Поиск
8 августа 2014

Час икс

Ровно десять лет назад, в 2004 году, Tag Heuer представил концепт Monaco V4 — первых в мире часов с ременным приводом. Harper’s Bazaar встретился с вице-президентом швейцарского Дома Ги Семоном — одним из разработчиков легендарной модели — и узнал, что он планирует еще одну революцию.
Час икс
  • Фото: FOTOIMEDIA / IMAXTREE.COM
Ги Семон

Ги, как вы пришли к пониманию, что хотите работать в часовой индустрии?

О, это очень смешная история! У меня долгое время была своя маленькая частная авиакомпания — причем я не только ей управлял, но и мог в случае чего выступить в роли пилота. В январе 2004 года я как раз выполнял рейс вместо своего коллеги, который сразу предупредил: перевозить я буду известного часовщика — Жан-Франсуа Рюшонне. Во время полета мы с моим пассажиром разговорились, и он предложил мне зайти в его офис. Я согласился и уже спустя несколько часов сидел у него в кабинете. Вдруг раздался звонок: Жан-Кристоф Бабен (президент Tag Heuer. — HB) пригрозил убить Жан-Франсуа в случае, если тот не заставит «ходить» Monaco V4 (смеется). Я, будучи инженером по образованию, предложил свою помощь — так родилась модель Monaco V4, а я стал частью Tag Heuer — продал свою компанию и теперь летаю только ради удовольствия.

Как вы придумываете новые модели часов?

Все дело в том, что часы для меня — это в первую очередь механизм, такой же, как, скажем, самолет. Ведь я инженер, а не часовщик: мою роль в Tag Heuer можно сравнить с той, которую выполняет, например, дирижер симфонического оркестра. И для того чтобы воплотить свой замысел, мне нужны лучшие «музыканты» — без них никуда.

А как вы считаете, будут ли люди носить часы через сто лет?

Это сложный вопрос, здесь нужно учитывать огромное количество факторов… Многое зависит от того, в частности, как воспринимать часы — как сложный механизм, необходимый для жизни, или же как модный аксессуар, который запросто может надоесть. Здесь, кстати, важно понимать, что часы — это еще и своеобразный индикатор социального положения их обладателя. Причем я имею в виду не только деньги, но и, скажем, образование.

Можете каким-то образом предсказать развитие часовой индустрии?

На мой взгляд, возможны три сценария. Первый — классический: часы будут производиться по традиционной швейцарской схеме, и в основе своей меняться ничего не будет. Другой путь подразумевает, что все инновации будут относиться исключительно к области дизайна. А вот третий сценарий — революция. Именно над ней я сейчас и работаю.

Чего именно будет касаться эта революция?

В первую очередь толщины часов. Сейчас, если вы стоите в трех метрах от витрины, разницы между моделями Tag Heuer и, скажем, Rolex вы в большинстве случаев не увидите — и я хочу это изменить.

Правда, кстати, что из-за тончайшего ремня — всего 0,07 мм — Monaco V4 нельзя подделать?

Да, даже изворотливые китайцы не могут их повторить. Но вообще я, если честно, отношусь к копиям положительно: согласитесь, если человек покупает фейк, значит, он мечтает об оригинале. А это чертовски приятно!

Можете назвать любимые часы из всех вами созданных?

Те, которых я еще не придумал.