Поиск
22 октября 2013

Раф Симонс и силы природы

Креативный директор Dior Раф Симонс объединился с художником Робертом Лонго, чтобы в очередной раз подтвердить: мода — это вид искусства.
Раф Симонс и силы природы
  • Текст: Джоан Джулиет Бак
  • Стиль: Джоанна Хиллман
  • Фото: Скай Пэррот

В жизни Раф Симонс производит неоднозначное впечатление. Он общительный, но в то же время замкнутый. Он не любит фотографироваться и часто во время финального поклона надувает нижнюю губу — видимо, от смущения. Рафу 45, но у него фигура подростка. Он не носит часов и пользуется старым примитивным телефоном, на котором набирает сообщения быстрее всех. Да и одевается он, как студент: свитер с заплатками на локтях поверх красной рубашки, темные брюки. Единственное, что выдает в нем человека из мира моды — ботинки с шипами. «Prada, — говорит дизайнер. — Старые».

Нанятый в апреле прошлого года в Dior, интеллигентный и вдумчивый Симонс принес в легендарный Дом антверпенский дух, совершивший революцию в моде 90-х. Он начинал с коллекций мужской одежды со странными названиями вроде «Горе тому, кто плюет на Поколение Страха… Ветер принесет все обратно» или «Черные ладони», приводивших в восторг подростков и представителей радикальных субкультур. Однако уже в 2005 году Раф начал создавать прекрасные женские коллекции в Jil Sander.

В общем, в моде он не новичок, но Dior есть Dior. Да и первую коллекцию ему пришлось создавать за семь недель. Управляющий директор группы Dior Сидни Толедано заявил: «Раф отдал коллекции всего себя. Свежесть его взгляда идет бренду на пользу».

В интервью France 24 Симонс рассказал о дне, когда получил работу в Dior: "Выйдя из офиса, я пошел куда глаза глядят. Кажется, прошел километра четыре». Это был момент озарения в духе Вернера Херцога. Кстати, год назад французский акцент Рафа был куда менее изящным: название бренда из его уст звучало как «Диох».

модель в Dior на фоне работы «без названия (запуск ракеты)».
костюм из денима, Dior. «без названия (длинное крыло ангела»),Роберт Лонго.
костюм из денима, Dior. «без названия (длинное крыло ангела»), Роберт Лонго.

Родной язык Симонса — фламандский. Он родился в местечке Неерпельт в ста километрах от Антверпена. Отец был ночным сторожем, мама делала уборку в домах. После окончания католической школы Симонс продолжил учебу в соседнем городке Генк — поступил на факультет промышленного дизайна, мечтая создавать практичные вещи: «Мебель, машины. Велосипед для ребенка-инвалида. Удобную дверную ручку». На вопрос, почему он оставил промышленный дизайн ради моды, Раф отвечает: «Когда созданный тобой объект уходит в производство, он больше не имеет к тебе отношения. Мода же неразрывно связана с телом и психологией человека».

Сегодня, придумывая для Dior по шесть коллекций в год, Симонс продолжает работу над собственной мужской линией. Его жизнь четко поделена: «Выходные я провожу в Антверпене. Восстанавливаю силы, погружаюсь в другой мир. Город маленький — передвигаюсь исключительно на велосипеде. Мне нравится проводить время в тишине и покое, а когда работаешь в большом Доме, вокруг всегда куча людей, и это непросто».

Современное искусство — неотъемлемая часть работы и жизни Симонса: он серьезный коллекционер. Так, на прошлой лондонской арт-ярмарке Frieze его энтузиазм поразил креативного директора линии аксессуаров Камиль Мичели: «Мы пришли в 10 утра, а ушли в 7 вечера: Раф рассматривал каждый экспонат. Он одержим искусством». «Я всегда занимался чем-то таким, — объясняет Раф. — Снимал видео, преподавал в университете Вены, курировал арт-проект для фонда Pitti Discovery».

Выйдя из офиса, я пошел куда глаза глядят. Кажется, прошел километра четыре

Будучи единственным ребенком в семье, Симонс мечтал о братьях и сестрах, но родители согласились лишь на домашнее животное, и это была не собака, а сурок. Но и он не задержался в семье надолго. «Я избаловал его до чертиков — кормил отменным салатом. Он обожал салат. Каждый раз, когда мы открывали холодильник, сурок видел салат и начинал орать как ненормальный. Однажды отец не выдержал и потребовал избавиться от него… Когда мне исполнилось 18, я сбежал из дома без оглядки. В юности же тянет в большие города — к моде, к искусству».

