебя есть, но он совсем за кадром.

Алена: Да. И он, предваряя наш деловой разговор, сказал — ты знаешь, у тебя был бизнес-партнер, и у тебя с ним не очень получилось. Так вот, я в твой бизнес инвестировать не буду.


Оксана: Какой молодец!

Алена: Закрой свой бизнес, если не можешь им управлять. И можешь быть просто женой.

Оксана: А чем тебе не понравилась перспектива быть женой?

Алена: Хотелось усидеть на всех стульях. И второй путь — занимайся своим бизнесом сама, заставь его работать и стать прибыльным. На первом этапе я советовалась с ним по каждому своему шагу. И его советы были блестяще точными. В начале пути я иногда не понимала, что делала. Просто делала на автомате, не осознавая, к чему это приведет. Порой возмущаясь. Плюс в моей команде были сильные люди, на которых можно было положиться. Так я и научилась управлять своим бизнесом.

В любой работе есть неприятные моменты


Оксана: А можешь привести пример, что у тебя вызывало возмущение, а потом ты поняла, что это реально крутой совет? Мне, как человеку из этого же бизнеса, интересно.

Алена: Это были курсы молодого бизнесмена. Элементарные вещи. Например, разделить компанию на юридические лица по видам деятельности. Я до этого никогда не занималась финансами, бухгалтерией и не понимала бизнес-процессы.

Оксана: Я тоже этого долго не понимала.

Алена: Шаг за шагом. Наступая на все грабли. Каждый сезон я учила новый урок. Недозаказ товара, перезаказ товара — большие товарные остатки, перекос в товарной матрице.

Оксана: У меня было все то же самое, Ален.

Алена: В общем, по лбу грабли били меня каждый сезон. Я, как ребенок, заходила в каждую лужу, чтобы намочить свои сапожки. Многие вещи доходили до меня месяцами, годами. Каждая ошибка обходилась в миллионы рублей. Постепенно, за пять лет я научилась управлять бизнесом. Но до сих пор делаю это совсем не блестяще, не как люди с бизнес-образованием.


Оксана: У меня тоже нет профессионального бизнес-образования, но сейчас я его получаю в INSEAD. И мне кажется, что если я сейчас приглашу любого профессионального управленца, вряд ли он будет это делать лучше, чем я, потому что я все это время находилась внутри. Я не знаю процессы детально, как и ты, но понимаю какие-то общие вещи. Просто мне кажется, чтобы управлять своим бизнесом, не нужно профессиональное образование. Важно желание хотеть это делать и прилагать усилия.

Алена: Ты абсолютно права. Когда ты горишь своим делом и любишь его, то за тобой идет сильная команда. Она предотвращает ошибки, которые можно допустить.

Оксана: Это правда. Мне кажется, в этом бизнесе правильно построенные схемы нужны, но они вторичны. Важнее любовь, энергия, творчество, душа. Без этого ничего не получится. А все остальное можно нарастить, узнать со временем. Как ты в себе на протяжении пятнадцати лет поддерживаешь эту энергию и любовь? Почему ты не приняла это чудесное предложение быть просто женой?

Алена: Ты знаешь, одно другому совершенно не мешает. А скорее поддерживает мое гармоничное уравновешенное внутреннее состояние. Я черпаю энергию на работе для семьи и вдохновение дома для работы.

Оксана: Но когда ты пятнадцать лет любишь, стимул нужен. Ну год, ну два, ну три, но все когда-нибудь приедается. Ты не можешь сказать, что у тебя что-то выросло и поменялось или ты делаешь что-то принципиально другое. Плюс-минус ты делаешь то же самое. Согласись?

Алена: Кажется, что да, но у меня все время ощущение, что я что-то строю. И каждый этап — это новый шаг в развитии. Заходя на каждый следующий этаж, этот бизнес звучит для меня совершенно по‑другому.

Каждая ошибка в бизнесе обходилась в миллионы рублей


Оксана: Одновременно с этим ты строишь и себя. Ты стала другим человеком. Ты очень сильно изменилась. В тебе появилось много смирения.

Алена: Я работаю над этим…

Оксана: Мудрости…

Алена: Это возраст.

Оксана: Больше рациональности… При том, что ты очень закрытая, ты всегда была импульсивным, раздражительным, нетерпимым во многих вещах человеком. При близком общении это сразу начинало бросаться в глаза. Я вот сейчас этого не чувствую, хотя мы много общаемся. В своих суждениях и поступках ты сдержанный и уверенный человек.

Алена: Опыт, возраст, нежелание совершать лишние телодвижения. Думаю, все мы проводим работу над собой, разбираемся в ошибках, работаем над недостатками. Мы с тобой очень любопытны в этой области. Когда устраняешь что-то плохое в себе, видишь, как меняется мир вокруг в лучшую сторону. Это вдохновляет.

Оксана: Мне сейчас очень смешно.

Алена: Только не эта несмешная тема (улыбается).

