Поиск
12 мая 2017

Маноло Бланик: «Туфли помогут вам добиться всего, чего пожелаете»

О чем дизайнер говорил во время public talk в ДЛТ

Маноло Бланик, 1982 год
Маноло Бланик, 1982 год
Фото: Getty Images

Вчера в Главном штабе Эрмитажа открылась ретроспектива «Маноло Бланик. Обувь как искусство». Выставка, организованная Государственным Эрмитажем совместно со студией Маноло Бланика при поддержке ДЛТ, продолжит работу до 23 июля и покажет обувь, лично отобранную дизайнером из десятков тысяч моделей, созданных им за 45-летнюю карьеру. Всего в рамках экспозиции представлено более 200 туфель и 30 авторских рисунков из архива Маноло Бланика, выполненных акварелью и карандашом. Ретроспективный формат позволяет проследить развитие индивидуального стиля мастера, меняющегося вместе с модой и вкусом общества. Выставка разделена на шесть тематических секций: «Природа», «Гала», «Искусство и архитектура», «Сердце», «География» и «Материалы».

Накануне открытия выставки в ДЛТ состоялся public talk с дизайнером, на котором он признался в любви к российской культуре и рассказал, почему не жалует обувь на платформе.

О России

Я испанец по происхождению, но также во мне течет и чешская кровь. Мама читала мне «Сказки Пушкина», а мой отец — чех — говорил по‑русски, поэтому я с детства влюблен в русскую культуру. И в России я был уже много-много раз: люблю эту страну. И больше, чем любой другой город в мире, люблю Петербург. Поэтому мне ужасно странно было видеть, когда мы гуляли по городу, таблички «Продается» в окнах множества домов — как же так, ни в коем случае не уезжайте!.. Ведь это единственный город в Европе, в котором чувствуется простор. А еще здесь я увидел самую трогательную сцену, что вообще видел за последнее время. Я видел юных дам, — очень юных дам — которые шли по улице со своими бабушками и дедушками. Это у вас был День Победы. Они смеялись и едва не пускались в пляс. Вот она, жизнь. Это было так трогательно, что я едва не прослезился.

Слева направо: босоножки Manolo Blahnik весна-лето 2013, туфли Manolo Blahnik весна-лето 2015, босоножки Manolo Blahnik 1976–77
Слева направо: босоножки Manolo Blahnik весна-лето 2013, туфли Manolo Blahnik весна-лето 2015, босоножки Manolo Blahnik 1976−77

О талантах и поклонниках

Я сам пока толком не успел посмотреть собственную выставку — меня сразу повели знакомиться с журналистами. И я, знаете, почему-то был совершенно уверен, что никто здесь не знает, кто я вообще такой. Но, как выяснилось, я очень ошибался. Меня даже останавливали на улице, чтобы сфотографироваться. Татуировки с моими автографами никто не делал (а такое однажды было), но людей на встречу со мной пришло очень-очень много. Так что, когда я оказался в ДЛТ, — это универмаг, в котором здесь продается моя обувь, — там уже собралась настоящая толпа. И было много девушек, купивших новые туфли, специально чтобы я на них расписался.

Об устройстве выставки

Выбрать всего 200 пар обуви из тысяч, что мы сделали за годы работы, было совсем не сложно! Так, может быть, только кажется со стороны. Хотя мне и жаль, что мы не смогли включить в экспозицию современные модели. И некоторые мои любимые туфли — пластиковые, титановые, алюминиевые… Здесь собрано все более театральное, нарядное. В секции «Географические влияния» вы увидите обувь, вдохновленную путешествиями по миру и моими впечатлениями от Англии, Италии, Японии, Испании, стран Африки, а также от России — в частности моей особенной любовью к Екатерине Великой. Меня вообще очень вдохновляют исторические личности. Во Франции для меня таким примером является Мария-Антуанетта. Конечно, вы знаете ее печальную судьбу. И все-таки она очень многое сделала для текстильной промышленности Франции. Если проводить параллель с Россией, то такой выдающейся исторической личностью здесь для меня является Екатерина. Например, без нее в Санкт-Петербурге не было бы такого роскошного музея, как Эрмитаж.