В Антверпене он носил ботинки Dr. Mar­tens и танцевал ночи напролет. На дворе был конец 80-х, и Бельгия становилась центром новой моды под предводительством Линды Лоппа — главы факультета моды в Королевской академии изящных искусств. В 1991 году дизайнер Вальтер ван Бейрендонк (Раф стажировался у него) взял его на парижский показ Мартина Маржелы, и Симонс влюбился в моду.

Однако прежде чем окунуться в этот мир с головой, Раф несколько лет работал дилером на блошиных рынках и создавал садовую мебель. Сам он называет это время «инкубационным периодом». В 1995 году он подружился с Линдой Лоппа. «Мне хотелось, чтобы она поверила в мой талант — в то, что я достоин учиться на ее факультете. Она же заявила, что я могу добиться успеха без чьей-либо помощи и отправила меня к Даниэле Гизелли, агенту по продажам одежды в Европе». В итоге 35 вещей, созданных Симонсом в качестве теста, появились в миланском шоу-руме рядом с одеждой Helmut Lang — и были распроданы все до единой.

Вскоре он нашел партнера, а агенты из Dries Van Noten помогли с организацией бизнеса. Симонс стал жить с Вероник Бранкино, еще одним талантливым дизайнером из Антверпена (они расстались в 2000 году). «В то время мы не думали о мире моды. Мы просто хотели тусоваться, создавать одежду, делиться идеями. Мы не обдумывали каждый шаг и не стремились к коммерческому успеху».

Но успех пришел к нему сам — после первого же показа в Париже в 1996 году, когда Рафу было всего 27 лет. Он стал новой иконой моды: стоило Симонсу ненадолго выкрасить волосы в черный — все парижские тусовщики делали то же самое. Юноши голодали, чтобы носить его одежду. В то время Симонс, как и Маржела, отказывался фотографироваться. «Для меня это было делом принципа. Не понимаю, почему это вызвало такой резонанс».

Мне нравится проводить время в тишине и покое, а когда работаешь в большом Доме, вокруг всегда куча людей, и это непросто

До того как Jil Sander наняли Симонса в 2005 году, он не создал ни одной женской вещи, но всегда мечтал об этом. «Дизайнеров можно поделить на два типа. Одни остаются верными своему стилю, даже если он эволюционирует со временем; другие же меняют творческое видение от сезона к сезону — я называю их «прыгунами» и сам отношусь к этому типу». В Jil Sander Симонс стал пристально изучать историю моды и открыл для себя творчество Кристиана Диора. «Его влекла близкая мне идея природной женственности. Я ведь вырос с любовью к природе и чистоте линий». Его одежда для Dior полна уважения к истории бренда, но при этом абсолютно современна — он не боится экспериментировать.

Коллекции haute couture — новый опыт в работе дизайнера. «Если мне хотелось сшить объемное платье в Jil Sander, я выбирал плотную ткань, а в кутюрном ателье Dior я могу отдать мастерам легчайший прозрачный шелк, и они вручную создадут из него любую форму». Окрыленный свободой и неограниченными возможностями, в осенней коллекции Симонс вновь удивил всех жакетами с закатанными рукавами, платьями-шибори с четким силуэтом и твидовыми костюмами в «гусиную лапку». Он хотел продемонстрировать «мастерство ручной работы и воспоминания о творчестве Диора». Отсюда идея использовать в качестве принта ранние иллюстрации Энди Уорхола.

В финале нашей встречи Раф заводит разговор о скоротечности жизни. «Иногда мне становится страшно, что мода может уничтожить собственное очарование чрезмерной доступностью. Разве это нормально — такое количество коллекций в год? Я постоянно слышу подобные жалобы, однако сейчас людям подавай все и сразу. В 1990-х после показов клиенты терпеливо ждали, когда коллекция поступит в продажу, и в этом была своя магия. Когда приходится долго ждать желаемое, вы наслаждаетесь вещью гораздо дольше. А когда вы получаете все здесь и сейчас, как долго продлится очарование?»

Модели: Daiane Conterato и Diana Molodovan; прически: Sandy Hullett; макияж: Tatyana Makarova для Dior; маникюр: Kiyo Okada @ Garren New York для Dior Vernis; производство: Mary-Clancey Pace @henstooth pro.com. проекции: Dawn of Man Productions.