Поиск
23 марта 2017

45 лет без Кристобаля Баленсиаги

Николя Жескьер, Александр Ванг и Демна Гвасалия — кто и как развивал модный Дом после его основателя


23 марта 1972 года ушел из жизни Кристобаль Баленсиага, а вместе с ним закончился и золотой век от-кутюр. Впрочем, само имя Balenciaga с модной арены сошло даже раньше кончины основателя — когда закрылись все три Дома моды кутюрье. В 1968 году он решил завершить карьеру и закрыть свои салоны в Париже, Сан-Себастьяне и Мадриде. Баленсиага не сообщил об этом своим сотрудникам лично и даже не попрощался с ними, но они поняли его без слов. Его время на тот момент уже прошло.​

Кристобаль Баленсиага

Имя Баленсиаги связано с последней яркой вспышкой кутюра. Неслучайно 40−50-е годы в истории моды критики называют «эрой Баленсиаги». По меркам своего времени он делал настоящий авангард, уже не близкий отживающему new look, но и еще не похожий на революционную молодежную моду 60-х. В мае в музее Виктории и Альберта откроется ретроспектива творчества Кристобаля Баленсиаги Balenciaga: Shopping Fashion. Выставкой будет отмечено столетие со дня открытия кутюрье первого модного Дома в Сан-Себастьяне и 80-летие открытия его парижского салона. В рамках экспозиции будет исследовано и само творчество дизайнера, и его влияние на работы других. Особое внимание — как раз 50-м годам как наиболее продуктивному периоду творчества Баленсиаги. Тогда-то и появились его знаменитый узкий прямой силуэт в форме буквы I, а еще пальто-каре, платье-баллон, платье-трапеция и рукав 7/8. Это он в 1945 году ввел в женскую одежду квадратные плечи, а в 1951-м — одежду с открытыми шеей и плечами. Баленсиага ни много ни мало изменил женский силуэт.

В 1972 году кутюрье скончался от сердечного приступа, и Balenciaga зажил без Баленсиаги. Производство выкупил Жан Конкье. Он начал производство одежды прет-а-порте, но успеха не добился. В конечном счете бренд был приобретен Гуччи, а когда его фирму поглотил Франсуа-Анри Пино, Дом стал чаcтью империи PPR.

Атласное пальто и кружевное платье Balenciaga, 1939 год
Атласное пальто и кружевное платье Balenciaga, 1939 год

Николя Жескьер

1997 — 2012

Только в 1997 году, когда на пост креативного директора заступил молодой, энергичный Николя Жескьер, Дом Balenciaga стал возвращать былое величие. Вообще, перед всеми тремя креативными директорами, чьи имена с тех пор появились на страницах истории Дома, стоял принципиальный выбор — развивать наследие, либо показательно с ним порвать. Жескьер выбрал первый путь. И это было правильно. Получилось, что он выстроил всю свою концепцию бренда Balenciaga вокруг ключевых кодов самого Кристобаля: тут и жесткий структурный силуэт, и архитектурные формы, и футуризм.

Благодаря незаурядному коммерческому чутью нового дизайнера Balenciaga вернулись в строй. Жескьер сделал основным предметом продажи дамские сумки, на которых в 2006-м Дом заработал 35 процентов всей годовой прибыли. В том же году он курировал ретроспективную выставку творчества Баленсиаги. Там он невозмутимо занял один этаж исключительно собственными моделями. Дополнительные очки Жескьеру начислило еще одно его творение — скандально дорогое. «101 370 долларов за платье!» — писали газеты, повторяя и повторяя имя Balenciaga.

Александр Ванг

2012 — 2015​

Если Жескьер взялся цитировать Кристобаля Баленсиагу, то от сменившего его Александра Ванга ждали другого — шоковой терапии, какую потом на наших глазах устроили Симонс в Dior, Слиман в Saint Laurent и Микеле в Gucci. А вот Александр Ванг не выбрал ни первое, ни второе. Он решил найти компромисс. Взял узнаваемые баленсиаговские силуэты и соединил их с уличной модой. Компромисс вышел на «хорошо», но никому он был не нужен. Ни переворота, ни даже мало-мальского скандальчика Ванг не выдал. Именно поэтому, как сошлись позже во мнении критики, Александру Вангу и не удалось надолго задержаться в Balenciaga.

А надежды на него были велики. Казалось бы, спортивная уличная эстетика, заточенная под коммерческий комфорт, в замесе с французским кутюром должны были дать гремучую смесь. Но не случилось. Случилось, что Ванг мыслит коммерчески, а не концептуально. Так что его отпустили с миром. Ну не повезло. И это мы не про талант и не про умение расшифровывать ДНК бренда. С этим у Ванга все в порядке. Это мы про чувство времени, которому в тот момент нужна была революция, а не цитаты, цитаты и цитаты…

Демна Гвасалия

2015 — настоящее время

Но уже в следующий раз Balenciaga с этим самым чувством времени очень сильно повезло. Нового дизайнера подбирали именно для революции. Поэтому на волне тренда выискивать безымянные таланты, а не приглашать раскрученную звезду, от руководства ждали сюрприза. И получили. Демна Гвасалия пришел сюда именно для того, чтобы шокировать. Чтобы менять силуэт и задавать тренды, а не вписываться в них. Собственно, всем этим на протяжении 15 лет занимался сам Кристобаль Баленсиага. Если серьезно, он ведь как раз был за моду, не равную и не синонимичную красоте. Многие его изобретения нарекли монстрами. И именно это — единственное, что есть общего между родившимся в 1981 году в застигнутой войной коммунистической Грузии социологом Гвасалией и испанским кутюрье Баленсиагой, который открыл свой первый Дом моды ровно сто лет назад. И этого единственного, зато самого главного, оказалось более чем достаточно.

В студию Balenciaga ворвался дух берлинских ночных клубов: зазвучали истории про жизнь за железным занавесом, по утрам загремела из колонок «Русская дискотека 80-х», а рядом с архивными фотографиями бальных платьев 50-х на мудборде разместились изображения униформы обслуживающего персонала общепита. Само собой, той абсолютной хозяйской свободы, которой Гвасалия пользуется в Vetements, в Balenciaga у него нет. Но то, что он делает, и без нее более чем радикально. В этом ключе компромиссные жесты вроде воспроизведенных архивных кутюрных платьев основателя, которые Демна показал в феврале на осенне-зимнем шоу по случаю столетия бренда, на фоне прочего беспредела выглядят особенно трогательно.