Поиск
1 сентября 2013

Мода по‑русски, или миссия выполнима

Карина Варивода, Наталья Лучанинова и Лидия Александрова открыли online-магазин Dress One. О своем патриотичном проекте они рассказали Harper’s Bazaar.
Мода по‑русски, или миссия выполнима
  • Текст: Мария Колосова
  • Фотограф: Илья Вартанян
  • Стилист: Светлана Вашеняк
  • Макияж: Наталья Малова, Елена Анисимова
  • Прически: Светлана Алпатова
  • Ассистент фотографа: Ярослав Клоос
  • Ассистент стилиста: Екатерина Табакова
  • Продюсер: Нино Аршба

Наша встреча с Натальей Лу­ча­ни­новой и Лидией Алек­санд­ровой начинается с уговора: мы не будем обсуждать историю их знакомства друг с другом и то, почему они решили открыть интернет-магазин Dress One. Знакомы они уже много лет, а идея, как водится, лежала на поверхности. Им троим (Наташе, Лидии и Карине Вариводе, которая, к сожалению, на нашу встречу не успела, оно и понятно — генеральный директор вынужден отвечать за все и сразу) давно стало очевидно, что fashion-бизнес сегодня имеет смысл открывать только в интернет-пространстве. Опытному байеру и в прошлом генеральному директору компании «Русмода» Лидии Александровой было очевидно и то, что время российских дизайнеров наконец-то наступило. Собрать лучших из них, предоставить им функциональную, современную и удобную для клиентов площадку с четко отлаженной системой доставки — такую задачу изначально поставили перед собой девушки. И справиться с ней получилось сразу: магазин работает уже больше трех месяцев, и в его ассортименте можно найти как не нуждающиеся в представлении (Alena Akhmadullina, À la Russe, Chapurin, Arsenicum, Valentin Yudashkin, Viva Vox), так и совсем молодые бренды: Les', Ruban, Olya Shikhova, Roi et Moi.

«Нам хотелось сделать не online-магазин для узкой аудитории, вроде наших подружек и ближайшего круга знакомых, а востребованный и доступный проект для всех, кто любит и ценит красивую одежду», — рассказывает Наташа Лучанинова, которая в этом трио отвечает за коммуникацию с прессой, рекламу и развитие. Ценовая политика dressone.ru достаточно гибкая: от 3000 рублей за толстовки с принтами от Capslockshop до шестизначных цифр на меха (в осенне-зимней коллекции Viva Vox, например, прекрасные накидки из лисы) и ювелирные украшения Axenoff Jewellery. «Мы верим в то, что выбрали правильный путь, с коммерческой точки зрения. За 20 000 рублей вы едва ли сможете купить крутую вещь от бренда вроде Valentino, Louis Vuitton или Proenza Schouler. Однако за те же или даже меньшие деньги вы сможете найти что-то концептуальное, необычное по крою и прекрасное по качеству у Lublu Kira Plastinina, Natalia Valevskaya, Tzipporah by Natasha Goldenberg или Ruban. Все больше и больше женщин ищут не громкие имена на лейблах, а что-то очень индивидуальное, редкое, и бирка с надписью «Сделано в России» для них не помеха», — по­свя­щают меня в свою стратегию Лидия и Наташа.

На Лидии Александровой
блуза, Tzipporah by Natasha Goldenberg; брюки, Boss Black; туфли, Casadei

Однако на продаже вещей команда Dress One останавливаться не намерена. «Специфика работы в России заключается в том, что в нашей стране нет легкой промышленности как таковой. Подавляющее большинство дизайнеров не имеют профессиональных навыков по фундаментальному выстраиванию бизнеса. Нет у них и представления о том, как наладить механизмы, связанные с PR, рекламой и дистрибуцией, — объясняет Лидия. — Своей площадкой мы хотим помочь индустрии заработать на качественно другом уровне: когда покупатель в любой момент может найти необходимый ему товар и получить грамотную консультацию, а дизайнер, в свою очередь, обретает возможность быть доступным широкой аудитории (а не в суперсекретных шоу-румах где-то в бывших заводских пространствах) и получать поддержку посредством наших собственных съемок и спецпроектов, которые мы намерены организовывать».

В планах у Наташи, Лидии и Ка­ри­ны — отыски­­вать талантливых юных дизай­неров прямо на студенческой скамье текстиль­ных вузов, создавать систему грантов, стипендий и разовых поощрений с целью развития молодых марок и, конечно же, расширять ассортимент онлайн-магазина. География Dress One будет шириться: вслед за брендами из России девушки обещают начать работать и с дизайнерами из Грузии, Украины, Латвии и Литвы.

«В новом сезоне у нас ожидается пополне­ние: романтичная, очень женственная одеж­да в духе 70-х от Vilshenko, туфли и сапоги Alexander Siradekian (поверьте, это достойная альтернатива любимой всеми обуви с красной подошвой!), сложная и элегантная коллекция от Alexander Arngoldt, выполненная по кутюрным канонам: большая часть каждого изделия отшивается вручную», — рассказывает fashion-директор Александрова.

В Dress One не предлагают дизайнерам эксклюзивных контрактов. «Мы заинтересованы в том, чтобы наши «подопечные» хорошо продавались как у нас, так и в других местах. Если марка коммерчески успешна, она может расти и развиваться, дизайнеры тогда имеют возможность закупать все более и более качественные ткани, производить большее количество вещей и вкладывать средства в рекламу и PR. Хотя на сегодняшний день бренды «КУКЛЫ» и Alexander Kondakov, украшения Sweet Stuff Jewelry и определенные модели Masterpeace вы найдете только на нашем сайте», — хвастаются наперебой Лидия и Наташа.

«Приходилось ли нам отказывать дизайнерам в возможности продаваться через Dress One? — переглядываются Лидия и Наташа, повторяя мой вопрос. — Да, приходилось. Маше Цигаль, например. И сделали мы это потому, что хорошо относимся к самой Маше, к ее бренду. Сейчас ей надо переосмыслить то, что она делает, возможно, найти новый качественный подход к производству и к дизайну. Наш отказ в данном случае означает одно: мы заботимся как о репутации дизайнера, так и о нашей собственной. Покупатель нашей мечты — это пытливый человек, который нашел то, что искал, остался доволен товаром и обязательно вернется к нам снова». И Harper’s Bazaar уверен: эта миссия команде Dress One по плечу.

Платье, Lublu Kira Plastinina
Chapurin
Vilshenko
Viva Vox