Поиск
9 февраля 2018

«Дети не должны быть жертвами моды»: как дизайнеры защищают право на детство

Во Флоренции прошла 86-я выставка детской моды Pitti Bimbo осень-зима 2018−2019

Сразу после выставки мужской моды Pitti Uomo во Флоренцию слетаются на грандиозный смотр детских коллекций Pitti Bimbo. Это не только мероприятие, во время которого байеры расширяют деловые контакты и договариваются о заказах и сроках поставок, но и возможность определить вектор, в котором движется детская мода, и чему она учит своих будущих потребителей. Новая, 86-я по счету, выставка, которая традиционно проходит при поддержке министерства экономического развития и итальянского агентства по торговле, вновь собрала участников и гостей на территории крепости Фортецца да Бассо. На этот раз — вместив на территории площадью 47 тысяч квадратных метровк орнеры 578 брендов. Львиную долю списка участников составили итальянские марки, однако Pitti Bimbo дает возможность заявить о себе брендам со всего мира: из Франции, Венгрии, Испании, Германии, Португалии, Японии, Турции, США, Австралии, Арабских Эмиратов и России.

Так, на прошедшей Pitti Bimbo в центре всеобщего внимания оказалась именно российская марка — бренду #mumofsix Стеллы Аминовой досталась премия One To Watch Pirouette Award, которой каждый сезон чествуют самого многообещающего новичка. Стелла Аминова создает одежду для детей и подростков от 0 до 12 лет, прислушиваясь к собственному пониманию детской моды: «Уверена, что дети не должны быть жертвами моды. Им все равно — о брендах и трендах они узнают, только если мама им расскажет. Это правильно — дети должны думать об учебе и досуге. А вещам достаточно быть удобными, комфортными и качественными». На фоне глобальной концепции детской моды, играющей во взрослые тренды, такой подход оказывается наиболее прогрессивным.

Стелла Аминова
Стелла Аминова

 #mumofsix
#mumofsix

На протяжении последних нескольких сезонов главным вектором развития детской моды было копирование взрослой. Логично — миру моды нужна свежая кровь, поэтому, воспитывая новое поколение клиентов, индустрия предлагает детям то, о чем они мечтают больше всего на свете: возможность быть похожими на взрослых. Легализовав детские права на моду с помощью концепции «ребенка как уменьшенной копии взрослого», последние несколько сезонов ведущие модные бренды один за другим запускали детские коллекции, выстраивая их как продолжение основной, «взрослой» линейки — то есть с использованием идентичных тканей, принтов и фасонов, как бы рекомендуя подрастающим модницам перенимать опыт у своих модных мам. Так, запущенная еще при Альбере Эльбазе линия Lanvin Petite делает ставку на фирменные романтичные воланы и пышные банты. Детская коллекция Balenciaga выросла из миниатюр бестселлеров для взрослых: свитшотов, треников и дождевиков и кроссовок-носков Balenciaga Speed Trainer с бесшовным трикотажным верхом — все от и до с логотипом, стилизованными под эмблему кандидата в президенты США Берни Сандерса. А в Fendi взрослых и маленьких клиентов дифференцируют разве что с помощью аксессуаров: если малышам показаны индейские роучи и цветочные венки, то модницам постарше — сумки и туфли из кожи рептилии. Одним из последних — лишь в прошлом году — в игру вступил Риккардо Тиши, но правила нарушать не стал и накануне ухода из Givenchy представил дебютную коллекцию Givenchy Kids, в которой есть все, за что Givenchy любят взрослые, только в мини-формате: толстовки, кожаные косухи и бушлаты сплошь в гранжевой эстетике и исключительно черного цвета.

В новом сезоне все как повелось: Дольче и Габбана предлагают красочную сицилийскую роспись, точно отшивают детские коллекции из ткани, оставшейся после раскроя основного ассортимента, и повторяя взрослые платья в меньшем размере, Марк Джейкобс — что в детской, что во взрослой коллекции — пропагандирует хип-хоп, а Алессандро Микеле учит малышей обращаться со своими фирменными красочными принтами, превращая детский гардероб из классических блейзеров, юбок в складку, меховых бомберов, кейпов с эполетами, пестрых чулок и бейсболок в монограммах в настоящую пеструю фантасмагорию. В качестве кульминации — программный показ Monnalisa 50th Anniversary. A Golden Age в честь полувекового юбилея марки Monnalisa, который креативный директор Барбара Берточчи закрывает эффектными парными луками из одинаковых взрослых и детских платьев.

