Поиск
26 апреля 2016

Лу Дуайон: «Во Франции наследников обычно недолюбливают, но я - счастливое исключение»

Лу Дуайон, дочери Джейн Биркин и сводной сестре Шарлотты Генсбур, на роду написано быть музой. В этом сезоне она вдохновила Юргена Теллера и Наташу Гольденберг, авторов рекламной кампании ЦУМа, а также команду Harper’s Bazaar.
Лу Дуайон: «Во Франции наследников обычно недолюбливают, но я - счастливое исключение»
  • Фото: АГАТА ПОСПЕЖИНСКА
  • Стиль: СВЕТЛАНА ВАШЕНЯК
  • Интервью: АНАСТАСИЯ УГЛИК

Вы и актриса, и модель, и певица, записавшая несколько хорошо продающихся альбомов. Верите в то, что можно быть успешной во всем?

Знаете, во Франции с подозрением относятся к таким «прыгунам», как я. Что, на мой взгляд, очень странно, ведь абсолютное большинство французских художников (я употребляю это понятие в самом широком смысле) не ограничивались какой-то одной сферой деятельности. Они следовали за собственным любопытством, и оно заводило их в самые удивительные места. Вот и я питаю воображение любыми доступными способами: меня одинаково будоражит новая песня, которую я записываю, яблочный пирог, который я пеку, и модель корабля, которую мы клеим вместе с сыном.

Хорошо, а кем вы мечтали быть в детстве?

Мне легче сказать, кем я быть категорически не хотела: меня совсем не привлекала актерская карьера — и это особенно забавно, учитывая, что именно с нее я и начала. А еще я не хотела ни от кого зависеть. Мои супертворческие родственники очень много говорили про искусство и очень мало — про деньги и успех, и меня завораживала их свобода и верность своему призванию.

И вашим оказалась музыка?

Да. Мне нравится, что я могу месяцами сидеть дома и сочинять песни, потом собрать талантливую команду на запись альбома и, наконец, представить его сотням людей на концерте. То есть быть и интровертом, и экстравертом одновременно: и проводить много времени наедине с собой, и делиться своими находками с близкими по духу людьми, и получать отдачу от публики.

Платье и туфли, Céline; кольцо на левой руке, De Grisogono (белое золото, бриллианты); кольцо на правой руке, Messika (белое золото, бриллианты); серьги, Chopard (белое золото, бриллианты)

Но мода ведь тоже занимает важное место в вашей жизни?

Конечно, но у нее с музыкой много общего. Одежда — такой же не требующий перевода язык, с помощью которого ты транслируешь в мир свою индивидуальность.

Что вам нравится и не нравится в современной моде?

Мне нравится ее бесконечное разнообразие — столько всего интересного происходит одновременно! А не нравится то, что в моде становится все меньше веселья и все больше денег. Пятнадцать лет назад дизайнеры еще могли делать все что хотели. Сейчас настоящие первопроходцы и мечтатели вроде Дриса Ван Нотена отошли на второй план или вовсе исчезли. Не хочу говорить за всю индустрию в целом, но многие растеряли былую невинность и задор.

В детстве я ревела, если встречала кого-то, кто был одет так же, как я

И какой выход из ситуации вы видите?

Думаю, все решится естественным образом: критическая масса денег «обвалит» индустрию, и время суперприбылей останется позади. Мне повезло, я работаю в музыкальном бизнесе, где такой апокалипсис уже произошел, и всем пришлось решать, что для них важнее: записать альбом или купить еще одну квартиру в Париже. Если главным было второе, то они просто уходили в другую сферу. Остались только настоящие фанатики, и они делают прекрасные и сумасшедшие вещи.

То есть вы предрекаете моде второе рождение?

Скорее вторую юность! Ведь все самое интересное происходит, когда глаз еще не замылен, а правила ничего не значат. Я помню время, когда дизайнеры ходили к школьным воротам — смотреть, как одеты старшеклассники. Это был неисчерпаемый источник вдохновения. Я сама, будучи ребенком, не знала ни одного названия бренда, но обожала создавать сумасшедшие миксы из винтажных юбок, маминых рубашек и дешевой бижутерии. И ревела, если встречала кого-то, кто был одет так же, как я. А сейчас подростки копируют взрослых, и это очень скучно.

Топ и брюки, Balenciaga; туфли, Céline.

Вы хотите, чтобы ваши дети одевались без оглядки на ваш стиль?

Ну, у меня пока один сын, а у мальчиков совсем другие отношения с одеждой: они просто-напросто о ней не думают. Тем не менее я вижу, что он инстинктивно выбирает вещи, которые создают такой же беспечный расхристанный образ, как у его отца (музыкант Томас Джон Митчелл. — HB).

Можете назвать несколько вещей этого сезона, которые вы увидели на подиуме и сразу захотели утащить к себе в шкаф?

Сейчас скажу страшное: я полтора года не была на показах. Работала над новым альбомом, ездила с концертами и все это время не вылезала из джинсов, футболок и кедов. Хотя еще в молодости поклялась никогда их не носить — это же униформа моих родителей! Так что о моде нынешнего сезона могу судить только по тем вещам, в которых я снималась для вашего журнала и рекламной кампании ЦУМа. Кое-что мне очень понравилось — например, прозрачное платье Alexander McQueen и «хищное» пальто Saint Laurent.

И каков главный итог полутора лет творческой аскезы?

Я объехала полмира, встретила много новых людей и поразилась тому, какие мы все одинаковые. Насколько похоже чувствуем и думаем. Как будто мое поколение — это ноты одной, очень красивой песни!

Платье, Roberto Cavalli.
Пальто, Ralph Lauren; кольцо, De Grisogono (белое золото, бриллианты).
Платье, Alexander McQueen.
Топ, Giorgio Armani; колье, Chopard (белое золото, бриллианты); кольцо, Messika (белое золото, бриллианты).
Платье, Saint Laurent by Hedi Slimane; кольцо и серьги, De Grisogono (белое золото, бриллианты).
Топ, Ralph Lauren; жакет, Bottega Veneta; брюки, Loewe; кольцо, De Grisogono (розовое золото, бриллианты); серьги, Chopard (розовое золото, бриллианты).
Платье, Lanvin; кольца, Pasquale Bruni (белое золото).

Модель: Lou Doillon; прически: Tomoko Ohama @calliste; макияж: Tatsu Yamanaka @marie-france thavonekham agency; маникюр: Anais Cordevant; ассистент фотографа Jean Romain Pac; ассистент стилиста Kirill Zapylikhin; цифровая обработка: Jose Castellar @pin up studio; продюсер Nino Arshba.