Поиск
22 ноября 2015

Джузеппе Сантони: «Я единственный крутой в кругу друзей»

Креативный директор Santoni, прилетевший в Москву на открытие нового бутика, не имеет близких друзей в модной индустрии, не признает монобрендовых образов и уверенно смотрит в будущее: над тем, чтобы оно было окрашено в лучшие тона, Джузеппе Сантони трудится не меньше, чем над фирменной обувью.
Джузеппе Сантони: «Я единственный крутой в кругу друзей»
  • Текст: Дарья Горшкова
  • Фото: Архивы пресс-служб

Презентация нового бутика Santoni в «Крокус Сити Молле» для Джузеппе Сантони начинается за несколько часов до официального открытия: прежде чем дизайнер с российской делегацией бренда отправится к месту назначения, его ждет череда интервью в баре «Консерватория» отеля Ararat Park Hyatt. На них он предстает приветливым и по-итальянски гостеприимным: и в этом, по мнению дизайнера, Россия близка с его родной страной.

«В бутике Santoni тоже можно почувствовать себя как дома», — уверяет Сантони, доставая буклеты с описанием нового сервиса персонализации, который теперь и в России позволяет играть с цветовой палитрой обуви. Беседа, начавшаяся с изучения разнообразных моделей мужских монков, плавно перетекает за пределы назначенных получасовых рамок.

Опция персонализации доступна только мужчинам?

Не только, но, признаться, мне трудно представить женщину, которая будет ждать свою пару туфель целый месяц. За это время она не раз успеет передумать или захочет изменить цвет.

Какую вещь/деталь/материал из своей последней коллекции вы считаете настоящей находкой?

Этой зимой мы много работали с мягкими материалами и округлыми формами, активно использовали крокодиловую кожу и в каждом случае применяли излюбленные приемы окрашивания. Цвет — наша визитная карточка, и в этом сезоне она выполнена в самых теплых оттенках коричневого.

Что стоит носить женщинам, чтобы выглядеть идеально?

Зависит от женщины, ее образа и фигуры, а также от повода, места жительства, времени суток. Идеального решения нет. С мужчинами все гораздо проще, хотя и тут действует то же правило: важно подобрать то, в чем ты будешь чувствовать себя на миллион. Если я, например, оденусь в стиле casual, то, посмотрев на себя, подумаю: I look like a shit! В этот момент я даже перестаю выглядеть итальянцем в своих глазах. Формальный стиль одежды — совсем другое дело. Хотя есть и те, кто в повседневных образах смотрится куда лучше, чем в элегантных. И все же я знаю один универсальный прием: куда бы вы ни шли, включите в образ хотя бы одну вещь, которая моментально заставляет почувствовать себя лучше. Продукт, который работает и дает заряд удовольствия.

Что, по‑вашему, является абсолютным модным моветоном?

Даже если я вижу что-то действительно странное, я никогда никого не осуждаю. В этот момент появляется мысль: «Может быть, я чего-то не понимаю?» И на этом все. Исключение разве что образ, составленный из вещей одного бренда. Видя девушек, с ног до головы в Chanel или в Dior, думаешь о том, что они либо амбассадоры модного Дома, либо совсем лишены фантазии.

Эдвард Вилдинг и Джессика Стэм в рекламной кампании Santoni, осень-зима 2015/16

Был ли такой момент, когда вы ощущали наибольшую гордость за своего отца?

Я ощущаю ее постоянно, ведь мой отец — действительно талантливый человек, до сих пор работает в компании. Мне трудно было бы привести пример большего профессионала, чем он.

Много ли у вас архивных документов, рисунков, фотографий, сохранившихся со времен основания компании?

Достаточно, хотя для нас важнее то, что ее основатель по‑прежнему работает с нами. Мы опираемся на опыт моего отца каждый день для того, чтобы совершенствовать качество обуви. Наш архив обширен: в нем можно найти и документы, и эскизы ранних изделий Santoni.

Вы не собираетесь их выставить, например?

