Поиск
15 августа 2016

Второй сорт: каково быть интерном в модной индустрии

Burberry, Prada и Ralph Lauren — каково быть стажером в крупнейших люксовых брендах и глянцевых журналах.
Второй сорт: каково быть интерном в модной индустрии
  • Текст: Лиза Катц

Считается, что стажеры — это бесплатная (или малооплачиваемая) рабочая сила, готовая на все ради того, чтобы прикоснуться к вожделенному миру fashion-индустрии. И пока одни выступают с пикетами о том, что интернатура — такая же работа, как любая другая, остаются люди, готовые работать задарма, лишь бы получить опыт в люксовом бренде, глянцевом журнале или известном бутике. Мы поговорили с интернами из самых разных компаний, чтобы узнать, что на самом деле значит «прислуживать» в индустрии моды.

Семра Хусейнзэйд, ассистент байера в Ralph Lauren


Мне моя интернатура досталась огромным трудом. На протяжении полутора лет я стучалась в железные двери компании Ralph Lauren. За это время я оставила копий семь своего резюме в их бутике, говорила с десятками менеджеров, постоянно писала имейлы и искала потенциально полезные для меня контакты в Linkedin — в общем, делала всё, что могла, а ответа так и не получала. В общем и целом, полтора года усилий — и я в компании мечты Ralph Lauren.

Честно сказать, мне было всё равно на какой департамент я буду работать. Единственное, чего мне хотелось — так это попасть в компанию, а что там дальше — дело уже десятое. Меня пригласили на позицию помощника байера в их головном европейском офисе в Лондоне. К счастью, в то время я как раз проходила в университете курс Fashion Buying and Merchandising и могла хотя бы понять какой отчёт от меня требуют и зачем какому-нибудь миланскому бутику марки нужен каталог продукции.

Помню самый кошмарный момент своей интернатуры: однажды Ральф и Рики Лорен приехали посетить свой флагмантский магазин в Лондоне, расположенной по адресу 1, New Bond Street. В тот момент я находилась буквально в трех минутах ходьбы от магазина в офисе, и я просто не могла поверить в то, что вот прямо сейчас упускаю возможность встретиться с ними по причине того, что я просто-напросто в данный момент работаю на них! И смех и грех, ну правда.

За время работы в компании Ralph Lauren я поняла, как важно всё же работать в компании, которая тебе нравится. Тут надо помнить, что работа станет неотъемлемой частью твоей жизни, а ты в то же время станешь представителем, в какой-то мере даже лицом своей рабочей компании. Ты тот, кто представляет бренд за пределами офиса. Такие корпорации как Ralph Lauren я называю компаниями-перфекционистами — им важно постоянно поддерживать свой имидж и статус на публике. Качество твоей работы всегда должно соответствовать очень высоким стандартам. Совет от меня: во время интервью не бойтесь говорить о том, что думаете. Расскажите о своих перспективах, идеях, мечтах и целях; пусть у вас загорятся глаза и тогда станет ясно, кто вы и зачем пришли. Сдаваться — не вариант. Особенно в этой сфере.

Йун Джеонг, интерн в отделе продакшена в Carolina Herrera


Я просто пролистывала сотни сайтов по поиску интернатур, и мне попалась идеальная — место в компании Carolina Herrera. Там была особая атмосфера: все такие счастливые, радостные, любящие своё дело и идеально одетые! С одеждой, кстати, у меня один казус и произошёл: помню, как в свой первый день я пришла в офис в классических джинсах и топе без рукавов. Я была уверена, что всё было нормально, но, как оказалось, я попала совсем мимо. Стоило мне ступить на порог офиса, как ко мне подлетела мой руководитель и отвела в свой кабинет переодеваться! Я, конечно, переоделась в вежливо предоставленные ею мне вязаную серую юбку-карандаш и топ, но немой вопрос в воздухе всё же повис. Так я узнала, что в Carolina Herrera есть список вещей-табу, которые надевать в офис категорически запрещено: джинсы, открытые топы на бретельках, прозрачные вещи, а также короткие юбки.

В первые недели интернатуры меня часто просили сделать исследования по конкурентам (я перерыла все марки под LVMH и Kering). Ежедневно носила эти отчёты и снова анализировала рынки других компаний. Так продолжалось до того самого момента, пока меня не попросили выполнить суперважное задание наших клиентов, не дав при этом никакой информации. На мою просьбу дать мне хоть какие-то сведения они ответили, что доверяют мне на 100 процентов и будут рады всему, что я им принесу. Я почти разрыдалась. Ради таких моментов и работаешь.

