Поиск
15 июля 2016

Женя Ким: «Подстраиваться под общие тренды - это смешно»

Новая героиня рубрики «Self-made» дизайнер Женя Ким — о честности перед самим собой, московской дизайнерской школе и стажировке у Вячеслава Зайцева.
Женя Ким: «Подстраиваться под общие тренды - это смешно»
  • Фото: Александр Мунаев
  • Интервью: Ирина Дубина

На небосклоне российской индустрии моды по‑настоящему ярких звезд не так много. Еще меньше тех, кто, несмотря на юный возраст, успел добиться высот без какой-либо серьезной финансовой помощи со стороны или связей. Жене Ким в этом году исполнилось 25 лет, а ее счету уже — стажировка у Вячеслава Зайцева, с дюжину удачных коллекций, о которых наперебой пишут журналы от Harper’s Bazaar до корейского Dazed & Confused, сотрудничество с серьезными магазинами по всему миру и опыт работы с брендом Masterpeace. Преимущество Жени перед многими молодыми дизайнерами — в ее абсолютной, непоколебимой уверенности в выбранной изначально творческой линии и умении ловко балансировать между индивидуальностью и мейнстримом, не поддаваясь массовым трендам. Вместо того, чтобы двигаться в популярном нынче направлении streetwear или делать удобоваримую для сознания большинства моду, Женя интерпретирует элементы национального корейского костюма, ездит за тканями в Узбекистан и не боится театральных дизайнерских жестов. Мы встретились в ее студии-ателье, чтобы поговорить о том, как построить собственный бренд одежды, заинтересовать Opening Ceremony и Liberty и выживать по правилам fashion-рынка.

Вы не любите упоминать в интервью свой институт и где вы учились, почему?

Потому что я бы не стала его советовать. Там не самый современный преподавательский состав, а когда я пришла, мне хотелось получить как можно больше актуальных и важных знаний. Со временем я поняла, что есть куча мероприятий, интернет-ресурсов, где ты можешь найти больше знаний, чем в этом институте. Последней каплей стала презентация моей дипломной работы: на защите мне задавали какие-то слишком простые вопросы, на которые было очень легко ответить. По окончании я даже не чувствовала гордости за себя. Когда пришла забирать диплом, мне сказали, что за дипломную работу у меня оценка «хорошо». Мой дипломный руководитель прокомментировала это так: «Председателю комиссии не понравилось, что у тебя много амбиций». Мне кажется, это адекватная причина, чтобы не рекламировать институт.

Можете ли вы назвать себя самоучкой и сказать, что всё, что вы знаете, — плод вашей собственной инициативы?

Нет, не могу, потому что в каждый период моей жизни мне встречался какой-то ценный человек, который давал мне знания. Я занималась рисованием с шести лет, и у меня был прекрасный учитель Лола Сайфи. Потом я закончила хорошую художественную школу в Подмосковье, поступила в колледж Карла Фаберже. Там меня не научили, как продвигать свой бренд, зато дали хорошую техническую базу, то есть основы конструирования и технологий. В начале пути все коллекции я конструировала и шила сама: если бы я не умела этого делать, сейчас мне было бы намного сложнее. Проблема в том, что после того, как я отшивала коллекцию, не знала, что делать дальше: как ее продвигать и прочее. Сейчас студентам намного проще: например, на факультете дизайна в Высшей школе экономики работают практикующие преподаватели. Это очень важно.

А кто из тех, кто встречался на вашем пути, больше всего повлиял на ваше развитие как дизайнера, кто дал вам старт?

Он не имеет никакого отношения к моде, это друг нашей семьи — назовем его И. В. Он помог мне поверить в себя как раз в тот момент, когда я не знала, что делать. Казалось, я всего этого не выдержу, так как у меня был стереотип, что в модной тусовке люди злые и мне придется посещать все эти мероприятия, чтобы заводить знакомства и связи, а я по натуре интроверт, мне все это тяжело дается. В общем, в нужный момент И.В. очень меня поддержал и помог устроиться на практику к Вячеславу Зайцеву. Я думаю, это был переломный момент.

Какие у вас остались впечатления от стажировки у Зайцева?

Очень хорошие. Я его уважаю. В тот конкретный момент мне было важно встретить такого человека. Для меня он — пример человеческой силы. Будучи уже стареньким, он остается невероятно энергичным, лично проводит все примерки, никогда не жалуется. Во время прогона показа он на протяжении двух часов комментирует все происходящее, вообще не садится. Я посмотрела на него и поняла, что, если хочу хоть чего-то добиться, должна не жалеть себя. Это, наверное, главное, что он мне дал.

Кто вам помогал финансово в начале запуска бренда?

