Поиск
18 мая 2017

Последний единорог: платье Эль Фаннинг как единственный повод обсудить красную дорожку

Личный подход вместо эпатажа и 300 часов ручной работы команды из 10 человек для одного выхода в Каннах

Самые громкие красные дорожки года вроде «Оскара», Met Gala и Канн мир из года в год ждет с замиранием сердца. Оно как мышца, выдрессированная сокращаться в ответ на три нетленных заголовка: «Лучшие платья церемонии», «Главные модные провалы красной дорожки» и «Самые откровенные наряды вечера». Инерция по‑прежнему работает, несмотря на то, что настоящие сенсации за ними скрывались в последний раз лет -дцать назад, когда информация еще не набрала космических скоростей и нас не закармливали на завтрак, обед и ужин модными новостями. Или сегодня всерьез кого-то можно удивить очередным декольте, теснее чем в XVIII веке, обнаженной до самого бедра ногой, нижним бельем (а то и его отсутствием), сверкнувшим из-под поднятого порывом ветра подолом платья или китчевой ювелиркой по мотивам нулевых? Красная дорожка пребывает в кризисе идей с тех пор, как все поахали-поохали, да и привыкли к голым платьям. Даже их с нами случилось уже столько, что сенсацию из этого не слепишь, а лучшим в ряду приемов «обнажиться-побриться налысо-пренебречь дресс-кодом» становится «пренебречь приглашением и остаться дома».

Но и на исхоженных вдоль и поперек красных дорожках еще есть место чуду, причем в буквальном смысле этого слова. Оно случается, когда к выбору платья подходят, не подтягивая его к популярному хэштегу, прикидывая, сколько лайков оно соберет в Instagram, а сочиняя личную историю, которая вообще может оказаться никем не считанной. Все случается в тот момент, когда на красную дорожку выходит, как она сама себя называет, «маленький единорог в цветочек» Эль Фаннинг в белом шелковом бюстье Vivienne Westwood с расписанным вручную пышным подолом. В ее образе нет ни одного нарочитого приема из списка «Посмотрите на меня» — даже авторство узнаваемого драпированного лифа идентифицируется с первого взгляда и вопросов не вызывает. Если тут же не переключить разочарованный отсутствием сенсации взгляд на следующую героиню red carpet, можно заметить, что при движении в складках подола мелькает голова единорога среди звезд и сердец в конфетной палитре.

Идея украсить подол таким рисунком принадлежит самой актрисе, а воплощала ее команда Вивьен Вествуд из 10 человек. На все это ушло 300 часов ручной работы. На мудборде держали артефакты салонной культуры XVII—XVIII вв. с ее корсетами, кринолинами и веерами, а еще полотно Франса Хальса «Улыбающийся кавалер» 1624 года. На картине изображен молодой человек в экстравагантном шелковом костюме со скрупулезной сюжетной вышивкой на рукавах, соединяющей изображения пчел, стрел, сердец и языков пламени. Так художник прятал символы удовольствия и боли любви. Если так же лаконично расшифровать «карту» на подоле Эль Фаннинг, получится слово «индивидуальность». А это единственное, что сегодня в настоящем дефиците в мыслящей кодами униформы индустрии моды.

← Нажмите «Нравится» и читайте нас в Facebook