Пока мамы и дочки экспериментируют в ключе «мы с Тамарой ходим парой», социологи предупреждают: детская одежда, скопированная со взрослой, автоматически позиционирует как копию взрослого и самого ребенка, лишая его возможности выбора. Чтобы оценить последствия этой тенденции, достаточно вспомнить самый свежий из скандалов с Ким Кардашьян. На этот раз телезвезде досталось за линейку детской одежды The Kids Supply, над которой она работала вместе с мужем Канье Уэстом. Копилка модных копипастов блога Diet Prada тут же пополнилась новым экземпляром. Тут сразу обратили внимание на то, что детская одежда от Ким и Канье — это копии маст-хэвов из взрослых коллекций известных брендов: от Off-White до Comme des Garçons. В частности, предметом жарких обсуждений стало блестящее серебристое платье Vetements. Изначально у марки Демны Гвасалии в линейке было только «взрослое» платье, но специально для дочурки Ким и Канье — малышки Норт — Демна создал «мини-версию» знаковой вещи. Дабл-лук мамы и дочки в роли маленькой маминой копии вызвал огромный резонанс, однако ставить производство этого платья на поток дизайнер не стал, а вот Ким с ее талантом зарабатывать не могла упустить такую возможность. Отличия двух версий в дизайне минимальны, поэтому не слишком сведущие покупатели решили, что обе вещи принадлежат одному и тому же бренду. Ким, разумеется, тут же обвинили в плагиате, но та не растерялась и ответила: «Идея нашей марки The Kids Supply в том, чтобы у взрослой одежды, которая всем так нравится, появилась версия для детей. На платье от Vetements, которое надевала Норт, был огромный спрос, все тут же захотели купить такое и для своих детей. Поэтому мы воспроизвели его под нашим брендом, назвав модель Demna, — это своеобразный оммаж дизайнеру».

В то время как Diet Prada возмутил сам факт копирования модели чужого бренда, общественность бьет тревогу, наблюдая за тем, как надетая однажды копия маминого платья автоматически втянула 4-летнюю Норт в большой модный скандал. В этом смысле мода на детскую одежду становится символом глобального приобщения детей ко взрослым играм — родители регистрируют детей в соцсетях, патентуют их имена как торговые марки и превращают дитя в логическое продолжение собственного образа жизни. «С одной стороны, следование детской моды ключевым трендам взрослой приобщает подрастающее поколение к спорту как образу жизни, осознанному потреблению и бережному отношению к окружающей среде. Но одновременно с этим подает им и другие — куда более спорные и даже вредные примеры. Концепция ребенка как уменьшенной копии взрослого превращает малыша в логическое продолжение образа родителя — этакий модный аксессуар, который обязан вписываться в комплект, — констатирует Катерина Сатта, профессор кафедры социологии и методологии социальных исследований факультета социологии и хозяйственного права Болонского университета, которая открыла 86-ю Pitti Bimbo своим программным выступлением «Репрезентации концепции детства в моде». — Мы лишаем детей права выбора, прививая им ценность красивой картинки тотального успеха. Но это ли нужно нашим детям? Возможно, что миллионы фолловеров в Instagram, контракт с крупным брендом и лицо на обложке журнала — вовсе не то, о чем мечтает ребенок. В этом смысле мы автоматически превращаем свое дитя в пассивный, слабый, не имеющий права голоса субъект, вместо того чтобы воспитывать будущего взрослого, свободного выбирать и нести ответственность за свой выбор», — заявляет Катерина Сатта. Но говорит об этом с абсолютной уверенностью в том, что ситуация поправима. В конце концов, в истории такая революция в философии детства однажды уже случилась.

Вспомним, как это было. До середины 18 века в малыше видели и ценили лишь будущего взрослого, изображая его на полотнах со всеми регалиями социального статуса семьи в соответствующей рангу одежде — огненно-красном атласе в обрамлении накрахмаленных кружев. Вот почему высокородные дети вроде маленьких Джорджа и Фрэнсиса Вильерсов на портрете кисти сэра Антониса ван Дейка повелительно указывают рукой на любовно возделанные земли фамильных усадеб, восседают на троне или бесстрастно взирают с барельефов в обрамлении надписей, сообщающих об их ранге, олицетворяя преемственность родительского статуса. Однако уже в конце того же столетия вступает в свои права философия Нового времени. Возникает идея детства как особого возраста, который следует ценить и оберегать. Живописцы этого периода Джошуа Рейнольдс и Томас Лоуренс словно иллюстрируют заветы религии Жан-Жака Руссо, воспевавшего воспитание детей в условиях «природной естественности», предлагая как можно больше держать их на свежем воздухе и наряжать в простую, легкую, свободного покроя одежду — воздушные платья с рукавами-«фонариками» и поясом под грудью. Такие вещи открывали лишь те части тела, которые менее всего ассоциируются со взрослой сексуальностью, и способствовали созданию образа идеальной парящей бестелесности.

