Поиск
28 июля 2017

Дизайнер Алина Цыганова о подпольных рейвах, русской экспансии и любви к латексу

Знакомимся с основательницей молодой марки Subterranei

Алина Цыганова, дизайнер молодой марки Subterranei и дочь хозяйки шоу-рума «Ли-Лу» Оксаны Бондаренко, представила свою первую полноценную дебютную коллекцию в московском ЦУМе на прошлой неделе. Мы поговорили с девушкой о вещах вечных: подпольных рейвах, костюмах Juicy Couture, открытии собственной марки, а еще, конечно, — о России и трех китах, на которых она стоит помимо медведя и балалайки.

О жизни вдали от родины

Я уехала из России, когда мне было 12 лет. Училась в Швейцарии два года, потом в Англии пять, после год провела в Париже, где училась в Parsons на графического дизайнера, а сейчас перевелась на фэшн-дизайн и с сентября начинаю учиться в Parsons в Нью-Йорке. Естественно, после переезда я начала больше осознавать привязанность к своим корням. Потому что именно тогда начинаешь скучать по родине, по всяким русским традициям, еде — по всем вещам, которых не замечаешь, пока живешь в Москве. Какие-то слова мне уже легче сказать на английском. Они приходят в голову намного быстрее. Но я много читаю русской литературы — и читать предпочитаю на русском, чтобы как раз в целом не забывать язык и грамматику.

О начале карьеры дизайнера

Заняться собственной линией было спонтанным решением. Я всю жизнь училась на художника, потом на графического дизайнера, но никогда на дизайнера одежды — вот только сейчас начну в Нью-Йорке. Я хорошо рисую, и представить образ, нарисовать скетч для меня не проблема. Но когда все переносится в производственный цех, мне нужны люди, в этом разбирающиеся, — конструкторы-модельеры, которые помогают уже технически представить задуманные мной вещи. Поэтому на первых порах, естественно, мне было легче работать в Москве — с помощью и поддержкой со стороны мамы. Она взяла меня в свой шоу-рум и на данный момент помогает с производством. Именно мама вместе с моей крестной, главой шоу-рума Fashion Incubator Мариной Долидзе, уговорила меня попробовать себя на дизайнерском поприще. Сначала мы выпустили две капсульных коллекции для Fashion Incubator в коллаборации с крестной. Одежда уже тогда называлась Subterranei. С ней мы делали более женственные вещи, там были и пайетки, и воланы, и рюши… А эта коллекция — моя первая самостоятельная, и это уже только моя одежда, которую я сама бы хотела носить и в которой хотела бы видеть окружающих. Минималистичный простой дизайн, при этом с использованием необычных материалов, которые не часто увидишь в повседневной жизни: латекс, винил например.

О главных принтах коллекции

Принтами в коллекции я занимаюсь лично — год учебы на графдизайне мне очень помог. Они все очень личные, каждый связан с какой-то историей или человеком. На одной из футболок, например, надпись Why don’t you don’t — это фраза, брошенная как-то моим учителем по французскому. По‑английски он не очень хорошо говорил и однажды вместо Why don’t you do сказал Why don’t you don’t — и мне настолько понравилась эта фраза, что я решила ее использовать. Таких примеров миллион: я беру моменты из повседневной жизни и притаскиваю в коллекцию. Так, принт Limits of Nowhere посвящен моему молодому человеку, с которым мы, кстати, вместе продумывали кое-какие дизайны. Он street art-художник из Португалии, и у него был проект с таким же названием.

О своих рисунках и новой коллекции — осторожно, спойлер!

Я не сторонник живописи, честно говоря, не умею хорошо работать с красками. Я всегда очень много рисовала тушью, обычными черными гелевыми ручками — исключительно графику. И, надо сказать, в следующей коллекции, весенне-летней, над которой мы сейчас активно работаем, будет намного больше принтов. Для этой коллекции мой парень нарисовал иллюстрации, а я перенесла их на боди, водолазки, платья. Главная тема — советская криминальная татуировка.

О розовом и плюшевом детстве

Мама всегда одевала меня в дорогую дизайнерскую одежду, но собственный стиль у меня сформировался сам по себе, когда я уехала за границу. Где-то до 12 лет меня все время одевала мама: покупала мне костюмчики Juicy Couture, Hello Kitty by Victoria Couture — детство у меня было довольно розовое и плюшевое. Сейчас ничего такого у меня в гардеробе не осталось. Хотя я думала купить костюм из коллаборации Juicy с Vetements — чисто с эстетической стороны он мне нравится.

О собственном периоде girl gone wild

Когда я жила дома, у меня, как у большинства девушек в моем возрасте, были длинные волосы. А при переезде я первым делом их отрезала — причем сама, в ванной. Начала одеваться очень по‑пацански, если так можно сказать. Но в Швейцарии в целом было тихо и спокойно. На подпольные рейвы я ворвалась в Лондоне. И у меня был период, когда я хотела стать диджеем, — учеба тогда, если честно, пошла немного под откос, в Лондоне это легко, там безумное количество вечеринок. А я очень увлеклась электронной музыкой, сама диджеила в баре в Челси. Меня звали просто DJ Алина. Мы играли обычно в паре c моим другом. А когда я переехала в Париж, увлечение рейвами закончилось и я погрузилась в учебу. Такой период был, и в коллекции он тоже важен — спортивный рейв-шик.

О работе с «монстрами продаж»

Сейчас я в Милане работаю в Off/White. Стажируюсь в sales department ведущего их агентства, набираясь опыта для своей марки. Изначально я, конечно, хотела пойти в дизайн-отдел стажироваться, но мест там не было, и меня пригласили в продажи. Это решение оказалось еще более верным, этому я не научусь нигде больше. Ведь Off/White — просто beasts in selling! Помимо этого бренда агентство, которое его курирует, занимается еще четырьмя марками: Palm Angels, Heron Preston, который «Стиль», Unravel и Marcelo Burlon. И я поработала понемногу со всеми ними. Где-то просто развешивая вещи на рейлах, где-то сидя на ресепшене.

О России в трех словах — без медведей, балалаек и перестройки

Я бы сказала, что это стремление. Это экспансия. И глубокий патриотизм. А популярная тема постсоветского гетто, думаю, все-таки просто тренд, и он рано или поздно пройдет.