Поиск
30 сентября 2016

Monatik: «Звездной болезнью должны болеть те люди, которые спасают жизни»

Украинский музыкант о звездной болезни, шоу-бизнесе на Украине и кроссовках Yeezy Boost.
Monatik: «Звездной болезнью должны болеть те люди, которые спасают жизни»
  • Фото: Елена Бутко
  • Стиль: Оксана Дьяченко
  • Продюсер: Магдалина Купреишвили
  • Интервью: Юлия Вахонина, Мариам Барсегян
  • Макияж и волосы: Дмитрий Богданов

«Спасибо, для меня это не страшно», — шутя отвечает на предупреждение о низком проеме при входе на крышу ресторана 354 Exclusive Height артист Дима Монатик с ростом 165 сантиметров, более известный как MONATIK. Во время съемки на высоте спуска самолетных шасси украинский музыкант, которого называют новым Иваном Дорном, смело взбирается на самый край крыши и бесстрашно выполняет элементы брейк-данса. Самоироничный, смелый и светлый — именно такое впечатление производит Дима, продолжая танцевать и веселить всю команду, несмотря на сбивающий с ног холодный ветер. Танцы, музыка и позитив — именно этими словами обычно описывают творчество артиста MONATIK, начинавшего свой путь с танцевальных проектов на Украине и постановки хореографии другим музыкантам. Объединившего танцы и вокал Диму тут же полюбили как на Украине, так и в России, о чем говорит его крайне плотный концертный график и количеств просмотров клипов на Youtube. Так, снятое в Одессе видео на песню «Кружит» спустя три месяца после премьеры посмотрели более 4 миллионов человек. После трехчасовой съемки, согреваясь фруктово-ягодным чаем на террасе с видом на ночную Москву, Дима Монатик рассказал Bazaar.ru о начале своего творческого пути, отказах продюсеров, украинском шоу-бизнесе и своей любви к шляпам и кроссовкам.

Почему вы решили заниматься именно музыкой и танцами?

После школы я решил себя посвятить юриспруденции и даже выучился на юриста — у меня есть диплом специалиста. Но уже на третьем курсе я понял, что двигаюсь не туда, не в ту сторону. Мне совершенно не жилось: когда понимаешь, что ты идешь не в том направлении, начинаешь постоянно переживать, сковываешься, думаешь о будущем и не видишь себя тем человеком, на которого ты учишься. Я с детства мечтал быть именно артистом, мечтал увидеть другие страны. Мне очень нравилось создавать — стихи, музыку, что угодно. Но я никогда не думал, что это может превратиться в профессию. Ведь я из Луцка — это маленький город, где в принципе музыка по большому счету никому не нужна и не может быть чем-либо, кроме хобби. Но как-то так произошло, что любимое хобби превратилось для меня в профессию, и на нем теперь можно зарабатывать, причем неплохо. И это то самое счастье, которое дарит крылья человеку.

Джинсы, Topman; кроссовки, Nike; плащ, Dries Van Noten; футболка, T by Alexander Wang; свитшот, Dries Van Noten; шапка, собственность артиста

А что стоит для вас на первом месте?

Семья

Вы семьянин?

Да, я люблю людей, которые со мной. Они меня мотивируют и вдохновляют двигаться вперед. Родные люди — это те, кто создает правильные декорации вокруг тебя, они делают твой самый тернистый путь гораздо легче. Мне кажется, что быть одиноким очень сложно.

А сложно было доказать публике свой талант?

Да! Мой путь был не очень легкими, и я крайне рад, что он именно таким и оказался. Он до сих пор продолжается: я не считаю себя по‑настоящему твердо стоящим на ногах артистом. Не хочу впускать эту мысль в голову, ведь стремления к идеальному всегда мотивируют идти дальше. Мне не хочется однажды признаться себе, что, да, у меня все получилось. Потому что я всегда хочу быть в тонусе. Я и не мечтал быть звездой никогда. Зачем? Я видел звезд, и они мне не очень нравятся. Мне бы не хотелось быть такими, как они. Мне кажется, звездной болезнью должны болеть хирурги или те люди, которые спасают жизни.

В одном из интервью вы говорили о том, что в начале карьеры перед вашим носом закрыл дверь продюсер. Часто ли такое происходило?

Да, очень много раз. Таких людей было даже слишком много. Мне говорили: «Это не твое, и это не формат: не интересно, не вкусно». Но это наоборот меня раззадорило. Нужно идти к мечте! Я благодарен своим родителям за то, что они не осудили мой выбор и не мешали мне. Когда пришло время переезжать в Киев, я пришел к отцу и сказал, что хочу быть артистом, что это мое и я хочу добиваться успехов. Он на это мне тогда сказал: «Если ты этим сможешь прокормить семью, то дерзай». Мне кажется, так и должно быть: делай то, что любишь, и это будет приносить тебе счастье. Важно получать удовольствие и жить, а не выживать.

Мне кажется, выходить на сцену в повседневной одежде — это неуважение к зрителю

Как бы вы описали себя на данном этапе жизни?

Человек, который очень хочет стать артистом и музыкальным продюсером.

На Украине последние пару лет происходит настоящий музыкальный бум: вы, Иван Дорн, Quest Pistols, с которыми вы работали, певица Луна. Кстати, вы ее слушаете?

Конечно, мы с Кристиной знакомы хорошо, и я очень рад за нее. Она очень давно планировала полететь на Луну, и это получилось сейчас. Люди могут слушать ее душу, скажем так. И, думаю, у нее хорошо получается.

Джинсы Topman; Футболка бикинберг; Свитшот Liam Hodges

По-вашему, с чем связан такой резкий скачок в музыкальной сфере на Украине?