Именно такая одежда стала костюмом реальных детей 19 века и вошла в массовое сознание как вневременной символ детской невинности. С тех пор две эти концепции снова и снова чередуются друг с другом. Очередная смена власти должна случиться на наших глазах — обещают организаторы новой Pitti Bimbo и объединяют на программном шоу KidzFIZZ Colour Carpet Fashion Show коллекции Alitsa, Mr. Uky, Iglo + Indi, Unlabel, Andorine, Oh My Kidswear, Zombie Dash и Le Mu — сплошь из хлопковых платьиц в рюшах, сборках и кружевах, словно иллюстрирующих заветы Руссо: никаких логотипов, неона и спандекса. По тому же принципу выстроена коллекция Secret Garden из уютных свитеров грубой вязки и тюлевых юбок в пол, Aletta из воздушных платьев с поясом под грудью, Pure из льняных туник и свободных брюк и Piccola Giggiola из «крестильных» чепцов и длинных пышных платьев с каскадами оборок по подолу. Для закрепления материала — объединенное шоу брендов из секции The Apartment в формате постановочного дефиле, которое создает атмосферу кутюрного ателье. На подиуме — коллекции Pero, Nicolia, Piccola Ludo, Velveteen и The Small Gatsby, которые в новом сезон объединяют исторические цитаты из европейской моды 1900−1930 годов — безразмерные пальто-коконы, платья-ночнушки и многослойные пышные капроновые сборки — идеальная парящая бестелестность в приглушенной неброской, точно «пыльной» музейной палитре.

 Оливьеро Тоскани
Оливьеро Тоскани

Нельзя пройти и мимо экспозиции фотографий Оливьеро Тоскани для кампании Benetton Kids под лозунгом «Плохой — это новый хороший», одобряющей право на непослушание даже самых дисциплинированных детей как попытку отстоять свой голос. Бунтарскому настроению выставки вторит показ коллекций испанских дизайнеров Kid’s Fashion from Spain, уже являющийся обязательной частью программы Pitti. В этом сезоне его участниками стали бренды Barcarola, Boboli, Desigual, Foque, Mayoral, Tartaleta и Tuc Tuc, общими силами превратившие подиум в павильоне Sala della Ronda в школьный коридор и столкнувшие на нем отличников в образцовых брючных костюмах, блейзерах и юбках в складку и ничуть не устающих им в обаянии хулиганов в джинсах с заплатами и кожаных косухах.

Kid’s Fashion from Spain
Kid’s Fashion from Spain

Оттуда тропинка ведет к павильону SuperStreet, посвященному хулиганской уличной моде, которая в новом сезоне призывает выбирать одежду по понравившемуся лозунгу. Скажете, это очередное продолжение взрослого тренда, например моды на вещи-манифесты, ставшей частью антитрампистской политики? «Скорее наоборот, — комментирует креативный директор Vingino Дани Клайс, украсившая уютные свитшоты, балетные юбки, бомберы из кожзама, спортивные брюки с лампасами и цветные шубы надписями Girls rule, Future is femme, Girl power, Rebelle, It's a wild world и Icon. — Засилье слоганов — одна из главных особенностей детских коллекций. Дети их обожают — они помогают им заявить о себе. В этом смысле параллель с актуальным трендом во взрослой моде оказывается лишь совпадением. Детская мода здесь не следует за взрослой, скорее взрослая перенимает особенности детской». Бренды из секции SuperStreet хором призывают маленького модника сформулировать собственный девиз, предоставляя на выбор жизнеутверждающие вариации: Someday soon I will change the world, Leader, Rebel style, I am a Supergirl, It-girl of the future или Unstoppable Mickey.

Последняя формулировка — из совместной капсулы Monnalisa c Disney, который, к слову, регулярно снабжает дизайнеров детских марок новыми идеями. Самые востребованные из них — образы супергероев, которых дети выбирают себе в кумиры. Для подрастающих модников это не Ким Кардашьян и Канье Уэст, а персонажи любимых мультфильмов. На этой волне итальянский дизайнер Алессандро Энрикеза в сотрудничестве с телеканалом Cartoon Network призвал молодых перспективных дизайнеров попробовать свои силы в создании коллекции детской одежды, интерпретирующей самые узнаваемые мультяшные и кинообразы. Ту же тему развивает и проект Nice Licensing совместно с Болонской детской книжной ярмаркой, в рамках которого появилась серия капсул детской одежды в сотрудничестве с компаниями Barbie, Hot Wheels, Pokémon Company Ltd, Global Brands Group, The Smurfs, The Simpsons и Keith Haring. На выходе — коллекции-посвящения любимым детьми и взрослыми Розовой Пантере, Симпсонам, Бетти Буп, Дораэмону и Человеку-пауку. Ту же тему подхватили в Guess, включив в новую коллекцию капсулу Леди Баг — маленькой парижанке Маринетт Дюпен-Чен, которая превращается в Вандервумен и защищает город от злодеев, из французско-корейского мультсериала от Zagtoon и Method Animation. «Но какого бы героя ваше чадо ни выбрало себе в кумиры, совершенно необязательно тут же сообщать всем об этом в Instagram в комментарии под снимком маленького модника в образе любмого персонажа. В конце концов, задача родителей — научить ребенка быть счастливым, а не знаменитым», — подытоживает все увиденное главный редактор журнала о детской моде Luna Magazine Лиза Мари Басиль.