Поиск
8 июня 2017

Верушка — это свобода

Она снова в моде. Алексей Беляков о своей встрече с моделью

Вера фон Лендорф, 1970 год
Вера фон Лендорф, 1970 год

Верушке 78 лет. Она снялась для лукбука Acne Studios. Судьба для кино. Дочь немецкого генерала-аристократа фон Лендорфа, который был казнен в 1944 году: участвовал в заговоре против Гитлера. В 1959 году 20-летняя Вера приехала во Флоренцию. Она была слишком тощей, слишком высокой, стеснялась сама себя, но была очень свободной. Потому и отправилась в город художников, может, они что-то с ней сделают. И завертелось. Вера Готлибе Анна фон Лендорф стала моделью. Взяла «русский» псевдоним Верушка, чтобы не слишком ассоциироваться с Германией. Ее эпоха — 60-е. Слова «топ-модель» еще не придумали, но она была топ-моделью эпохи. Обложки с ней делал Ричард Аведон, ее тело разрисовывал Сальвадор Дали, с ней дружил Энди Уорхол, ее снимал в Blow Up Микеланджело Антониони. Тот фильм получил в Каннах «Золотую пальмовую ветвь», но Верушки не было на фестивале. Ее не пустил ревнивый бойфренд, фотограф Франко Рубартелли. Верушка потом послала его на фиг: любила, но свобода дороже.

Лукбук Acne Studios Resort 2018
Лукбук Acne Studios Resort 2018

Она ворвалась в моду на журавлиных ногах, когда еще была жива Шанель, а родители Рафа Симонса еще не были знакомы. И бросила ее очень легко, поругавшись с Грейс Мирабеллой, главредом американского Vogue. Имя главреда мало кто уже помнит, а Верушка — вот она, во всей красе. Потому что всегда была очень свободна. Делала что хотела. Жила, чуть насмешливо поглядывая на всех сверху.

Кадр из фильма «Фотоувеличение» Микеланджело Антониони, 1966 год
Кадр из фильма «Фотоувеличение» Микеланджело Антониони, 1966 год


Года три назад она приезжала в Москву, на открытие фотовыставки «Автопортреты», где она была то Марлен Дитрих, то Спайдерменом. Затейница. Игрунья. Тогда я с ней и встретился. Все такая же худая, ломкая, пластичная. Да, морщины, много морщин. Она точно никогда ничего не делала с лицом, не резала и не колола. Потому что свободна. Курит как мой дачный сосед, одну за одной, но здоровья и живости в этой старушке — на 20 девчонок. Она прелестна, она завораживает, она — пассионарка. Говорит что хочет, смеется низко и хрипловато. Я не мог оторвать от нее глаз. Она чертовски красива. Со всеми своими морщинами, каждая из которых — это «строчка» минувшего века, страдания и приключения оторвы-аристократки.

Великая старуха. Вместе с которой хочется зажигать, тусить, куролесить. Очень хочется жить, прыгать через лужи, петь глупые песенки про любовь.

Она сказала мне тогда: «Я никогда не была моделью, я играла в модель». Теперь снова захотела поиграть. Не удивлюсь, если лет в 85 решит поиграть в космонавта. Ей скажут: «Только на борту нельзя курить!» Верушка ответит: «Знаете что? Мне можно. Поехали!»