Здесь работают самые отзывчивые люди, ещё никто и ни разу не отказал мне в помощи. А мадам Каролина сама часто заходит к нам просто чтобы поздороваться и спросить как дела. Самое интересное то, что она знает как зовут каждого из её сотрудников! Я не шучу, каждого!

Криста Годден, интерн в отделе продаж и мерчендайзинга Prada


Быть интерном в Prada — это что-то нереальное. Поскольку главный офис компании находится в Милане, я ежедневно общалась с сотрудниками итальянского офиса. Было интересно наблюдать за тем, как синхронно и согласованно работают два крупных города — Нью-Йорк и Милан, находящихся на разных концах планеты.

Я целенаправленно шла в Prada. У этого бренда есть статус, престиж и громкое имя люксовой марки. Я отправила своё резюме и сопроводительное письмо, спустя какое-то время меня пригласили на интервью. Это была летняя интернатура, которая предполагала моё постоянное 3-месячное пребывание в Нью-Йорке.

Лучшее, что есть в этой интернатуре, — так это отсутствие этой самой интернатуры! Я имею в виду, что никто мне тут не даёт какие-то глупые вымышленные «интерновские» задания, наоборот, в Prada меня воспринимают как взрослого, уже умеющего работать сотрудника. Меня взяли помощником отдела женской кожаной галантереи. В основном я помогаю с различными счетами и оптовыми продажами таким клиентам, как Neiman Marcus, Bergdorf Goodman, Saks Fifth Avenue и Nordstrom. В общем-то, в мои обязанности входит проверка заказанных поставщиками вещей и занесение данных в систему Prada. Ничего сложного.

В первый день в компании все были до безумия милыми и внимательными ко мне, но я была так напугана тем, что могу допустить какую-то ошибку, что даже не обращала ни на кого внимания! Выполнение первого задания заняло у меня целый день. Потом всё наладилось, я научилась работать быстро. Помню своё самое странное задание: меня попросили проверить цену и номер на каждой вещи, которая была заказана для весеннего сезона 2016 года. Мои глаза горели к концу дня! Но мне понравилось. Это ведь Prada! Да и в практике интерна хоть раз должно быть такое задание, так что я не жалуюсь.

Для меня было открытием то, что в офисе нет какого-то определённого дресс-кода, там даже нет обязательного условия придерживаться делового стиля. Все ходят в чём-то повседневном, но при этом безумно стильном. Это все, конечно, круто, но для человека, который последние 4 года работал в Bloomingdales и в гардеробе имеет только чёрные костюмные брюки — подобная «свобода в выборе одежды» оказалась катастрофой! В общем, тотальный шопинг перед покорением Prada был неизбежен.

Эрика Сан, интерн в отделе digital-маркетинга и медиа Burberry Prorsum


В первый же день всех интернов позвали на собрание сотрудников Burberry Prorsum. Всё просто: мы должны были представиться и рассказать, кто из какого колледжа. Чаще всего интерны говорили, что учатся в Fashion Institute of Technology, Parsons или же Pratt, то есть в тех университетах, которые входят в 20 лучших модных школ Америки. Я и ещё пару человек учились в других колледжах (мой, например, — государственный колледж Rutgers New Brunskick — делает акцент на экономику и связи с общественностью, что мне и понравилось в нём). Я знала, что усложню себе путь, поступив не в частую школу, но всё же решила рискнуть ради хорошего базового образования.

Меня с детства учили тому, что тяжелый труд обязательно окупается. Даже есть старт предельно низок, усердно работая, ты допрыгнешь до вершины. До Burberry я стажировалась в небольшой консалтинговой корпорации, в журнале Elle и в бьюти-фирме Sonia Kashuk. Бегая от интернатуры к интернатуре, я, наконец, поняла, что же главное в работе на крупную корпорацию с громким именем: не надо бояться закатывать рукава повыше и говорить «да» любой работе, которую тебе поручают. Каждые ваши «остаться на 15 минут дольше» в конце рабочего дня обязательно зачтутся. Так случилось со мной в Burberry. Любую работу, будь то рассортировать документы, прибраться в библиотеке фирмы (у каждой крупной компании есть собственная библиотека) или же сделать анализ наших конкурентов, я воспринимала одинаково и выкладывалась на 200 процентов. Скажем так, моя отзывчивость и ежедневная улыбка способствовали моему успеху. Верьте мне или нет, но именно мой руководитель в Burberry порекомендовал меня своим знакомым из Dior, где я сейчас работаю. Кстати, это тоже было своеобразным уроком для меня: чем больше значимых контактов в вашей записной книжке, тем лучше для вас самих.