На первую мою коллекцию, когда я еще училась в колледже, лет 8 назад, деньги мне дал как раз друг семьи. На коллекцию я потратила 150 000 рублей — у меня тогда не было таких средств. А у И.В. была возможность помочь — для него это было своего рода развлечением. До этого момента я даже не знала, кто такие байеры: просто металась, думала и мечтала, что один показ изменит мою жизнь и все пойдет в гору. И.В. говорил, что не хочет превращать это дело в бизнес и, если я собираюсь заниматься дизайном серьезно, должна развивать дело без чьей-либо помощи. После этого я начала все делать самостоятельно: отшивала небольшую коллекцию, продавала ее частным клиенткам, зарабатывала деньги на новую коллекцию — с каждым разом выходило все больше. Постепенно я пришла к тому, что мне вообще никто не помогал финансово: деньги, которые я вкладывала в бренд, шли напрямую от продаж, то есть я сама их зарабатывала. Мой бренд никто не финансировал — и, думаю, это видно, так как у нас нет пиарщиков и более серьезной поддержки, как у других дизайнеров.

Где вы сейчас продаетесь? В каких странах и магазинах?

В этом году за мою зимнюю коллекцию «боролись» несколько магазинов из Кувейта — там мой бренд почему-то очень популярен. В итоге мы согласились на эксклюзив с одним из них: они сделали достаточно большой заказ — самый большой в моей жизни, и это поможет мне сделать следующую коллекцию. Также мы продаемся в Казахстане, Москве (Indexflat, Le Grand Bazaar, «Цветной», «Литц», Air Moscow) и Санкт-Петербурге (Au Pont Rouge), в онлайн-магазине MoreIsLove.com, в Париже (Sprezzatura). В новом сезоне прибавилось еще несколько. Недавно мне написали представители Liberty London — это было неожиданно. Во время парижской Недели моды они заходили в шоу-рум, где мы выставлялись, Opening Ceremony тоже нами заинтересовались. Теперь я понимаю: правду говорят о том, что большие магазины сначала присматриваются к молодым дизайнерам, перед тем как сделать закупку.

Сейчас многие делают большие ставки на межсезонные коллекции, у вас была мысль начать их делать?

Я понимаю, что это невозможно, у меня пока что не так много ресурсов, чтобы делать 4 коллекции в год. Дизайнер — человек, у которого все зависит от настроения: иногда сложно сделать даже 2 коллекции. Порой думаю: зачем насиловать себя, почему бы не пропустить один сезон? Но по правилам рынка так нельзя. Сегодня у меня нет цели продать как можно больше вещей магазинам. Я хочу налаживать личный контакт с магазинами, которые будут понимать бренд, любить его, а не просто закупать, чтобы это потом висело на распродажах.

Вы получаете больше прибыли от магазинов или от частных клиентов?

Обычно от магазинов, которые делают хорошие заказы. Но в Москве такое случается крайне редко. Если сравнивать заказы московских магазинов с заказами частных клиентов, то, конечно же, частные клиенты приносят больше прибыли.

Вы не пытаетесь идти на поводу у общих трендов, а развиваете свою линию и стойко ее придерживаетесь. Не думали сделать свои коллекции более понятными широкой аудитории?

По моему мнению, подстраиваться под общие тренды — это смешно. Мне бы хотелось оставаться честной перед самой собой. Считаю, что, если у человека есть чувство стиля и вкус, он не будет поддаваться сильной трансформации. Может, каким-то фанатам моды нравится тщательно ей следовать, но мне кажется, что большинство делают это неосознанно. Просто потому, что хотят выглядеть модными. Нужно уходить от этого. Мода — это здорово, но нужно следовать ей от души, а не чтобы «себя показать». Такая история случается у многих молодых дизайнеров, пока они не наэкспериментируются и не найдут себя.

Не думаете ли вы, что эти бренды никогда не найдут себя, если у них даже сейчас нет своего лица? Куда их несет, туда они и плывут.

Может быть. Я не могу судить, потому что сама поняла, что мой бренд будет в азиатской направленности лишь тогда, когда уже перепробовала всё: и в спортивном, и в деловом стиле, экспериментировала с кроем. Я переживала из-за того, что слишком гибкая, и не могла найти поэтому саму себя. Только после трех лет экспериментов я поняла, что мне по‑настоящему нравится.

Как вам удается совмещать азиатскую эстетику, которая вам лично близка, и функциональные элементы, которые позволяют делать коллекцию не театральной, а комфортной для жизни?

Я стараюсь представить вещи на себе, и это меня часто останавливает от слишком театральных идей. Если бы я не представляла себе реальную девушку, которая может это носить, меня бы «унесло». Неинтересно, брать первоисточник и никак его не трансформировать. Какой смысл тогда что-то делать?

Почему вы решили презентовать коллекции в парижском шоу-руме, а не на Московской неделе моды, например?

У меня была цель — выйти на международный рынок, поэтому я и поехала в Париж. Это совершенно другой уровень. Мне надо идти дальше, я не могу оставаться в рамках Москвы.

Каким вы видите свой бренд через 5 лет?

Сейчас я понимаю, что мне очень хотелось бы найти своих клиентов по всему миру. Девушки, которые выбирают мою одежду, особенные, их не так много в каждом городе. Поэтому сейчас моя задача — увеличивать территориальный охват. А вообще я не загадываю на 5 лет вперед. Единственное, что вижу в ближайшем будущем, — это большая красивая студия, в которой я и моя команда будем строить общее дело.