Оксана: Потому что тема работы над собой, познания себя неизбежно приводит к тому, что всю эту чудовищную историю с психологией, которую полоскали во всех журналах, закрутила ты. Это началось с тебя. Как ты считаешь…

Алена: …справедливо ли был выпущен джин из бутылки?

Оксана: Я бы сказала, работа над собой. Потом была ужасная история с психологом Верой Куприяновой (известный в узких кругах специалист, среди пациентов которого значатся многие светские девушки — Прим. ред). Она коснулась всех наших общих знакомых…

Алена: Мы не удержались все же от этой темы.

Оксана: В итоге ты была человеком, который все это запустил.

Алена: Это потому, что, когда мне страстно что-то нравится, я начинаю об этом всем рассказывать.

Оксана: Ты говоришь: «Работа над собой привела к результатам». Очевидно, что ты стала гораздо лучше: и в работе, и как друг, стала спокойнее. Ты и сама, наверное, чувствуешь эти перемены: ты движешься вперед, а не катишься вниз. Как в процессе самосовершенствования, познания себя и работы над собой не пойти с неправильным человеком? Теперь у тебя уже есть этот опыт. Очевидно, что мы все попали в эту совершенно ужасную ситуацию с непрофессиональным, нарушающим всякую этику, нечистым на руку человеком, который всех нас перессорил. Наш с тобой скандал — абсолютно ее рук дело. Что ты вынесла из всей этой ситуации?

Алена: Это был крайне неприятный опыт. Человек, манипулируя тобой, создает в твоей жизни конфликты и сам же их потом решает. Я думаю, эта ситуация была дана пропорционально тому состоянию, в котором я находилась. Быть материально ориентированным — ошибка. А спрашивать в конечном итоге за все всегда надо с себя. Вынесла ли я что-то полезное? Вывод состоит в том, что даже таких негативных людей, которые принесли в твою жизнь очень много плохого, нужно любить — на расстоянии.


Оксана: Я знаю, что ты очень религиозный человек, я в этом слышу очень много отсылок к религии: нужно любить человека, прощать, оправдывать. Я знаю, что религия — тема запретная для обсуждения в светских кругах, но поскольку это интервью, думаю, что мы можем себе это позволить. Вот я, например, человек не религиозный, и когда мне кто-то делает плохо… (смеется). Да, ты можешь от него отстраниться, но ты не обязан его оправдывать и любить. Мало того, я считаю, что когда человек, например, врач и приносит вред пациенту, его нельзя оправдывать, потому что его работа — приносить пользу. Оправдывают человека, когда он не ведает, что творит. Ты говоришь, что сама виновата и так далее, я в этом слышу очень много…

Алена: Это бесценный опыт, понимаешь. Это грабли. Вот когда мы говорили про бизнес, после каждого удара по лбу граблями я делала свой вывод, делала следующий шаг. Я уже туда не хотела наступать, потому что было неприятно. Мне кажется, что этот крайне негативный опыт сыграл свою позитивную роль.

Оксана: Наши отношения она разрушила… Бизнес почти разрушила.

Алена: Мою личную жизнь она тоже пыталась разрушить.

Оксана: И ты при этом говоришь, что нужно этого человека любить и оправдывать.

Алена: Но все же в итоге хорошо.

Оксана: Ну, так это благодаря тебе.

Алена: Мне отмщение, и аз воздам.

Оксана: Это, конечно, вызывает у меня протест.

Алена: Предлагаешь ее замочить? (смеется)

Оксана: Нет, я просто человек не религиозный. Объясни мне, пожалуйста, что дает тебе религия, как вообще ты к этому пришла? Когда мы познакомились, наверное, были какие-то исповеди и причащение, но тогда настолько ты себя не отдавала. Согласись, что это редкость, когда человек светский, успешный и знаменитый, как ты, очень при этом религиозен.

Алена: Я крестилась в 21 год, но глубокого понимания сразу не случилось. Чего-то не хватало. Подвигнул меня мой духовник из Троице-Сергиевой Лавры, который является духовником моей второй половины уже много лет. Он в какой-то момент поставил меня на рельсы, выдал четкие инструкции и правильную литературу — пять томов книг великого святого старца Паисия Святогорца. Нужно было начать выполнять хотя бы элементарные правила. Читать утренние и вечерние молитвы. После того, как он выдал мне задания, я как человек военно-организованный начала механически исполнять их, пока не пришла к этому самостоятельно. В книгах я нашла ответы на все вопросы. Передо мной возник четкий, понятный и единственный самый важный путь в жизни.

Оксана: Ты пришла к этому так интенсивно, уже когда мы перестали общаться, поэтому я и хотела понять. Что тебе это дало?

Алена: Я нашла тут успокоение. Иногда трудно справится с собой, с раздражением, гневом, гордыней. Я стала лучше и глубже понимать людей. Через понимание мне стало легче их прощать. Я научилась не негативно и критически относится к поступкам людей, а с сочувствием, лучше понимать причину поступков и реакций. Раньше можно было ответить злостью на злость. А сейчас появилось сочувствие и понимание.