Оливия Руджен, интерн в Carine Roitfeld Fashion Book


Как и многие девочки, я всегда мечтала работать в крупном модном издательстве. Мне казалось, что нет работы интереснее и в то же время сложнее и недосягаемее. Мечта быть частью сферы моды привела меня сперва в Fashion Institute of Technology на факультет издательского дела, а позже закинула и в журнал самой Карин Ройтфельд. Спасибо другу, который познакомил меня с кадровиком CF Fashion Book. Не скажу, что я хотела попасть именно туда, но упомяну, что в конце-концов всё же очень рада была там очутиться.

К интервью я готовилась серьёзно: проштудировала журнал, перечитала уйму статей, просмотрела сотни фотографий — в общем, подошла к вопросу со всей ответственностью. Это всё было, конечно, не зря, но все же интервью было странным, ибо вопросы мне задавали совсем не те, которые я ожидала услышать. Личное мнение о CR Fashion Book? Что я хочу привнести в журнал? Какие свои статьи я бы хотела написать? Всё было обо мне, моём мнение и моём возможном вкладе в журнал.

В мои обязанности входит создание постов для Tumblr и Pinterest, ежедневное написание каких-то статей, иногда ассистирование на съёмках, да и вообще эта работа из разряда «на подхвате у команды». Иногда мне поручают взять интервью у дизайнеров или моделей, которых мы упоминаем у себя в издании; часто я пишу отчёты по каким-то вечеринкам или событиям. Кстати, вечеринки — моя любимая часть работы. Обычно из дома меня забирает специально заказанная изданием чёрная машина и отвозит прямиком на какую-нибудь классную вечеринку. Меня тут научили важному: приходить на новое место ты должен, уже имея в кармане список того, что ты обязательно будешь делать дальше. В тебе должны увидеть прогресс, будущее. Запомните, есть желание — будут и возможности. У меня уже есть с десяток опубликованных статей, опыт и новые знания. Как ни странно, благодаря этой практике я узнала много нового о себе: теперь я знаю, где смогу пойти на компромисс, а где нет, знаю на что способна и чего хочу.

Райан Менг, старший интерн в модельном агентстве Next


У меня раньше были PR интернатуры, и, честно признаться, мне не очень нравилось то, что я делаю. Ничего личного по отношению к компаниям, просто дело скорее в том, что мне не нравится сам пиар. Поэтому я решил сменить направление и пошел подаваться на практику в модельное агентство Next. Спустя всего два дня мне позвонили и пригласили на собеседование. Я решил, что всё же очень глупо с моей стороны будет идти на интервью с головой, забитой волнением и лишними мыслями, так что решила просто расслабиться и болтать на интервью обо всем подряд — и я не прогадал! Я сразу загорелся идеей работать в Next. Это было что-то абсолютно другое, новое, необычное.

Мне нравится, как работает этот мир изнутри: вся эта специфика отношений между клиентом и моделью, переговоры и так далее. Тут главное, чтобы клиент и модель чётко понимали, о чём идёт речь. Успеха не получится, если обе стороны не будут на одной волне. Не только клиенту должна понравиться модель, но и модель должна полюбить продукт/бренд, представляемый клиентом, с которым она будет сотрудничать. Тут нельзя сгоряча говорить «да» каждой возможности. Нужно понимать, какое лицо ты показываешь публике. К слову, в агентстве я осознал всю силу социальных сетей. Я работал в Next как раз в то время, когда загоралась звезда юного Лаки Блю Смита (он правда великолепен). Они с агентом быстро нашли общий язык. Оба понимали, на что делать акцент, с кем сотрудничать и как использовать те же соцсети в пользу Лаки. Для меня это был один из самых успешных примеров командной работы — ребята чувствовали друг друга.

Мне нравилось то, как меня воспринимают в агентстве. Ко мне здесь относились не как к интерну, который и по статусу ещё не дорос, да и возрастом ещё не вышел, а наоборот, воспринимали как взрослого, уже опытного специалиста. Я чувствовал уважение и внимание с их стороны к моей персоне.