Поиск
8 октября 2015

Возрождение Malo

Джакомо Канесса уверен: тот, кто привык платить больше, полагаясь на качество, в конечном счете заплатит меньше. О возвращении в собственный бренд основатель Malo рассказал редактору моды Harper’s Bazaar Ольге Свичинской.
Возрождение Malo
  • Текст: Ольга Свичинская
  • Фото: Архивы пресс-служб

1972 год. Портофино, Флоренция. Джакомо Канесса, вдохновившись роскошной курортной жизнью итальянского побережья, решает создать продукт для его постоянных обитателей, а именно люксовый кашемир. Тонкое понимание сути европейского покупателя, а также его свежие идеи помогли бренду Malo занять прочные позиции в модной индустрии и коллективном сознании клиентов.

Кашемир — ваша страсть. Что помогло вам достичь успеха?

В середине прошлого века мир был монополизирован шотландским продуктом, производящимся из пуха горных коз, обитающих в основном в Гималаях и пустыне Гоби. Когда я, будучи молодым юношей, начал продавать кашемир в Италии, все вокруг заговорили, что это невозможно, так как кашемир — абсолютно шотландский продукт. И тогда у меня появилась гениальная идея: я начал производить другой кашемир, отличный не столько в плане дизайна, сколько по способу производства. Англичане использовали одну нитку в 14 микрон, а я решил взять сразу две. Толщина волокна, казалось бы, та же самая, но качество принципиально разное!

Получившееся волокно оказалось более прочным, блестящим и выглядело просто отменно. Англичане красили шерсть в темные цвета, мы же использовали множество оттенков, включая самые сочные. Клиенты сходили с ума от нового материала. Мы были лучшими. Теми, кто с утра до вечера думал, как сделать кашемир еще совершеннее.

Тогда почему в 2000 году вы продали компанию? И вернулись спустя 15 лет…

Наша компания требовала больших вложений, и, к сожалению, к 2000 году случилось так, что средств для инвестиций было недостаточно. Нам пришлось продать Malo крупной итальянской компании. Однако новые менеджеры, которые стояли во главе, не поняли нашей философии: спустя шесть лет бренд практически развалился. Потом были другие руководители, тоже итальянцы, но случилась похожая история: и успех, и качество были потеряны.

В 2014 году один международный фонд предложил мне возглавить Malo и вновь воссоздать то, что мы делали прежде. То есть вернуться к нашему фирменному качеству и соблюдать ведущие тенденции. Я вернулся с компанией молодых специалистов (практически всем из них по 30 лет), чей свежий взгляд в совокупности с моим опытом теперь приносят прекрасные результаты. Самый активный этап нашей работы начался в январе этого года: мы привели в порядок фабрики в Риме, подобрали новый персонал, открыли магазины. В этом году у Malo появились бутики в Куршевеле, Сен-Тропе, Москве, и теперь мы надеемся открыть второе пространство в российской столице. Для меня принципиально важно, что марка представлена в ГУМе, рядом с той площадью, которую я так часто видел по телевизору. Отлично помню, как там ходили танки, выступали Брежнев, Горбачев, а также другие главы государства. А сейчас на этом историческом месте, рядом с собором Василия Блаженного, находится мой магазин!

Мы были лучшими. Теми, кто с утра до вечера думал, как сделать кашемир еше совершеннее.

А что насчет конкурентов: например, Loro Piana — бренда, который также специализируется на кашемире?

Они наши большие друзья. Скажем так: в 90-х мы все-таки были первыми, несмотря на Loro Piana. Второй наш конкурент — Brunello Cucinelli.

Поздравляю вас с открытием. Собственный бренд — это же как ребенок! Неудивительно, что люди, возглавлявшие Malo, попросту не чувствовали его ДНК. А как происходит процесс создания вещей?

Спасибо, вы абсолютно правы. Кашемир мы закупаем в Монголии, там он лучше всего: идеальный ворс, наиболее белое и качественное волокно… Недавно мы добрались до Южной Америки, где начали закупать викунью. Толщина качественного кашемирового волокна составляет около 14,8 микрона. В шерсти викуньи в среднем, 12,5. Ничего тоньше в мире не существует. Cтоит это, конечно, безумных денег, и продают ее всего по 10 кг в год, которые я купил не раздумывая. Из Австралии мы привозим шерсть мериноса — тоже весьма недешевый материал. Однако не стоит думать о нашем бренде как об очень дорогом. Вещи Malo — это в первую очередь хорошая инвестиция.

Не каждый может позволить себе такую инвестицию… Кто ваш основной покупатель?

Прежде всего это самостоятельная женщина средних лет, но главное — молодая в душе. Весьма активная и путешествующая по всему миру. Влюбленная в себя.

Как вы могли бы описать российский рынок и его клиентов?

Открывая магазин в России, мы старались предвосхитить вкусы российских женщин и поэтому добавили в него меховые детали. Мы стараемся угодить клиентам и понять, какие вещи им нравятся, а какие нет. Я довольно гибок в вопросе создания коллекции. Повторюсь, не хочу быть законодателем моды. И если мой клиент хочет добавить что-то модное в коллекцию, я обязательно на это пойду. Почему? Моя задача сделать так, чтобы он был доволен.

Все нововведения основаны на текущих трендах, но при этом Malo все равно сохраняет верность себе?

Да, отличительный стиль бренда переходит из одного сезона в другой. Если вы увидите на ком-то нашу вещь, то без этикетки поймете, что это Malo.