О любимой императрице

Екатериной я увлекся после того, как побывал однажды на экскурсии в Кремле. Я попал туда незадолго до закрытия и, должно быть, очень досадил всем сотрудникам: бесконечно долго ходил по всем залам, рассматривал, фотографировал все… Меня уже просили уйти, а я все никак не мог оторваться! Да, меня очень вдохновляет русская культура. И особенное впечатление на меня тогда произвели платья Екатерины Великой, выставленные там же, роскошные, с тончайшими талиями. Они буквально ошеломили меня. Такая красота! А потом, уже позже, я был и в комнатах Екатерины в Эрмитаже. И там неожиданно обнаружилась вещь, которая меня страшно расстроила: посреди всей этой красоты, отобранной явно человеком тонкого вкуса, стояли пластиковые растения. Представляете? Императрица такое вряд ли бы одобрила.

Сандалии Manolo Blahnik, 2011 год
Сандалии Manolo Blahnik, 2011 год

О том, зачем в принципе нужны каблуки

Диана Вриланд открыла для меня мир моды. Моей иконой стиля также была Палома Пикассо. Я могу продолжать этот список героинь бесконечно, но скажу, что прекрасной женщину, конечно, делает не одежда и не обувь, а она сама, ее личность. Одежда и обувь — лишь дополнение. Но в правильной одежде и в правильной обуви, на каблуках, женщине легче почувствовать себя женщиной — прекрасной, уверенной в себе, соблазнительной. Быть женственной можно и в обуви на плоской подошве. Но это уже сложнее. А когда женщина надевает обувь на шпильках, у нее сразу меняется походка, меняется силуэт, фигура, меняется самоощущение, она по‑другому двигается, по‑другому ведет себя.

О любимой обуви

На выставке представлена одна пара, которую я создал более 20 лет назад. Эта модель, в которой я стремился отразить дух того времени, и именно с ней был выбран дизайнером по костюмам для одного известного американского сериала — «Секс в большом городе». Как вы знаете, я стал очень известен благодаря ему. Сериал смог очень реалистично показать тот период, и для меня важно, что я стал частью этой истории. Но сегодня я, конечно, уже не ассоциирую себя исключительно с ним. Время прошло, и я изменился.

О нелюбимой обуви

В послевоенное время денег не хватало, поэтому обувь делали из недорогих материалов типа пробки и дерева. Именно тогда появилась мода на платформу. В 70-е годы, когда я начинал, в моде была именно она. Но я пошел вразрез с трендом и до сих пор не признаю туфли на платформе. Платформа разрушает образ, кроме того, она абсолютно неудобна.

О сотрудничестве с Vetements и ugly chic

Когда со мной на связь вышли представители Vetements, я, честно говоря, ничего не знал об этой марке. А потом посмотрел, понял, что они такие слегка безумцы, — и мне это понравилось. Если меня что-то цепляет, если я вижу в человеке что-то особенное, я всегда соглашаюсь сотрудничать — деньги в этих вопросах для меня не важны. Я люблю работать с людьми, люблю коллаборации, люблю это чувство, когда тебя невероятно увлекает какой-то новый человек и его идеи. Так что мы с командой Vetements начали обсуждать, что могли бы сделать. Я сразу сказал, что хочу сделать такие невозможные сапоги, чтобы они прямо-таки кричали: «Чересчур!» — и меня долго спрашивали, уверен ли я в этом, не слишком ли это будет? Но мы их сделали, конечно.

Вообще, эстетика этой марки, весь этот ugly chic, моей практически противоположна — меня привлекает «правильная», рафинированная красота. Но это и делает такие истории особенно интересными. Демна активно использует постсоветскую тему: дурной вкус, дурное качество и нарочито «бедный» вид. Но использует с умом. Они знают, к какой публике обращаются, чем ее затронуть, — все очень и очень продуманно.

О красоте

Для меня красота есть во всем. Оглянитесь вокруг: нас окружают вещи, созданные человеком. Все они красивы. Так же с людьми. В каждом из тех, кто нас окружает, есть что-то свое. Я вообще считаю, что красоту надо искать и находить во всем. В начале своей карьеры я получил от Дианы Вриланд совет думать при работе не об обуви, а о произведении искусства. Я запомнил эти слова навсегда и до сих пор отношусь к своей работе как к искусству, созданию прекрасного. Я очень рад, что мне удалось связать свою жизнь с красотой. Меня воспитывали в очень строгой системе со своим четким распорядком и расписанием, но я всегда старался отходить от этого и подходить к делу спонтанно, творчески. Я считаю, что сегодня молодые люди гораздо более свободны, творческий опыт для них более доступен. И это очень здорово. Вспомните Анну Пьяджи: она каждый день создавала новый образ, каждый день создавала красоту. Я уверен, что каждый человек может создавать красоту. Будь это обувь, украшения, собственный образ или что-то еще.