Видите ли, культура нашего бренда скорее подразумевает пристальный взгляд в будущее, нежели реверансы в сторону истории. Архивы — очень важная ее часть, однако именно вопрос «что дальше?» волнует душу Santoni гораздо больше остальных. Мне не раз доводилось видеть коллекции, воскрешающие иконические изделия прошлого, и в основном они мне не нравились. Все, что было прекрасным раньше, не может быть таким же сейчас. Возвращение назад — бесполезный процесс. Подход Santoni к делу прост: формировать дух эпохи, соответствовать запросам клиента, уважать свои корни и быть приверженцем инноваций. Ценителям роскоши не нужно того, что уже когда-то было. Они хотят видеть нечто новое, исключительное.

Над интерьерами бутиков Santoni работает Патриция Уркиола, чье имя стало знаковым в сфере дизайна, но благодаря проектам совсем иного плана. Как вы познакомились и с чего все началось?

Нас познакомили друзья из Милана. И вот однажды мы выбираемся поужинать, обсуждаем свои бизнес-проекты, и я говорю: «Почему бы нам не сделать что-нибудь вместе в сфере розничной торговли?» «Обычно я этим не занимаюсь», — отвечает Патриция, однако уже через месяц она покажет проект, в который я просто влюблюсь. Все, что она предложила тогда, было идеальным.

Если пофантазировать над коллаборацией Santoni с Topshop или с H&M… Какой могла бы быть обувь из такой капсульной коллекции?

Учитывая то, что над одной парой обуви мы работаем целый месяц, а масс-маркету они нужны сотнями тысяч, боюсь, это и представить невозможно. Нашей обуви необходимо «отдохнуть», прежде чем она попадет в руки клиента. Хотя мне, не будь это настолько «не наш случай», такой проект бы понравился.

В российском интернете широко распространена история о босоножках Santoni по цене 3,5 миллиона евро, созданных специально для Наоми Кэмпбелл. Правда ли это?

Да, мы действительно работали с Наоми, когда она выступала посланницей бренда Montblanc. Это было 6 — 8 лет назад. Тогда наши мастера изготовили для нее особую пару обуви с крупными бриллиантами, существующую в единственном экземпляре. Надо признать, что она довольно непростой человек (улыбается).

Известно ли вам, чем ваши предки занимались в XIX веке?

Поколениям обувщиков в нашей семье предшествовали поколения рабочих и фермеров. Прежде чем основать Santoni (а случилось это, как известно, в 1975 году), мой отец с 14 лет трудился на фабрике, где узнал многое о производстве обуви. Задумка появилась у него в 1972-м: начав с нуля, Андреа Сантони воплотил ее в жизнь всего за три года.

С кем из модной индустрии вы дружите или общаетесь, периодически встречаясь за чашкой кофе?

Большинство моих друзей никак не связаны с модной индустрией и бизнесом. Так что я единственный «крутой» в нашем кругу (смеется). Впрочем, им здорово повезло: многие настолько состоятельны, что могут не работать совсем. Со многими представителями модной сферы я также прекрасно общаюсь, пусть и не настолько близко. А вот друзей, работающих над обувью, у меня нет совсем.

Архивы — очень важная часть истории, однако именно вопрос «что дальше?» волнует душу Santoni гораздо больше остальных.

Без каких ритуалов вы не можете представить свой рабочий день?

Каждый день я встаю в семь утра, завтракаю, пью кофе, а затем прыгаю в машину и еду в спортзал. Под руководством своего тренера я занимаюсь до 9:00, затем принимаю душ, а в 9:30 уже начинаю работу в офисе. Она продолжается до позднего вечера: я редко ухожу раньше 21:00 — 21.30. День заканчивается неформальным семейным ужином: я так много путешествую и хожу в рестораны за границей, что быть дома для меня — настоящее удовольствие.

Как вы проводите свободное время?

Я очень привязан к жене и детям, и стараюсь как можно больше времени быть с семьей. Мы часто путешествуем вместе: в Рождество, например, нас ждет сафари-поездка по Южной Африке с обязательным визитом к водопаду Виктория. Плюс я активно занимаюсь спортом: выделив на него утренние часы, я понял, что 12 часов работы в день мне будет вполне достаточно.

И напоследок: три слова, которыми вы могли бы описать Россию.

Любопытная (если говорить о людях). Дружелюбная (у меня много друзей здесь, и я вижу в России много общего с Италией). Амбициозная (мне постоянно встречаются люди, которые следуют зову сердца и своим стремлениям, стараясь шаг за шагом идти все дальше и дальше).

Джессика Стэм в рекламной кампании Santoni, осень-зима 2015/16