Новое время пришло: произошла смена поколений. Пришло поколение музыкантов, которые не покупали винилы из-за пазухи у людей нелегально, которые не затирали какие-то пластинки Элвиса Пресли по ночам. Эти люди спокойно росли на фирменной музыке, у них в доступе были не только кассеты, но и компакт-диски. Они пропустили всех исполнителей, которых слушали, через себя, и скачок был неизбежен.

Очень многие вас сравнивают с Дорном. Прежде всего потому, что вы оба про танцевальную музыку. Как вы к этому относитесь?

Это было ожидаемо. Мы росли на одной музыке, у нас схожи, наверное, мысли о ней. Но мы совершенно разные люди. И если вслушаться в творчество Ивана и мое — оно у нас разное. Ну, в конце концов, ливерпульскую четверку The Beatles когда-то называли: «Четыре Элвиса Пресли». Всех всегда будут сравнивать с кем-либо — это нормально, пока человек не покажет себя, как более самодостаточная личность. Сейчас нас сравнивают уже меньше. Иван Дорн вызывает у меня уважение. Он так смело и самый первый сделал необычный поп, который, казалось, на то время был совершенно не форматом, но многим открыл глаза и пробил дорогу новой музыке. Он первый, кто из андерграунда вывел это в мейнстрим. На Украине сейчас все реже можно услышать слово «не формат», и меня это очень радует. Я сам застал то время, когда что-то очень мелодичное и мелозвучное, но не похожее на все то, что играет по радио, было не форматом. Сейчас, наоборот, берут то, что звучит иначе, имеет свою самобытность, звучит интересно. Молодым музыкантам стало проще. И это заставляет других брать пример, развиваться. Вы назвали Луну, Ваню, а есть еще Сюзанна Абдула очень крутая, есть еще Onuka, есть еще очень много музыкантов. Свежих, вкусных, которых приятно слушать. Мой плеер, например, они не покидают.

На Украине все реже можно услышать слово «не формат», и меня это очень радует

Я заметила, что большинство ваших песен можно описать так: позитивные, веселые, о наслаждении жизнью. Почему нет ничего лирического, грустного?

Оно все на полках. Я пишу такие песни, я, как любой человек, умею погрустить. Но петь об этом не хочу.

Почему?

Потому, что все, что ты произносишь вслух, приносит последствия. Я такой человек, который верит в силу слова. Причем не раз это замечал. Например, когда мы спели с Анной Седоковой «Если вместе терпеть дожди, будет легче летать» или «Мокрую девочку» с Quest Pistols, после этого я заметил, что строки из песен начали сбываться: мы поехали в Грузию, и все семь дней шли дожди. Мы вместе с друзьями пережидали ливень, я посмотрел на улицу, увидел мокрую девочку. Слова имеют силу. Поэтому у меня все про «засияем», «будем жить каждый день сейчас ярко», «весь мир вокруг тебя кружит», «упали в любовь, ударились в танцы», «неужели сон, остановись ливнем в унисон». Только на позитиве, только вверх, только светлые мысли. Я хочу, чтобы люди приходили на концерт и заряжались вот такими эмоциями.

Шапка, собственность артиста; джинсы, Topman; футболка, Dirk Bikkembergs; бомбер, Liam Hodges

Как раз в одном из интервью вы называли свое творчество «музыкальной терапией».

Музыкально-танцевальной терапией.

Про энергетику все ясно, а что насчет сценического образа? Вам важно, как вы выглядите на сцене?

Скорее мне важно чувствовать себя собой. Мой сценический вид редко отличается от того, как я в жизни одеваюсь. Правда, есть специально созданные для сцены вещи, их я никогда не надену в жизни. Мне кажется, выходить на сцену в повседневной одежде — это неуважение. Не могу выйти к зрителям в чем попало.

На съемке вы не захотели снимать шапку. Это ваша фишка?

Все очень просто: у нас очень много танцев, очень интенсивная программа, я попробовал несколько раз выступить без головного убора и понял, что я не вижу людей. Настолько затекает в глаза пот. Вот так и появились в образе головные уборы, которые я практически не снимаю.

Вы еще часто выступаете в шляпах, как Фаррелл Уильямс. Какие бренды шляп вам особенно нравятся?

У меня есть шляпы от украинских дизайнеров: Флоры Цветковой и львовского парня Ruslan Baginskiy.

Кеды, adidas Tubular Boost; джинсы, Topman; Футболка, Dirk Bikkembergs; бомбер, Liam Hodges; шапка, собственность артиста

Ваши любимые бренды?

Я очень люблю Mantis Religiosa — это ребята из Санкт-Петербурга, которые переехали в Киев. Мы с ними долго сотрудничали. Также костюмы сценические шьет Timoti Fain. Еще мне импонирует линия Rosie Ocean из Gstar и классика adidas — она вечная. С тех пор, как Run-D.M.C. выступили в кроссовках Superstar в клипе с Aerosmith «Walk This Way», они завоевали мое сердце.

Вы собираете кроссовки?

Да, у меня их очень много. Из брендовых как раз первыми стали adidas Superstar. Потом появились Nike Cortez — теннисные такие, тоже их очень люблю.

А есть Yeezy Boost от Канье Уэста?

Есть, долго их искал и нашел в итоге на Ebay. Есть еще не оригинальные, но я не смог устоять и купил их для красоты: не ношу, просто арт-объект. Но на днях adidas сделал мне подарок — настоящие Yeezy!

Благодарим ресторан 354 Exclusive Height и магазин «Город-Сад» за помощь в проведении съемки