Оксана: В жизни человека, который зарабатывает деньги, ведет светский образ жизни, живет в современном мире, есть множество вещей, которые не вяжутся с православием. Как ты обходишь эти противоречия?

Алена: Практическая церковная жизнь и мой начальный духовный опыт позволяют мне сохранить свою личностную целостность и обходить эти противоречия светской жизни.

Оксана: Просто есть расхожее выражение: ты либо трусы надень, либо крест сними. По сути, когда ты живешь этой жизнью, у тебя все время баланс между этим.

Алена: Баланс нужно искать тем людям, кто не понял духовную глубинную природу своих внутренних противоречий, тем, кто находится в противоречии со своей совестью, со своими близкими людьми.

Оксана: Когда у человека нет религии, он сам себе контролер, лишь с собственным пониманием о добре и зле. Когда у тебя есть религия, у тебя есть довольно четкие постулаты. Имея их, как жить нормальной жизнью?

Алена: Представь себе ситуацию, что на дороге каждый водитель будет иметь собственные представления о правилах дорожного движения, это будет хаос. Собственные понимания о добре и зле приведут человечество к столкновению. Поэтому понимание о добре и зле должны быть универсальным понятием. Для меня, только имея постулаты, можно жить нормальной жизнью.

Баланс нужно искать тем людям, кто не понял духовную глубинную природу своих внутренних противоречий


Оксана: То есть можно ли сказать, что надо быть все время осознанным и понимать, что ты делаешь?

Алена: Да, нужно все время обращаться с Господу за помощью. Когда ты хочешь закричать и осудить человека, ты вдруг не находишь в себе силы это делать. Когда ты должен, казалось бы, раздражаться как обычно, но вдруг понимаешь, что ты совершенно спокоен. Вся моя жизнь в том числе включает в себя осознанность. Мне кажется, эти понятия не должны быть чуждыми не то что верующему, но просто душевно здоровому человеку.

Оксана: Я тебя слушаю и понимаю, что самое главное в жизни — это осознанность того, что ты делаешь, почему ты это делаешь и зачем ты это делаешь. Понятно, что ты неидеальный человек, но важно пытаться себя поймать и сказать: вот это, например, зависть. Признаться себе! Тогда ты можешь что-то с этим сделать.

Алена: Да, направление правильное, но еще раз могу повторить, что только одни человеческие средства решения этой проблемы не дают. Гордость, например, не может устраниться только самоконтролем, а с помощью исповеди в церкви, с помощью благодати. Потому что эти духовные средства вместе с человеческими действиями дают окончательный результат.


Оксана: Заменяет ли тебе все это психологию?

Алена: Я много задавала себе вопросов, не находя в человеческих отношениях глубинных ответов. Психолог на душевном уровне эту проблему не решил. Человеческими средствами эти противоречия, находящиеся в глубине души, решить невозможно, потому что природа этих противоречий духовна и выше человеческих возможностей. И к этим человеческим методам решения я отношу психологию. Поэтому для меня это прошедший этап. Я получаю радость, разрешение внутренних противоречий, понимание и осмысление жизни с духовной точки зрения, которую дает практическая церковная жизнь.

Оксана: Можно ли сказать, что из психологии, в которой ты разочаровалась, ты пришла к религии как к пути познания себя, работе над собой и так далее?

Алена: В каком-то смысле да, хотя это даже нельзя ставить рядом.

Оксана: Ну, ты работаешь над собой какими способами? Ты же больше не ходишь к психологу?

Алена: Нет, конечно. Хожу на исповедь.

Оксана: Следовательно, ты к этому и пришла в итоге.

Алена: Психология — это определенные знания, но они не вызывают тех чувств…

Человеческими средствами противоречия, находящиеся в глубине души, решить невозможно


Оксана: Просто, так работала Вера (психолог Вера Куприянова — Прим. ред). На самом деле психология — это вообще про другое. Она говорила: «Возьмите 300 граммов того, пять литров молока, смешайте — и будет вот такой коктейль. Если все ингредиенты смешаете правильно и вовремя, то результат я вам гарантирую». Но это не психология, а профанация. Психология как раз вся про чувства, как и религия. Ладно, давай оставим тему религии, с ней такое ощущение, что ты едешь по дороге, где все время встречаются непреодолимые препятствия. Я хочу задать тебе вопрос одновременно простой и сложный… О чем ты мечтаешь? Как ты себя представляешь, например, через год?

Алена: Я мечтаю о семье, о детях. О непоколебимом внутреннем спокойствии в решении всех вопросов на работе.

Оксана: А как ты сейчас на эти вещи реагируешь?

Алена: Я тревожусь. Переживаю за своих сотрудников, за сроки, за то, чтобы поставить все вовремя оптовым клиентам, клиентам ателье. Эти все тревоги очень изматывают. Я мечтаю найти в себе силы вырастить безусловную веру и принятие всего, что с мной происходит.

Оксана: А профессиональные амбиции?

Алена: Там все потихоньку идет, шаг за шагом, эта скорость меня устраивает: не ракеты, восходящей в космос, а, допустим, среднекрейсерская.