Поиск
4 марта 2017

Каролина Эррера: «Носите то, что вам нравится, а не эту сверхмодную униформу»

Для Каролины Эрреры 2016 год был особенным: основанному ею Дому в исполнилось 35 лет. Дизайнер рассказала Harper’s Bazaar о своей наставнице Диане Вриланд, непостоянной моде и вечной элегантности, а с ролью журналистки по обыкновению блестяще справилась ее подруга и клиентка Рене Зеллвегер.

Каролина Эррера в объективе Виктора Демаршелье, 2011
Каролина Эррера в объективе Виктора Демаршелье, 2011

Рене Зеллвегер: Наверное, так не принято начинать интервью, но я должна сказать, что преклоняюсь перед вами. И то, что вы вот уже 35 лет стоите во главе собственного Дома, вызывает невероятное уважение.

Каролина Эррера: Спасибо!Я занимаюсь любимым делом, так что время летит незаметно.

РЗ: Откройте секрет: как вам удается из сезона в сезон выпускать коллекции, которые нравятся и критикам, и вашим клиенткам?

КЭ: Самое трудное — каждый раз начинать с чистого листа, менять свою точку зрения и учиться видеть красоту в новых, непривычных формах. Но сперва, конечно, нужно найти собственный стиль. Это важно для любого человека, а для дизайнера — вдвойне. Я не хочу, чтобы мои коллекции выглядели как собрание разнородных элементов. Во всем должна прослеживаться общая идея. И для меня это идея красоты.

РЗ: А за трендами вы следите?

КЭ: Не особенно. По‑моему, все эти сверхактуальные вещи, которые носит каждая вторая женщина, выглядят как униформа. И я всем говорю: не будьте жертвами моды! Если какой-то очередной must-have вам не нравится или плохо на вас смотрится, просто не покупайте его. Носите только то, что вам самой кажется красивым.

РЗ: Что было для вас самым сложным в начале карьеры?

КЭ: Читать рецензии на мои коллекции: я видела в них одно, а пресса — совсем другое. Как раз в такие моменты особенно важно стоять на своем и не сдаваться под напором чужих мнений и оценок.

РЗ: Отличный совет для всех, кто пытается запустить свой бизнес!

КЭ: Но при этом обязательно нужно собрать вокруг себя людей, которым ты по-настоящему доверяешь. Мой первый показ в 1981-м состоялся во многом благодаря Диане Вриланд — она меня направляла в нужную сторону и поддерживала в трудные моменты. Я горжусь тем, что могу назвать ее своей учительницей. Ну и вообще мода — это командная игра. В одиночку ты вряд ли чего-то добьешься. Я вот даже пуговицу пришить не могу!

Модель в платье из свадебной коллекции Carolina Herrera весна-лето 2010 (слева) и образ из коллекции 1981 года (Фото: Джош Олин для книги «Carolina Herrera: 35 years of fashion», Rizzoli)
Модель в платье из свадебной коллекции Carolina Herrera весна-лето 2010 (слева) и образ из коллекции 1981 года (Фото: Джош Олин для книги «Carolina Herrera: 35 years of fashion», Rizzoli)

РЗ: Расскажите еще о ваших отношениях с Дианой.

КЭ: Мы познакомились задолго до того, как я стала дизайнером: она дружила с родителями моего мужа Рейнальдо. Помню, однажды в разговоре с ней я обмолвилась, что хочу заняться текстильным дизайном. Диана посмотрела мне прямо в глаза и сказала: «Но это же скука смертная!» Тогда я спросила, что же мне делать, и в ответ услышала: «Попробуй придумать коллекцию одежды».Так что я здесь только благодаря ей и Рейнальдо — людям, которые в меня верили, не давали впасть в уныние и вели вперед. И пускай Дианы давно с нами нет, я до сих пор стараюсь делать то, что, как мне кажется, ей бы понравилось. К счастью, у нас с ней схожие системы ценностей: для нее, как и для меня, красота всегда была на первом месте.

РЗ: В начале 80-х женщин-дизайнеров было куда меньше, чем сейчас. Как вам удалось найти свое место в этом «мужском клубе»?

КЭ: Мне очень повезло: у меня в fashion-индустрии было много друзей, которые сразу же приняли меня в свой круг. Билл Бласс, Эмануэль Унгаро… С Халстоном была забавная история: когда я сказала ему, что собираюсь выпустить коллекцию, он только руками всплеснул: «Дорогая, ты с ума сошла? Правда думаешь, что тебе это надо?» Он, конечно, ничего плохого не имел в виду, просто искренне за меня волновался. Моя главная проблема была не в том, что я женщина, а в том, что раньше я ничем подобным не занималась. И мне надо было всем доказать, что это не прихоть, а серьезное, обдуманное решение. К счастью, моя первая коллекция пользовалась большим успехом. Я показала элегантные платья, а какая женщина не хочет быть элегантной? Хотя есть ощущение, что под этим словом сейчас понимают что-то совсем другое…

РЗ: Надеюсь, оно не устарело.

КЭ: В каком-то смысле так и есть: сейчас все стараются выглядеть небрежно, даже расхлябанно. Но я думаю, эпоха элегантности еще не завершена. Как говорила Шанель, мода проходит, стиль остается.

Модель в платье Carolina Herrera осень-зима 2003/2004
Модель в платье Carolina Herrera осень-зима 2003/2004
Джош Олин для книги «Carolina Herrera: 35 years of fashion», Rizzoli)

РЗ: Раз уж мы из прошлого перенеслись в настоящее, давайте поговорим о том, как изменилась роль женщины в обществе. Мы стали более уверенными, не боимся во всеуслышание заявить о себе, боремся со стереотипами и дискриминацией. А какое послание женщинам несете вы и ваш Дом?

КЭ: По-моему, сейчас отличное время, чтобы быть женщиной. Президенты банков, премьер-министры, доктора — мы везде, и это прекрасно! Но я хочу сказать вот что: в погоне за властью и статусом ни в коем случае нельзя забывать о своей женственности.

РЗ: Женственность — один из способов продемонстрировать свою силу, верно?

КЭ: Это и есть источник силы. У мужчин свое оружие, у нас — свое. И мы вовсе не обязаны играть по их правилам. Я хочу, чтобы в нарядах Carolina Herrera женщины чувствовали себя сильными, элегантными, достойными восхищения. Но я не собираюсь никому диктовать, как нужно одеваться, — вы должны сделать свой выбор сами. И тут очень помогает зеркало в полный рост — я уверена, это одна из самых важных деталей интерьера! Перед выходом из дома посмотрите в него и подумайте, чего в образе не хватает, а что можно убрать. Не слушайте ни друзей, ни модных критиков — только себя.

РЗ: Что для вас мода?

КЭ: Мода — это волшебство, фантазия, безумие, онапеременчива и капризна. К ней нельзя терять интерес. Если вам кажется, что вы уже все видели, — пора выходить на пенсию.

РЗ: И последний вопрос — какие моменты карьеры вам особенно дороги?

КЭ: Смешно сказать, но я радуюсь как ребенок каждый раз, когда мне вручают какую-нибудь награду. А еще я обожаю, когда люди подходят ко мне на улице и просят сфотографироваться. В такие минуты я понимаю, что не зря прожила жизнь!